ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пах! — воскликнул Пратол, отрываясь от изучения покерной колоды.

Ему действительно пришлась по сердцу новая игра. Мардуканцы обычно играли в бабки, но покер оказался интереснее, он требовал умения не только играть, но и торговаться, а многое решала чистая удача. Замечательная игра!

— В Великих Домах живут одни ублюдки, — продолжил ростовщик. — Они выжимают нас досуха, а потом присылают своих громил, и те разносят наши дома и лавки, чтобы заставить нас уйти из города.

— Все знают, это случается куда чаще, чем можно стерпеть, — грустно подтвердил Т'Лин. — Это бич нашего города.

И, словно точка в последней фразе, над площадью разнесся металлический звон. На дальнем краю ее схлестнулись две группы: отряд стражников соседнего Великого Дома и пятеро посторонних. Численный перевес был на стороне стражников, но им никак не удавалось его использовать. Пятерка, вторгшаяся на чужую территорию, была им явно не по зубам. Особенно выделялись двое, владевшие, кроме основного оружия, еще и короткими мечами. Оба держали их вспомогательной рукой и использовали главным образом для парирования ударов. Косутич даже удивилась, почему бы вместо этого им не взять небольшой круглый щит.

Поскольку местные стражники упорно нападали на более опытных чужаков только один на один, как требовала мардуканская традиция, они, несмотря на численное преимущество, несли катастрофические потери.

Косутич обратила внимание, что местные приемы обращения с копьем напоминают скорее штыковые удары. Во всяком случае, при парировании и обычной атаке движения примерно совпадали. Правда, у мардуканцев широко применялись и другие фехтовальные приемы, которые рядовые бойцы не изучают. Фехтовать винтовкой с примкнутым штыком не слишком удобно. Касания в этой драке случались довольно редко, но уж если случались, кровь из глубоких и широких ран текла в три ручья.

И все же смертельными, несмотря на серьезность, эти ранения не были. Получив такое, стражник просто отступал в сторону, и на его место заступал следующий.

Похоже, что чужим бойцам здесь нет равных, но когда уже не осталось сомнений, что стражники Дома проигрывают вчистую, главные ворота распахнулись, и оттуда вышла группа в тяжелых доспехах.

— Ага! — воскликнул Т'Лин. — Будет что посмотреть. Чужаки — они из Криты, элитные бойцы, к ним набирают лучших из лучших. Они пришли сюда поглядеть, что за новых охранников завел себе Н'Джаа. Вот они своего и добились. Н'Джаа тоже брал лучших из лучших. Говорят, в городе они и правда лучшие.

— Так «правда» или «говорят»? — уточнила Косутич.

— Пожалуй, правда, — фыркнул торговец оружием. — Только это ничего не говорит. Местные мальчики-бугайчики только для горожан страшны. У них всей работы — долги выбивать да налоги для Дома Тан.

Два отряда сблизились, рассредоточились, и началась битва. Новоприбывшие действительно знали свое дело, а тяжелая броня обеспечивала им лучшую защиту, поэтому длилась схватка яростно и недолго. Когда две схлестнувшиеся волны откатились друг от друга, на земле осталось по двое бойцов с каждой стороны, мертвые или очень тяжело раненные. Уцелевшие критские бойцы обратились в бегство, осыпаемые криками и насмешками противников.

— Вот! Видела? — воскликнул Т'Лин. — Какой рипост К'Катал из второй позиции сделал, а!

— Подожди, я не понимаю, что ты говоришь, — ответила Косутич и коснулась височной кости, чтобы включить зуммер. Без его помощи перевести на стандартный английский не получалось. — Что ты называешь второй позицией?

— Удар наносится снизу, из такого положения, — показал Т'Лин нижней рукой. — Великолепный выпад! Только один раз я такой видел, в Па'алоте. Очень трудно его выполнить, ноги должны быть расположены только так и не иначе. Но если сумеешь отработать, отразить его почти невозможно.

Он изобразил комбинацию и сморщился, поскольку резкое движение отозвалось в культе резкой болью.

— Откуда ты все это знаешь? — спросил Коберда. — Я хочу сказать, ты тоже служил стражником?

— Да, — сказал Т'Лин, и оживленность, делавшая его объяснения такими яркими, в одно мгновение угасла. — Но очень недолго. Дни сражений для меня окончены.

