ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но, принц Роджер, это кажется... — начал было монарх.

— Бижан! — прервал его Роджер, заметив входившего Панэ.

— Да?

— Скажи мне «прощай».

По прикидкам землян, в Маршаде помимо представителей из Войтана и других соседних городов должно было оказаться около двух-трех сотен дипломатов. Точного числа, естественно, никто не знал, и все же их собралось достаточно, чтобы процедура прощания затянулась на несколько часов. Принц улыбался и тряс руки, улыбался и кивал головой, улыбался и кланялся.

— Неплохо выглядит, — шепотом заметил Панэ. — Но, надеюсь, ему это не слишком нравится.

— Ну, он же не Юлий Цезарь, капитан, — заметила Элеонора. — К тому же его любимый Корд постоянно бормочет: «Ты тоже смертен, ты тоже смертен».

— Я, конечно, согласен с вами, — засмеялся капитан. — Но знаете что? Я начинаю думать, что это, в общем, не так уж важно.

Он разглядывал солдат, окружавших принца. Определить человека, который должен служить в Императорском особом, легко — даже без всякой «потрошилки». Такие люди всегда начеку. Даже когда они шутят и смеются — они готовы к отражению атаки, и не важно, с кем они разговаривают. Каждый был маленькой армией, сосредоточенной в одном человеке. Каждый был этакой ракетой-перехватчиком, готовой поразить любого возможного убийцу...

Да, были те, кто не делал этого. Были те, кто промахивался. Случается, что и ракеты теряют цель. Перед отлетом с Земли он чувствовал, что такие в его роте есть. Многие бойцы не чувствовали по отношению к принцу ничего. Ну, принц себе и принц...

Но не сейчас. Подразделение теперь напоминало войтанский клинок: многократно прокаленный в горне, десятки раз прокованный, закаленный в крови... И кто же оказался ядром, сердцевиной роты? Не Панэ и даже не сержант-майор, хотя их вклад очевиден. Нет. Им оказался принц — главный связующий элемент, сделавший «клинок» гибким и прочным. Принц, за которого они все готовы идти сквозь ад. Принц, которому они отныне преданы всем сердцем. Было ли это следствием его откровенного признания своих ошибок или тем, что он сверг Бижана не из мести, а потому, что осознал свою ответственность за других людей... В общем, что бы это ни было, оно сработало. Рота больше не была отрядом капитана Армана Панэ, сопровождающим никому не нужного принца. Рота стала подразделением Бронзового батальона под началом его императорского высочества полковника Роджера Макклинтока... и капитан улыбнулся.

«... Останься прост, беседуя с царями, Останься честен, говоря с толпой; Будь прям и тверд с врагами и друзьями, Пусть все, в свой час, считаются с тобой; Наполни смыслом каждое мгновенье, Часов и дней неумолимый бег, — Тогда весь мир ты примешь во владенье, Тогда, мой сын, ты будешь — Человек!»* [Р. Киплинг].

Роджер поблагодарил представителя Садана за теплые слова. Широкие плодородные берега полноводной реки Хадур интенсивно заселялись, повсюду прокладывались новые торговые пути. И по всему огромному региону в течение последних нескольких недель из уст в уста передавалось одно и то же пожелание: не чинить препятствий отважному базику. Садан был самым далеким отсюда городом-государством, так что можно было считать открытым путь не только через известные земли, но и дальше.

Принц взглянул на караван флар-та, на которых погрузили раненых. Некоторые бойцы еще лежали на носилках, поскольку у них были повреждены ноги. Не пройдет и недели, как они поправятся и снова встанут в строй, размышлял про себя принц и неожиданно улыбнулся, заметив на носилках племянника Корда.

— Денат, ты ленивая тварь. Верхом решил прокатиться?!

— Вот подожди, сейчас слезу с носилок и накручу тебе хвост.

— Так к принцу не обращаются, — сурово произнес Корд.

Роджер через плечо посмотрел на своего ази.

