ЛитМир - Электронная Библиотека

– Однажды он толкнул пару граммов паленого героина какому-то мексиканскому парню. Малыш попался зубастый, из «Латинских королей» [13], в верхушку выбивающийся. – Эван пригубил пиво. – В итоге Терри умер от кровопотери в подвале канатного склада на Саут-Корлисс-стрит.

К горлу подкатила жуткая тошнота. Действительно, знакомая до боли история. Сотни вариаций подтверждают, что старые привычки до добра не доведут. Не наркотики и не начинающий гангстер послужили причиной смерти Терри. У подобных историй существует единственно возможный конец. Терри погиб, потому что не смог остановиться, не сумел изменить свою жизнь. Дэнни уже давно пытался понять, что для него значил Эван. Похоже, ответ нашелся: абсолютно ничего.

Пора домой.

– Слушай, друг, рад был встретиться, но мне нужно бежать. Помрачнев, Эван повернулся к стойке, сжимая кружку.

– Ага.

– Дела, знаешь ли, работа у меня. – Дэнни потянулся за курткой. – В строительстве.

– По стопам отца.

– Вроде того, только по большей части в офисе. – Внутренний голос настойчиво советовал не вдаваться в подробности, но слова вырвались сами собой. – Начальник строительства.

По-прежнему не глядя на Дэнни, Макганн кивнул:

– Молоток! Все лучше, чем цемент месить.

– Да уж. Ладно, еще раз поздравляю с освобождением. – Достав бумажник, Дэнни выложил на стойку две двадцатки.

– Пиво мог бы и не проставлять.

– Что за дела? Я понимаю, пустяк, но хочется сделать хоть что-то приятное.

Что за чушь он несет?!

Эван не ответил.

Внутренний голос предупреждал об ошибках, канат над пропастью раскачивался. Дэнни почти потерял равновесие, черная пасть бездны уже ждала его. Однако выпивка, громкая музыка и мысли о наркомане Терри, истекающем кровью на грязном бетоне, оказались сильнее, и он отмахнулся от навязчивого предчувствия. Только бы выбраться из бара…

Макганн смотрел прямо перед собой, и Дэнни сделал полшага к двери. Надо как-то закончить разговор, а сказать нечего. Сжав рукой плечо приятеля, Дэнни ощутил, как напряглись стальные мускулы.

– Удачи!

Эван только кивнул.

Глава 6. В небесной синеве

Безумный рев трибун донесся со стадиона «Ригли-Филд» – наверное, «Чикаго кэбз» снова забили. В Бриджпорте болели за «Уайт сокс». Дэнни не особо интересовался бейсболом, но ему нравилось, как солнце прогревает пожарную лестницу и зеленые улочки тихого района.

Все было по душе: и кондоминиум, и квартирка на втором этаже с деревянными полами и настоящим камином, и мелкий домашний ремонт по выходным. Эван взвыл бы, увидев, как приятель ползает на коленях и красит балкон с тем же усердием, с каким когда-то вскрывал замки. Вспомнив о бывшем сообщнике, Дэнни поежился, потом взял себя в руки. Какая разница, что подумает Эван? Все это в прошлом.

– Эй, копуша! – Карен вышла на балкон, собирая длинные волосы в хвост. – Кто мне свидание обещал?

Дэнни с улыбкой притянул ее к себе и почувствовал, как подалось под руками и затрепетало от прикосновения стройное тело. За все эти годы она не утратила ни капли привлекательности. Рука Дэнни скользнула по изгибу округлого бедра…

– Ну нет, Ромео! – лукаво улыбнулась Карен, вырываясь из его объятий. – Тебя босс ждет.

– Подождет! – простонал Дэнни.

– Не канителься! Закончишь дела – сводишь меня в зоопарк и купишь сахарную вату. – Уходя с балкона, Карен бросила кокетливый взгляд через плечо. – Глядишь, повезет.

Дэнни рассмеялся и вышел вслед за ней.

Через тридцать минут он был на Северном берегу, где дом с двумя спальнями стоил не меньше полумиллиона. Ричард, босс Дэнни, жил в квартале от озера, и спален у него было пять. К английской усадьбе с огромной лужайкой вела подъездная аллея. Перед домом на столбике был установлен почтовый ящик – миниатюрная копия дома, куда почту закладывали через окно-эркер.

Припарковавшись на улице, Картер вышел из машины и попал в самую гущу семейной драмы. На крыльцо с истошным воплем вылетел Томми, двенадцатилетний сын Ричарда:

– Почему нельзя?! У всех есть, а мне нельзя!

