ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ария для богов
Я ничего не боюсь. Идентификация ужаса
Откровения оратора
Свет дьявола
Наверно, я еще маленький
Главная книга «Вожака стаи». 98 главных правил поведения для хорошего хозяина
Вавилонский район безразмерного города
Абиссаль
Деньги без дураков
A
A

— Немного, — признался слуга. — Я что-то слышал о них, но я, в общем, не могу сказать, что знаю. С другой стороны, как мне кажется, концепция пречистых имеет свое оправдание. Многие планеты были искалечены чересчур ревностным преобразованием климата и неконтролируемой добычей полезных ископаемых до такой степени, что не подлежат восстановлению. Но это не делает меня сторонником пречистых, — поспешно добавил он.

— Да я и не думал, что вы их сторонник. В этом случае вы не смогли бы пройти тесты на лояльность. Ну, я надеюсь, что не смогли бы. Но вы точно не читали доклады об «очищаемых мирах»?

— Нет, — ответил Мацуги. Они подходили к той части, где располагалась кухня. В большом очаге с краю комнаты стражи уже было разожжено пламя и висел на крюке котелок, в ожидании, когда его передвинут на огонь. — А надо было?

— Может быть. — Сержант поставил мешок с зерном на пол. — Но в общем вы что-то о них знаете?

— Это бывшие колонизированные планеты, которые пречистые пытаются вернуть к «исконному» состоянию, — сказал слуга и стал бросать в котелок подготовленные ингредиенты. — Они пытаются уничтожить все следы земной жизни. — Он улыбнулся и показал на котелок. — Сегодня, для разнообразия, тушеное мясо с ячмерисом.

Джулиан фыркнул, но не улыбнулся.

— Все правильно, так в теории, — согласился он. — Но как они на самом деле делают это? Как они «разземеливают» эти миры? И какие это миры? И где колонисты, которые жили на них?

— К чему эти вопросы, сержант? — спросил Мацуги. — Должен ли я предположить, что вы знаете ответы, тогда как я не знаю?

— Да, — несколько сердито кивнул Джулиан. — Я знаю ответы. Итак. Как они «разземеливают» планеты? Они начинают с колонистов. Это, по большей части, бедные фермеры — ни одна из этих планет не производит хоть что-то, что интересует пречистых. Вот почему они хотят их прикрыть. Так что они этих людей арестовывают и заставляют работать, ликвидируя «урон», который нанесла планете пара поколений. Поскольку это фермеры и терраформисты — или хотя бы потомки фермеров и терраформистов, — они, де-факто, уже виновны в «экологической халатности».

— Но?.. — начал слуга озадаченным тоном.

— Погодите. — Сержант поднял руку. — Думаю, я скоро отвечу на все ваши вопросы. Так вот, они заставляют их работать, «обращая процесс вспять». В основном ручными орудиями труда, «чтобы минимизировать воздействие». А поскольку люди если ничем другим, то хотя бы своими выделениями изменяют вокруг себя окружающую среду, пречистые следят за тем, чтобы минимизировать любой новый урон. Что они и делают, сокращая рацион работников до тысячи килокалорий в день.

— Но ведь это...

— Около половины минимума, необходимого для поддержания жизни? — сказал сержант с жесткой улыбкой. — Правда? Вот незадача.

— Вы хотите сказать, что они морят своих собственных колонистов голодом до смерти? — не поверил Мацуги. — А где же Комиссия по правам человека?

— Все эти планеты расположены ближе к центру империи пречистых, — сказал Джулиан. — Комиссаров и близко не подпускают к «очищаемым мирам». По словам пречистых, они полностью заброшены и находятся на карантине, так что какой интерес может быть к ним у Комиссии? Кроме того, — с горечью добавил он, — со времени тех событий прошли уже годы...

— Боже мой, вы говорите всерьез, — тихо сказал слуга. Сержант помог ему наполнить котел водой и повесить над огнем. — Это сумасшествие!

— Слово «сумасшествие» описывает чистюль как нельзя лучше, — проворчал Джулиан. — Конечно, «окончательного решения человеческого вопроса» не предвидится... — добавил он с мрачной ухмылкой.

— Да? — осторожно сказал Мацути.

— Ну, конечно. Я хочу сказать, всегда найдется какой-нибудь чертов антропоцентрический сорняк, неожиданно возникший на этих «очищенных» пейзажах, — легкомысленно сказал сержант. — Вот почему им до сих пор приходится отправлять туда людей, чтобы вырывать их с корнем.

— А где они берут этих людей?

