ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Между тем Панэ настаивал на восьми сопровождающих — мол, меньше принцу никак нельзя. И здесь переговоры застопорились надолго.

В конце концов сошлись на цифре пять. Панэ долго упрямился, но все-таки вынужден был уступить. Ведь, если подумать, Роджер будет облачен в силовой скафандр, пятерка Джулиана также экипирована силовыми скафандрами, а это значит, что боевое превосходство уж точно не на стороне королевских стражников, сколько бы их ни было.

Дьявол, да пятерка морпехов в бронескафандрах способна разнести вдребезги весь этот Ку'Нкок!

— Пусть у тебя есть доблестные воины и волшебное оружие, но вас несомненно разобьют наголову, — добавил король.

— И все-таки, — мрачно сказал Роджер, — мы должны идти на север. Мы попытаемся заключить с кранолта мирный договор. — Он покачал головой и хлопнул в ладоши в тщетной попытке воспроизвести мардуканскии жест, эквивалентный человеческому пожатию плечами. — А если мира не будет, мы принесем им войну на лезвии ножа.

Король хлопнул верхними руками и одобрительно хрюкнул.

— Я желаю тебе удачи. Без кранолта мы вздохнем свободнее. Они не приходят к нам, сейчас они много слабее, чем в дни моего отца, но один лишь страх перед ними отпугивает торговцев от нашей реки. Если это в наших силах, мы дадим тебе любую помощь.

Он окинул тронный зал взглядом и снова хрюкнул.

— А теперь поговорим о лезвии ножа. Боюсь, я знаю, почему Д'Нал Корд вернулся так скоро.

Слова прозвучали внушительно, но, похоже, намерения короля были дружественными.

— Выйди же вперед, советник и брат моего друга Делкры, и поведай мне, какое злодейство заставило тебя покинуть возлюбленный тобой лесной ад на сей раз.

Корд важно шагнул вперед и простер руки к королю.

— Ксийя Кан, я приветствую тебя от имени Нашего Племени и от имени моего брата Д'Нэт Делкры. Я принес печальную весть: вырубки за Древесной границей продолжаются, а доставленные нам дротики и наконечники копий никуда не годятся. Я с глубоким прискорбием оповещаю тебя о том, что мой племянник и ученик Д'Нэт Делтан был убит, когда сломалось его копье. Это было негодное копье, иначе мой Делтан был бы жив.

Шаман сделал еще несколько шагов, медленно извлек из складок плаща наконечник копья и плавно, острием к себе, вручил его королю. Тот произвел тщательный осмотр. Внешне наконечник казался хорошим, но хватило одного удара по подлокотнику трона, чтобы он надломился, и на изломе был хорошо виден грязный цвет низкокачественного металла. Ксийя Кан явно помрачнел, положил наконечник себе на колени и жестом предложил Корду продолжать.

— Теперь он ушел в мир туманов. — Шаман с чувством хлопнул в ладоши. — И между нами лег долг крови. — Он сложил все четыре руки на груди и опустил глаза. — Теперь я... ази молодому принцу. Я иду с ним, мы достигнем далекого Войтана и волшебных земель, лежащих за ним. Я не узнаю, как возмещен долг, если твое решение, король, не будет быстрым и ясным. — Он поднял взгляд и яростно клацнул зубами. — Но одно я знаю: если ты снова пошлешь моему брату лишь пустые слова и никчемные обещания, ответом будет война на лезвии ножа. И тогда горящий Ку'Нкок вознесется в небо, чтобы слиться с павшим Войтаном.

ГЛАВА 26

Ксийя Кан вошел в аудиенц-зал и начал медленно подниматься по ступенькам трона. По его настоянию был срочно созван городской совет. И по его же настоянию все вооруженные телохранители, традиционно сопровождавшие советников, на сей раз остались за дверью. На первый взгляд, вооружены были только его собственные гвардейцы, выстроившиеся вдоль стен. Один жест — и они сорвутся с мест, пустят оружие в ход, и тогда конец интригам, отравлявшим всю его жизнь.

И тогда его династия уцелеет.