Следом выбежал Ричард с багровым от ярости лицом.

– Меня не волнует, что есть у всех! Не позволю, чтобы ты портил себе мозги игровой приставкой!

– А что тебя волнует? – орал на отца Томми. – Тебя дома никогда не бывает!

– Ты мне этот тон брось, юноша. Я пока еще твой отец.

– Ну, это как сказать… – пробормотал мальчишка и бросился прочь.

– Вернись! Томас Мэтью О’Доннелл, немедленно домой!

Не останавливаясь, Томми обернулся и поднял средний палец. Воплощение подросткового негативизма, он слепо несся вперед, чуть не сбив стоящего у машины Дэнни. Улыбнувшись, Картер поднял глаза к небу с выражением дружеского сострадания, не вполне понимая, зачем он это делает: с мальчишкой они едва знакомы! Может, потому, что сам не раз становился объектом бешеных нападок Ричарда?

Перехватив его взгляд, Томми раздраженно кивнул.

– Ненавижу!

– Не говори так об отце! – Дэнни захлопнул дверцу «форда». – Тем более из-за игровой приставки.

– Дело не в приставке, – покачал головой мальчишка. – Нужна она мне! Просто он никогда… – Расправив плечи, Томми вытер глаза тыльной стороной ладони. – Лучше бы я жил с мамой!

– Ты слишком строг к нему! Он тебя очень любит.

Ричард действительно любил сына. О’Доннелл слыл крикуном, но его кабинет ломился от фотографий Томми, и на всех совещаниях присутствующим приходилось проявлять неподдельный интерес к успехам и достижениям мальчика.

– Да уж! – фыркнул Томми и, сжав кулаки, помчался прочь.

Покачав головой, Дэнни зашагал к крыльцу. Машина больше не загораживала его от Ричарда, и тот явно смутился, что семейная ссора разыгралась на глазах у подчиненного. О’Доннелл-старший растянул губы в улыбке, широкой и фальшивой, как у коммивояжера.

– Дети! И не уживешься с ними, и на цепь не посадишь. – Стоя у дверей в туфлях на босу ногу, Ричард протянул Картеру слишком мягкую для строителя руку. – Выпить хочешь?

Не дожидаясь ответа, он вошел в дом. Дэнни вытер ноги о коврик в прихожей и прошел в гостиную, устланную светлым ковром. Солнце яркими пятнами высвечивало профессионально обставленные, пахнущие лимоном комнаты. Ричард провел гостя в кабинет. У стены, под черно-алой абстрактной композицией, – роскошный кожаный диван. На столе орехового дерева – два плоских монитора с графиками и биржевыми сводками. О’Доннелл раздраженно взглянул на них и выключил компьютер.

– Проклятая биржа еще хуже, чем дети!

– Неудачные торги?

– Одни убытки. Зачем я купил акции компаний высоких технологий? Тоже мне, верняк! С тем же успехом можно было спустить все деньги, отложенные для Томми, на скачках в Арлингтон-парке! – Открыв антикварный бар, он разлил односолодовое виски по хрустальным стаканам.

Особой разницы между игрой на бирже и тотализатором Дэнни не видел, за одним-единственным исключением: по странной иронии судьбы внутридневные трейдеры выходят с оружием на массовый отстрел добропорядочного населения гораздо чаще, чем букмекеры. Ричард вручил гостю стакан со скотчем, упал в кожаное кресло и, вытянув ноги на оттоманку, продолжал сетовать на превратности судьбы.

О’Доннелл искренне считал себя кузнецом собственного успеха, утверждая, что превратил «грабли, гвозди, грузовик и груду неоплаченных счетов» в компанию, где работают более сорока человек. Рассказывая историю своего стремительного восхождения, подробности он скромно замалчивал по вполне понятной причине: фирма досталась ему по наследству, и он успешно ее разорял – во всяком случае, до тех пор, пока Дэнни не стал его заместителем.

За два года Картеру благодаря врожденной предприимчивости удалось коренным образом исправить ситуацию. Его стараниями О’Доннелл стал получать прибыль, даже не пытаясь вникнуть в суть бизнеса. Впрочем, Дэнни подобный расклад вполне устраивал – к первым ролям он никогда не стремился. Ричарду хватало мозгов понимать, что, проявляя внимание к Картеру, он обеспечивал себе беззаботное существование.

вернуться

13

«Латинские короли» – банда, состоящая из молодых эмигрантов, выходцев из стран Латинской Америки.

8
{"b":"117314","o":1}