— Ну, во-первых, есть политзаключенные, — сказал Джулиан, загибая пальцы. — Потом, есть всякие «враги окружающей среды», например курильщики. И есть обычные заключенные, которых просто слишком беспокойно держать рядом. Последние в списке, но, определенно, не по значимости, это иностранцы, которые, по мнению пречистых шишек, бесполезны, — закончил он с тихим рычанием.

— Например? — спросил Мацути еще более осторожно.

— Наших рейдеров для начала, — горько сказал морпех. — Мы потеряли три группы за прошлый год, и все, чего мы добились от чистюль, — это «нам о них ничего не известно».

— О-ё...

— Самое поганое, ходят слухи о том, что Комитет по навигации знает, где они. — Сержант сел на трехногий столик и опустил голову. — Если бы они нам просто сказали, мы бы в то же мгновение... Черт, мы же послали рейдеров на те планеты и задокументировали, что там творится. Вот как мы потеряли наших людей в этих богом проклятых местах! И я знаю, что мы могли бы вытащить по крайней мере некоторых из них!

— Так значит, это слухи? Тогда другое дело. Я не могу поверить, что сегодня, в наш век, происходят подобные вещи.

— Да поймите же, Костас, черт подери! — резко сказал Джулиан. — Я видел чертовы фотографии с Калипсо, они напоминают лагеря для интернированных времен Войны Кинжалов! Кучка скелетов, разгуливающих с деревянными инструментами и выкапывающих одуванчики, я вас умоляю!

Слуга спокойно посмотрел на него.

— Я уверен, что вы уверены, что это правда. Вы не будете возражать, если я попытаюсь найти подтверждение?

— Отнюдь, — вздохнул Джулиан. — Спросите старших офицеров. Черт побери, спросите О'Кейси, когда мы выцарапаем ее обратно. Я уверен, она на этом собаку съела. Суть в том, что, как бы ни было плохо это мардуканское болото, люди каждый день причиняют друг другу вдесятеро большее зло.

Поэртена внимательно следил за мардуканцами. Он уже давно перестал жалеть о том, что научил их жульничать. Нет смысла в сожалениях: что бы ни сделал джинн, его нельзя снова посадить в бутылку. Просто оказалось, что наличие четырех рук делает мардуканцев просто дьявольскими шулерами.

Он впервые засек возникшие осложнения вскоре после того, как накоротке показал пару хитрых приемчиков своим друганам, во время перехода из Войтана. Внезапно он, постоянный победитель при игре в покер, начал проигрывать. Поскольку его игра не изменилась, это означало, что игра его товарищей должна была улучшиться, — но только когда Кранла передернул на сдаче, он допер, что происходит.

Даже несмотря на то что «ложные руки» мардуканцев были сравнительно неловкими, для них не представляло трудности спрятать в ладони одну или две нужные карты, и потом оставалось только подменить их, что было и вовсе пустяком. Пинопец однажды поймал их на тузе, измазанном слизью: Денат, хитрая бестия, сообразил, что может прилепить карту к слизи на предплечье и даже показать, что у него «руки пустые».

Сейчас они играли пиковый сплит. Способы смухлевать все равно были, но когда в игре все пятьдесят две карты, это сложнее. Слабое утешение, подумал он, кбгда Тратан перебил тузом взятку и прорезал короля Поэртены.

— Спокойнее, Поэртена, — фыркнул огромный мардуканец. — Следующий раз ты подумаешь, что эти безмозглые женщины нам подсказывают!

Он показал на ближайшую, которая медленно шаркала мимо на корточках, подметая пол жалким пучком ячмерисовой соломы, фальшиво напевая и беззвучно бормоча под нос.

Группа глуповатых крестьянских женщин была прислана накануне, чтобы убрать, и осталась. Неудивительно: у землян с ними обращались лучше, чем в любом другом месте города. За короткое время, пока отряд ожидал известий о том, что намеревается сделать король, безобидные маленькие существа слились с фоном.

Поэртена поднял взгляд по направлению жеста Тратана и фыркнул.

— Не думаю, — сказал он.

Маленькая мардуканка заметила их взгляд и опустила голову, слегка увеличив громкость пения. Поэртена хохотнул и стал снова смотреть в свои карты. И замер, потому что включилась программа-переводчик его зуммера. Система честно среагировала на его подсознательное желание послушать слова песни и определила, что имеет дело с неизвестным диалектом. Он хотел было прервать лихорадочную работу переводчика, но оставил это намерение, поскольку первая выскочившая фраза оказалась: «глупый мужчина».

110
{"b":"117324","o":1}