— Он из Войтана, — тихо пояснила Косутич.

— Я был подмастерьем оружейного мастера, — начал рассказ старый торговец. — Вместе с караваном я добирался в Т'ан К'тасс. И тут пришла весть, что кранолта спустились с гор и захватили все дальние города. Мы потеряли С'Ленну, сверкающий город лазури и меди. Мы потеряли прекрасный Х'нар, пожалуй, самый красивый город из всех, что я видел в своих скитаниях. Мы потеряли все города, выросшие вместе с далеким Войтаном. Но Войтан держался. Мы узнавали вести от тех немногих, кто ухитрился торговать с кранолта, не потеряв свои рога. Варвары раз за разом атаковали город, но стены Войтана высоки, а склады ломились от припасов. К тому же горожане, вопреки войне, сумели наладить торговлю с дальними городами.

Т'ан К'тасс знал цену Войтану. Никто и нигде не умел делать такое оружие, какое ковали в Стальной гильдии Войтана. Никто больше не знал секретов «струящейся стали». В окрестностях Войтана добывали множество металлов, без которых не могли обходиться ни Т'ан К'тасс, ни другие южные города. Совет Т'ан К'тасса воззвал к другим городам и предложил оказать помощь Войтану и послать войска против кранолта. Но такое не делалось никогда. А другие города не увидели в том пользы для себя. Они, ничем не лучше кранолта, видели лишь богатство Войтана и смеялись над гибелью прекрасной земли.

На лице старика отражалась горечь. Он говорил тихо — словно вглядываясь сквозь годы.

— И король Па'алота, и этот вонючий Ку'Нкок — они оба отреклись от нас. Тогда Дом Ксийя еще не возвысился до королевского. Должен признаться, Ксийя тогда говорил в нашу пользу. Во всяком случае, мне так сказали. Я был среди тех, кого Т'ан К'тасс прислал просить помощи у короля Па'алота. Нам ответили, что каждое государство должно само справляться с несчастьями, и лишь от него самого зависит, выжить ему или умереть. Нас спросили: а что такого получили мы от Войтана, что должны теперь рисковать своими деньгами и ценностями? У меня не было ответа на этот вопрос... Он печально сложил вторые руки.

— Я не мог ответить за моих владык. И тогда Т'ан К'тасс послал войска один. Мы встретились с кранолта в горах Дантара. — Он снова мягко хлопнул вторыми руками. — И потерпели поражение. Их было слишком много — как звезд в небе, как деревьев в лесу. И они все были свирепы, как они были свирепы!

— Мы сражались весь день и еще один день, но не могли одержать победу. И вот мы не могли больше сражаться и отступили, сохраняя ряды. Но кранолта преследовали нас до самого Т'ан К'тасса. Они следовали за нами по пятам, куда бы мы ни шли.

— И захватили и тот город тоже, — угрюмо заключила Косутич. — И еще два по соседству. И это последние известия о Войтане. Других никто уже не слышал.

— Нас осталось совсем мало, — грустно сказал Т'Лин. — Главы Дома Т'ан сумели бежать, сохранив свои силы. Им удалось вывезти из Т'ан К'тасса большой груз специй. Теперь они преуспевают, открыли банковский бизнес. Мы иногда разговариваем. Есть и еще люди из Войтана, такие как я. Но нас мало. Очень мало. Совсем мало. — Мардуканец покачал головой. — Несколько человек.

— А как давно это было? — спросил Коберда.

— Я был молод, — ответил Т'Лин. — Давно. Очень давно.

— Здесь нет времен года, — пояснила Косутич, пожимая плечами. — Солнца не видно. У них не принято вести счет времени, как это делаем мы. Можно только гадать, сколько им лет.

— Подождите секундочку, — сообразила Босум. — Ведь это то самое место, куда мы собираемся идти!

— Молодец, — с мрачной улыбкой сказала Косутич. — Угадала. Именно туда нам и надо топать. Прямиком через этих... кра...

— Кранолта, — услужливо подсказал Поэртена.

— Угу. Именно этих ублюдков, — рассмеялась Косутич. — Так что получше следи за своим плазмометом, боец. Мой тебе совет.

59
{"b":"117324","o":1}