ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После того как Поэртена закрепил первый направляющий трос, за дело с рвением взялся весь отряд. За каких-нибудь двадцать минут через реку протянулся веревочный мост, и по нему на дальний берег быстро перебралась команда боевого охранения. Еще через полчаса над рекой натянулись еще два веревочных моста, и флар-та начали на страховке переправлять на другую сторону.

Первый мост был предельно прост: две туго натянутые веревки, одна над другой. На обоих берегах закрепили металлические кольца, сквозь которые и были продернуты тросы. Затем бойцы как можно туже натянули веревку, завязав ее специальным узлом. Примерно на полтора метра выше натянули вторую веревку, и оба троса соединили стяжками. Получившийся в результате мост надо было преодолевать, двигаясь по нижней веревке и держась за верхнюю.

Переправить флар-та было, естественно, немного сложнее.

Именно для этого и понадобились два дополнительных моста. Собственно, каждый из них представлял собой один-единственный трос с металлическими карабинами. Каждую гребнежабу обвязали тросом вокруг тела и эту обвязку присоединили к карабину. Еще одна веревка соединяла флар-та с дальним берегом, третью протянули от животного к ближнему берегу.

Даже если бы весь отряд разом стал тянуть за дальнюю веревку, простой мускульной силой им бы даже не удалось сдвинуть животное с места. Зато благодаря простому трюку с переправой каждой гребнежабы могла управиться стрелковая группа из пяти человек.

Веревку, идущую к дальнему берегу, перекинули там вокруг дерева и протянули обратно. Погонщики заманивали зверя в воду. Как только на сдвоенной веревке образовывалась слабина, морпехи сразу выбирали ее, но стоило огромному зверю заупрямиться и начать пятиться, люди тотчас блокировали его движение. Дерево стояло как вкопанное, сила трения была на стороне людей, так что даже могучие флар-та оказывались вынуждены подчиниться.

Когда звери заходили в воду достаточно глубоко, они начинали плыть. Страховочная веревка, скользящая на карабине по тросу, не позволяла течению снести их, а слаженная работа людей по обоим берегам заставляла флар-та двигаться через реку независимо от желания.

Тем временем, как и ожидалось, подоспела волна хищников. Чертовы мардуканские крокодилы были в восторге: огромные аппетитные флар-та прибыли в здешние края, словно пицца с доставкой на дом. Группа приветствия устремилась наперерез с пастями нараспашку. Однако Роджер и морские пехотинцы приготовили для них сюрприз.

Роджеру оставалось только благодарить Бога за то, что тот подсказал забрать с «Деглопера» два ящика с боеприпасами. Он еще думал: смешно ведь — тащить в экспедицию больше патронов, чем он когда-либо отстрелял в своей жизни, но с помощью верного заряжающего Мацуги он расстрелял все патроны, которые взял с собой на дерево, плюс притащить еще сотню пришлось срочно просить Дэпро — иначе последний флар-та, пожалуй, не выбрался бы из воды.

Конечно, не все пули били в цель. Даже принц время от времени промахивался. Однако в какой-то момент он оглянулся — в пределах видимости плавало пятьдесят туш, и более двух третей из них были отмечены одиннадцатимиллиметровым входным отверстием. Это был пик неприятностей за весь день: запах крови распространился вниз по реке и привлек быстро плавающих болотных зверей.

Роджер, по пятам за которым молча плелся Корд, подошел, когда Джулиан пробормотал:

— Сто пятьдесят семь...

— Я думаю, этого достаточно, сержант-майор, — сказал принц.

Он поставил ружье, аккуратно прислонив его к дереву, и сел на землю.

Противоположный берег реки оказался выше и суше, за что морпехи не уставали возносить изысканные благодарения кому попало. Пока строился укрепленный лагерь, униформы и якобы непромокаемые рюкзаки быстро развесили на просушку.

— Все мы пережили несколько нелегких дней, — добавил Роджер. Он снова взял ружье и собрался начать чистку, но тут силы оставили его окончательно. — Боже, как я устал.

— Давайте я сделаю это за вас, сэр, — предложила младший капрал Ана и протянула руку за ружьем. — Мне в любом случае надо почистить свое.

— Нет, спасибо, капрал. Мы все устали, — запротестовал принц. — Я справлюсь сам.