— Я ему разрешил. По вашим законам Моисеев стал его ази, так что придется позволять парню некоторые вольности. — Принц похлопал по плечу возвышавшегося над ним шамана. — Но все равно очень приятно ощущать тебя за спиной. Я без тебя скучал.

— Ну и прекрасно, — засопел Корд. — Пришло время учить тебя дальше. Но в казарме было хорошо. Очень хорошо.

— Да, хорошо, что ты вернулся, — заметил Роджер, двинувшись вдоль каравана — кому помогая залезть на флар-та, кому — закрепить щит, а у раненых справляясь, как идет выздоровление. Наконец он добрался до головы колонны и тепло поприветствовал Т'Лин Сула.

Мардуканец кивнул ему в ответ. Весть о возрожденном Войтане облетела весь Хадур. Новый глава Совета почтительно сложил нижние руки.

— Здесь уже никогда не будет по-старому, даже без тебя.

— Все будет в порядке. Распределение земель прошло более-менее справедливо, хотя и ты, и я знаем, что были недовольные. Однако оживление торговли с Войтаном вскоре приведет к тому, что вы сможете значительно снизить налоговые пошлины и организовать общественные работы.

— Сколько еще пунктов я должен вызубрить, о принц? — холодно спросил мардуканец. — Должен ли я повторить, где взять деньги, чтобы восстановить кузницы? Значительно уменьшить посевы дианды и ввести севооборот? Помнить, что гадить надо в горшок, а не на пол?

— Да, — рассмеялся Роджер. — Что-то вроде того. Он поглядел назад и заметил пасульцев, с корзинами еды протискивающихся к каравану.

В этот момент к принцу подошла Косутич. Он улыбнулся, но при виде выражения ее лица улыбка сползла.

— Что стряслось?

— Д'Эстре случайно перехватила радиосообщение, — сказала сержант-майор. — Непонятно от кого, непонятно кому и практически не закодированное. Похоже, кто-то обнаружил наши катера и сообщил об этом в космопорт.

— Великолепно... — сквозь зубы пробурчал Роджер. Мельком взглянув на нависшие над горизонтом тучи, он перевел взгляд на Косутич. — Вы уже доложили Старику?

— Да.

— И что он сказал?

— Он сказал, что, может быть, вам с Элеонорой в присутствии наших друзей стоит сказать ему правду, — усмехнулась Косутич. — Что-нибудь об отрядах прикрытия, которые идут сзади.

— Идея, конечно, неплохая, — согласился Роджер, вздохнув. — Но я думаю, такой необходимости нет, тем более под занавес...

— Согласна, ваше высочество.

— Ну и прекрасно, сержант-майор, — сказал принц, похлопав ее легонько по плечу. — Будем импровизировать, адаптироваться и одерживать победы.

— Как всегда, сэр, — согласилась Косутич и продолжила осмотр колонны.

Проводив ее взглядом, принц обернулся и посмотрел на северо-восток, где вдали виднелись очертания гор, по-видимому готовящих им очередное испытание. Они были очень высокими, крутыми, покрытыми льдом и снегом. Но, конечно, они не шли ни в какое сравнение с препятствиями Амазонского похода...

— Поезд мчится в чистом поле, в чистом по-о-оле! — промурлыкал принц.

Он забрался за гребень Патриции, прошел по шее и уселся на спине. Одни погонщики погибли, другие разбежались, и получалось, что на сей раз возничим будет он сам. Вынув из-за пояса стек, Роджер поднял его над головой. Все наездники как по команде сделали то же самое. Роджер взглянул на капитана, помахавшего ему в ответ.

— Отлично, старушка, — обратился принц к своей Пат. — Вторая рота — маршем сквозь джунгли! Вперед, за мно-ой!!! — крикнул он оглушительно, потом кольнул животное стеком в мягкую ямку между броневыми пластинами — и когда Патти рванулась с места, еще раз посмотрел на горы.

Приветливее они не стали.

123
{"b":"117324","o":1}