ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Пошли!

Перебежками преодолеваем открытое пространство, морпехи держат под прицелом выход со склада. Соединяемся с основной группой…

– Что здесь за чертовщина творится… – Пуласки был рассержен и раздосадован, такого он явно не ожидал. Расслабились – бандиты с ружьями и винтовками, одержимые – а тут – на тебе! Гранатомет!

– Хрен его знает! Но за спиной это оставлять нельзя, согласен? Давай – мы на броннике подкатим прямо под окна и выйдем на второй этаж. Дальше там – по обстановке… «Папа» потряс головой, поправил каску. Похоже, контузило слегка…

– Давай! Мы здесь остаемся… Вам никто и не предлагает…

Бронник пофыркивал двигателем, прикрытый стеной ангара. На броню я не забрался – буквально взлетел. Постучал прикладом автомата по люку…

– Что за…

Сначала высунулся ствол пистолета, потом и рожа механика – водителя. И правильно – тут что угодно может быть…

– Сейчас сдвинешься вперед, тут метров пятьдесят! Я тебе по люку стукну, когда стоп…

– Охренел? Пока двигаемся, нам из РПГ (прим автора – этот термин и в советской и в американской армии обозначает одно и тоже) засадят!

– Какой РПГ, на дверь два десятка стволов смотрит! Давай, заводи свою шарманку!

Из РПГ то не засадят – а вот если из окон пару гранат вывалят – самое то будет, всех осколками покромсает…

Рукой описываю круг над головой – общий сбор. Действовать надо быстро – с каждой секундой возрастает вероятность того, что в складе очухаются и придумают какую-нибудь новую пакость….

– Штурмуем через окна второго этажа. У кого – нибудь зеркальце есть или что-то в этом роде?

– У меня, сэр… – один из морпехов Пуласки, услышав разговор, протягивает хромированное зеркало заднего вида на ручке – явно оторванное с одной из машин старых моделей, у новых такие зеркала обтекаемые…

– Тогда грузимся – и вперед. Двигаемся!

Усаживаемся на броню – вчетвером, больше и смысла нет. Если не сможем вчетвером – не сможем и вшестером, и вдесятером. Интересно, что все-таки в этом складе, что его так обороняют жестоко?

– Поехал, поехал!

LAV-25 начинает двигаться – медленно, словно нехотя, вальяжно преодолевая кочки и неровности. Когда едешь вот так вот на броне, да на приличной скорости – кажется, что попал на родео и под тобой дикий бык. А вот когда двигаемся так вот медленно – вполне даже нормальное, комфортное передвижение…

– Стой!

Слегка качнувшись вперед, бронетранспортер останавливается точно под окном. Вытянув руку с зеркальцем вверх, я пытаюсь разглядеть что-то в темноте склада. Ни хрена не видно – внутри склад не освещен, только какие-то черно-серые, расплывчатые пятна. Не зная, что там внутри штурмовать нельзя – а надо…

Снимаю снайперскую винтовку, кладу ее на броню – она мне там не нужна, только в окне помешается. Автомат вешаю за спину – с одним пистолетом идти нельзя, у тех, кто внутри может быть все что угодно, включая пулемет. Дальше – как на учениях. Два окна – два штурмовика. Остальные двое – пока служат в качестве импровизированной лестницы…

– Приготовились…

Руки сцепить перед собой в замок, прижаться спиной к стене, замереть. Сам не раз служил такой вот «подставкой» – хорошего мало, но делать это кто-то должен…

– Пошли!

Пистолет в руках, первый шаг на сцепленные замком у пояса руки, второй на плечо, толчок – и я уже внутри. Почти бесшумно – стекло разбито пулями. Рядом, в соседнее окно влетает Ли – тощий, но жилистый и крепкий японец, специалист по рукопашному бою, лучший едва ли не на всю дивизию морской пехоты. Из нас он самый маленький и тощий – поэтому и идет первым. А я… и я иду первым, потому что у меня именно штурмовая подготовка и потому что я так привык…

Приземляюсь – на что-то мягкое, скатываюсь с этого, больно и шумно ударившись об перила. Труп! Твою мать! Если кто-нибудь сейчас целится – изрешетить нас ему будет проще простого… Но никто не стреляет…