Подбежал Собащер, обнюхал принца, убедился, что с ним после переправы через реку все в порядке, и свернулся клубком у него под боком. Ящеренок рос как на дрожжах. За последние две недели он набрал минимум пятнадцать килограммов. Во всяком случае на глазок у Роджера получалось никак не меньше.

— Разрешите ей, ваше высочество, — сказала Косутич. — Вам, возможно, придется идти на совещание со Стариком, а я пока присмотрю за тем, как сержант учится держать язык на привязи.

Роджер открыл рот, собираясь протестовать, но захлопнул его с резким выдохом и засмеялся.

— Очень хорошо, сержант-майор. Говорят: «Никогда не спорь с дедами». Полагаю, для деда в звании сержант-майора это вдвойне верно. — Он передал ружье Ане. — Спасибо, капрал.

Джулиан, задыхаясь, продолжал считать:

— Сто семьдесят восемь...

— А вам, сержант Джулиан, — сказал принц, подмигнув, — желаю удачи!

— Полагаю, на этом берегу реки число нападений возрастет, — закончил доклад лейтенант Гулия.

Совещание проходило в штабной палатке. Стенки были скатаны в валики, чтобы впустить внутрь ветерок, но бойцы старательно держались поодаль. Иногда лучше узнавать новости официально, чем толковать невнятные слухи.

— Что для нас лучше? Остаться на месте и позволить им сконцентрировать силы и ударить — пока мы тут окапываемся? — спросил Роджер, смахивая со своего планшета жука. — Или быстро двигаться дальше в надежде сократить число стычек?

Несмотря на то что солнце еще, стояло высоко, из-за постоянной облачности свет под деревьями оставался тусклым. Принц скосил глаза на планшет, затем подкрутил уровень яркости. Лучше. Все еще не ахти, но лучше.

— Они, пожалуй, без труда вычислят, что мы направляемся к Войтану, — сказал Панэ. — Я склоняюсь к тому, чтобы встретиться с ними на подготовленной позиции. Но это не тот рубеж, который я хотел бы защищать.

Местность вокруг была плоской, густо усаженной лесом равниной, несколько приподнятой над уровнем болота, но тем не менее подверженной затоплению. Никаких преимуществ для обороны она не давала. Отряд мог срубить — и срубил — большую часть окрестного подлеска, чтобы расчистить периметр и зоны ведения огня. Ничего другого сделать просто нельзя было.

— Если мы выйдем к Войтану, — твердо сказал Корд, — мы найдем рубежи, которые удобно защищать. Стены должны были устоять, пусть и не все. И есть еще карьеры за городом. Там множество пригодных для укрепления мест.

— А что думаете вы, капитан? — спросил Роджер, зевая. Все были вымотаны до крайности, и он не был исключением, но все-таки не смог удержаться — «подпихнул» обсуждение.

— Я думаю, что утром мы осторожно выйдем отсюда, а затем максимально быстрым маршем двинемся на Войтан. Мы снова навьючим на животных максимальный груз и увеличим скорость. Я сомневаюсь, что нас здесь могли ждать. У них, возможно, есть свой маршрут для прохода через болото, и если они начали собирать войска, чтобы атаковать нас, то, скорее всего, место сбора будет где-то там. К несчастью для них, мы слишком глупы, чтобы использовать «хороший» проход.

— Значит, бегом к Войтану, — сказала Косутич.

— Именно. — Панэ на мгновение задумался. — Если Корд не ошибся в оценке расстояния, мы должны прийти туда к середине дня.

Хоть один ра. з долгий мардуканский день пойдет землянам на пользу.

— А если город окажется дальше, чем мы ожидаем? — спросила Косутич.

— Тогда мы выбьемся из сил совершенно зря, — мрачно ответил Панэ.

Мацути попробовал рагу и показал погонщику, который помешивал кушанье, сразу два больших пальца. Он пошел дальше, туда, где мардуканская женщина переворачивала над костром на большом металлическом листе полоски мяса, обвалянные в ячмерисовой муке. Подцепив одну полоску, он стал дуть на нее, чтобы попробовать и не обжечь рот. Попробовал, улыбнулся и повторил одобрительный жест.

79
{"b":"117324","o":1}