Поднявшись на возвышение, король сел и посмотрел на гвардейцев. Просто... посмотрел. Он позволил секундам течь в бездействии. Прошла минута. Еще одна. Теперь уже и самые непокорные советники отводили глаза, не в силах вынести тяжесть оскорбительно пристального королевского взгляда. Одни были смущены и озадачены, другие взволнованы и сердиты — в зависимости от характеров, понимания ситуации и собственной роли. Он чувствовал легкий звон нарастающего в зале напряжения, но не шевельнул и пальцем, чтобы разрушить его, и наконец, как и следовало ожидать, последовал взрыв ярости.

— Ксийя Кан, я глава Великого Дома, и у меня великое множество дел! — рявкнул В'Хилд Доума. — У меня нет времени для игр. Что все это значит?

Поскольку именно Доума был главной причиной королевского гнева, Ксийя Кан едва не сорвался. Его разозлило даже не то, что советник подменил хорошее оружие, предназначенное для Народа, плохим. Он был практически уверен в том, что подмена произошла хоть и в Доме В'Хилд, но без ведома Доумы. Но король не мог простить Доуме, что советник, на способности и верность которого он целиком полагался, позволил кому-то так непоправимо унизить свой Дом.

Однако он сумел справиться с чувствами и, сохраняя полную неподвижность, пристально смотрел в глаза клокочущему от злости советнику. Доума был далеко не слабак, но постепенно под тяжестью неумолимого взгляда короля его колючий взгляд потупился, и в зале снова повисла тягостная тишина.

Наконец король пошевелился.

Он оперся на подлокотник и сплюнул на пол.

— Женщины! — прорычал он.

Советники, одновременно смущенные и рассерженные, в замешательстве переглядывались. Король снова плюнул на пол.

— Женщины! — повторил он. — Я вижу перед собой одних только глупых женщин!

От замешательства не осталось и следа. Тщательно выбранное оскорбление вызвало лютый гнев, перевесивший все остальные чувства, несколько советников вскочили на ноги... Ксийя Кан заранее предупредил капитана гвардии, что такое может случиться, и копья охранников даже не шелохнулись. С этой вспышкой король собирался справиться самостоятельно. Его руки с силой опустились на подлокотники.

— Тишина!

Ядовитая ярость, звучавшая в его голосе, словно отточенное лезвие, одним махом перерезала поджилки возникшему шумному возмущению.

— Сядьте!

И под гневным взглядом старика все вновь опустились в кресла.

— Меня посетил Д'Нал Корд. Он навсегда уходит отсюда с чужаками. Теперь он ази их вождя.

— Прекрасно! — моментально отреагировал В'Хилд. — Надеюсь, когда он уйдет, Делкра наконец уразумеет, что мы не можем уследить за каждым крестьянином, который отправился в лес.

— Делкра заберет себе наши головы! — рявкнул король. — Все это время его удерживал только Корд, его родной брат, вы, дурачье! Уйдет он — и через день кс'интай прокатятся по нашим телам. И тогда нам нет спасения — если только мы не увеличим немедленно гвардию или если вы не отдадите мне под команду всех ваших стражников.

— Никогда! — закричал ПТрид и издевательски расхохотался. — Если варвары нападут на нас — чему я не верю, — стражники, как всегда, будут защищать свои собственные Дома. Защита города — долг короля, а не Домов, и так было всегда!

— Но никогда еще мы не стояли перед угрозой набега кс'интай. И если вы думаете, что после того, как наше копье убило сына Делкры и любимого ученика Корда, кс'интай не придут мстить, вы еще большее дурачье, чем я думал.

— Подумаешь, копье сломалось! — вновь расхохотался ПТрид. — Всего лишь одним варваром меньше. Было бы из-за чего терять сон.

— Подумаешь, всего лишь вот такое копье! — прорычал король и швырнул на пол полученный от Корда наконечник.

Плохонькое железо разлетелось на куски.

— Откуда это? — требовательно спросил Доума. — Только не из последней поставки!

— О нет, Доума! — ядовито ответил король. — Именно из последней. Из последней демоном проклятой партии. Твоей демоном проклятой партии товаров, за которую головой отвечаешь именно ты. И теперь я обязан отослать кс'интай твою голову.

— Это не моя вина! — завопил советник. — Я отправил им прекрасные железные наконечники. Я даже оказался в убытке!

53
{"b":"117324","o":1}