Глаза постепенно привыкают к полутьме склада – и тут я с ужасом понимаю, где я нахожусь. Склад построен по обычной методе – здоровенное помещение ангарного типа, с наливным полом, по обе стороны на уровне второго этажа – своего рода балконы. Причем сваренные из арматуры и не дающие никакой защиты! Даже пол этих балконов из арматуры – простреливается насквозь! К стене, противоположной от дверей, на уровне второго этажа, прилеплены – как гнезда ос – контейнеры с окнами – помещения для грузчиков и менеджеров. А внизу – сплошные ряды каких-то ящиков, поставленных на поддоны армейского стандарта, стоящие штабелями и приспособленные для быстрой погрузки – выгрузки автопогрузчиками. Максимальный объем помещения как и в любом уважающем себя складе отдан под товары…

– Сэр… – Ли уже рядом, в темноте он двигается быстро и бесшумно, намного бесшумнее меня…

– Передай вниз – немедленный штурм!

Неужели на самом деле больше никого нет? Неужели повезло – перебили всех?

Через минуту в склад с шумом вваливаются морпехи, растекаются по складу, между штабелями. Лучи фонариков жадно шарят по штабелям, выискивая цели… Снизу гремит очередь, я падаю, стараясь прикрыться трупом…

– Свои! Свои, не стрелять!!! Вот придурки – сначала стреляют, потом разбираются…

– Чисто! Помещение зачищено…

– Ли! Посвети-ка!

Тонкий, направленный лучик света фонарика-карандаша разрезает тьму, высвечивая лежащее на спине у самого окна тело – на которое я приземлился… Здоровый – под два метра мужик – и снова то же самое черное полицейское снаряжение, которое я уже видел не раз за последнее время. И в Аризоне, на блокпосту, и в аэропорту и теперь здесь – звенья одной цепи…

Рядом с убитым снайпером лежит и его оружие – в темноте оно кажется длинным, черным пятном, лежащим на сером полу. Поднимаю, подношу к свету – вот это ни хрена себе! Это кто же их так снабжает?!

Немецкая полуавтоматическая снайперская винтовка PSG-1, причем самой последней модификации, на вид совершенно новая. Очень редко встречающаяся – по причине очень высокой цены. Некоторые модификации этой винтовки стоят как небольшой автомобиль. Прицел на ней – тоже соответствующий, не стандартный от Schmidt & Bender, а Zeiss Diarange со встроенным лазерным дальномером, и установлен на кронштейн немецкого армейского стандарта. Только прицел такой пять тысяч долларов стоит.

– Иди вниз… Фонарик одолжи… Я сейчас подойду…

Не отдам ведь, даже под дулом пистолета… Такую винтовку найти трофеем – это уже не удача, это – фортуна! Точность у нее – как у винтовки с затвором Маузера, питается из пяти и двадцатиместных магазинов. В общем и целом – оружие профессионального снайпера…

Зажав зубами фонарик, продолжаю обыск. Упакован дядя – по высшему разряду. Несколько двадцатиместных магазинов к винтовке – сам Бог велел забрать – миниатюрная рация с ларингофоном у горла, GPS-навигатор, три британские гранаты-вспышки, две дымовые. Осколочных не видно. Разгрузочный жилет со встроенной привязной системой – для «городского альпинизма». Несколько пачек с патронами к винтовке. Пистолет – Глок-17, причем кажется доработанный и с глушителем в отдельном кармашке кобуры. Уровень экипировки – не ниже чем у бойца отряда по борьбе с терроризмом. Кто же это такие? Кто их так снарядил?

Забрав все, что можно, иду шмонать второй труп… Он лежит чуть дальше, у второго окна – попадание снайперской пули отбросило его назад и сейчас он свешивался с балкона, едва не падая вниз. Оттащил от края, положил на балкон – снаряжение то же самое, только оружие другое. Опять Heckler-Koch, только на сей раз пулемет. Новенький немецкий ручной пулемет MG-36 с барабанным магазином. Тоже хорошая вещь – магазин на сто патронов, два штатных прицела. Получается, снайперская пара – стрелок и боец прикрытия. Если бы они нас ждали, если бы мы не смогли на все сто воспользоваться фактором неожиданности – сейчас бы кровью захлебнулись. Снайпер – это страшно…

Винтовку забираю с собой – а то ей вмиг ноги приделают. Пулемет оставляю на месте – возможно, еще вернусь за ним. Автомат на спину, пистолет в кобуру, винтовка в руках. Спускаюсь вниз – лестница противно подрагивает и поскрипывает под ногами, как будто вот-вот грохнется…

47
{"b":"117298","o":1}