ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он не обернулся, когда услышал за спиной звук шагов, но, судя по тому, как напряглись мардуканцы, к нему присоединился морпех.

— Позади меня на земле черта. Не пересекайте ее!

— Да, сэр. — Он узнал голос Аны. Оставалось только надеяться, что рассерженная маленькая женщина сохранит хладнокровие. — Броники на подходе.

Роджер кивнул и повел плечами. Он давно уже сбросил рюкзак, жилет, амуницию — все, что могло ему помешать. Пока что опыт, полученный в спаррингах с Кордом, позволял ему оставаться в живых. В толпе скользкие твари являлись, вероятно, самой страшной опасностью в этой части планеты, но поодиночке они были обучены удручающе плохо. С другой стороны, позади был долгий день, и принц начинал уставать.

— Передай им, чтобы подтягивались сюда, и побыстрее. Только никаких резких движений! — сказал он, услышав, как сзади протопала еще одна пара ботинок. Потом посмотрел на противника. — Давай, четверорукий ублюдок. А то я уже заскучал.

Спеша к точке, в которой находился Роджер, Джулиан нагнал мардуканского шамана. Старая скользкая тварь что-то выкрикивала, сержант не разобрал слов, но больше всего они походили на ругательства. По открытой местности старик двигался очень быстро, но перебираться через упавшие деревья ему было трудно. Именно поэтому Роджер и не включил его в свою небольшую увеселительную поездку.

— Рад видеть, что ты от него в таком же восторге, как и мы, — выкрикнул морпех через внешний динамик, с грохотом проносясь мимо.

— Я его убью, — прорычал Корд. — Ази, не ази — клянусь, убью, и всё!

— Не возражаю, но тебе придется встать в очередь, — кричал Джулиан, скрываясь из виду. — Дли-инную очередь.

— Убью, — почти спокойно сказал Панэ, когда на площади появились Билали и санитарная бригада с носилками.

— Убьешь Билали? — спросила Косутич, дергая серьгу.

— Роджера. А может, и Билали тоже.

Командир отделения подошел к командиру отряда, коротко отсалютовал:

— Сэр, докладывает сержант Билали. Доставили одного человека.

— И, как я вижу, этот один — не принц, — холодно сказал Панэ. — Я слишком зол сейчас, чтобы заниматься этим делом. Убирайтесь с глаз долой.

— Есть, сэр.

Сержант промаршировал к носилкам. Врач уже колдовал над Гелертом.

— Только не взорваться, Арман, — прошептала Косутич. — Нам еще долго идти.

— Я все время себе это твержу, — ответил Панэ. — И стараюсь не горячиться. Но если мы потеряем принца, то заканчивать переход нам, в общем-то, незачем.

На это Косутич могла только кивнуть.

Роджер вернулся назад за черту и окинул толпу взглядом.

— Кто здесь главный? — спросил он. Посмотреть на состязание собралось уже более сотни скользких тварей. Пока что Роджер успешно выигрывал бой за боем. Самым большим достижением противников была вмятина на его шлеме. Позади него расположились немногочисленные собственные болельщики — включая Джулиана и его закованных в броню товарищей. До сих пор мардуканцы не трогали группу поддержки, сосредоточившись на основном виде программы.

Повисла пауза. Затем на пропитанную кровью землю осторожно ступил новый воин, постарше остальных, весь покрытый множеством шрамов. На шее его красовалось ожерелье из рогов.

— Я старший из вождей племени. Мое имя Лим Молай, вождь племени ду джука из клана кранолта.

— Прекрасно. — Роджер нанес резкий удар мечом в сторону, по воздуху, чтобы стряхнуть с лезвия кровь. — Мое имя — Роджер Рамиус Сергей Александр Чанг Макклинток, принц Дома Макклинтоков, третий наследник престола Империи Человечества. Сейчас у меня достаточно огневой поддержки, чтобы превратить твое нахальное жалкое племя в мясо, годное только для атулов. — Он взял у Аны «вытиралку» и начал очищать клинок. В этот момент из-за груды поваленных деревьев выкарабкался Корд. — У меня нет намерения убивать вас одного за другим, пока я не выбьюсь из сил, и я не желаю застрять здесь до темноты, упражняя язык. Поэтому предлагаю вам перемирие.

— Почему мы должны оставить тебя в живых? — расхохотался вождь.

— Джулиан? — Роджер не мог видеть лиц за щитками бронекостюмов, а радио он давно выключил. Душераздирающие причитания Панэ действовали ему на нервы.

— Тут, — ответил один бронескафандр с помощью динамика.

— Лим Молай, скажи, скольких твоих воинов мы должны убить, чтобы доказать тебе, что ты должен нас отпустить?

Роджер убрал в ножны меч и взял из рук Пенжикис свой перезаряженный гранатомет; его ледяные глаза не переставали буравить вождя кранолты.

— Давай я спрошу по-другому, — спокойно продолжил он, склонив голову набок. — Которую половину твоих людей мы должны убить, чтобы доказать свое право уйти?

— Если бы ты и правда мог убить всех нас, ты бы убил! — резко возразил вождь. — Мы — кранолта! Даже Войтан не устоял перед нами! Мы сотрем твое жалкое нахальное племя с наших земель!

Роджер резко втянул воздух через ноздри. Зловония, которое издавали мертвые мардуканцы, он сейчас почти не замечал — слишком глубоко владел им темный мир битвы.

— Смотри внимательно, старый дурак, — прошипел он.

Импровизированные поединки происходили на открытой местности, на южном краю основной зоны боевых действий. Присоединявшиеся к зрителям мардуканцы приходили, как правило, с севера, следовательно, южная часть леса от них почти свободна, и ее можно использовать в качестве полигона.

— Сержант Джулиан. — Принц указал жестом на юг. — Продемонстрируйте, пожалуйста.

— Слушаюсь, ваше высочество, — ответил командир отделения.

Поскольку он использовал динамики и адресовал ответ не только принцу, но и аборигенам, зуммер автоматически начал переводить его слова на местный диалект.

— Гроннинген, расчистите этим славным людям побольше места, чтобы они могли похоронить своих павших воинов.

— Есть, сэр, — отрапортовал Гроннинген и повернулся к югу. — Шаман Корд, вам лучше заткнуть уши.

М-105 — куда более серьезная система, чем М-98. А потому, несмотря на всепроникающую сырость джунглей, выстрел из плазменной пушки ровно, как по линейке, проложил полосу пламени от рослого асгардца до цели — группы деревьев в середине зоны, которую указал Роджер. Там заряд и взорвался.

«ТРРРАХХ!», произведенное пушкой, было самым громким звуком в жизни любого мардуканца, включая тех, кто пережил предыдущее сражение с землянами. От грохота у них зазвенело в ушах, а тепловой удар мгновенно высушил поверхность их покрытой слизью кожи, причинив нескольким болезненные ожоги. И это были только мелкие побочные эффекты.

Двадцатиметровой ширины полоса — огромные старые деревья, которые стали мишенью артиллериста, просто исчезли. Их пожрала молния, словно вырубленная из сердцевины солнца. Массивный ствол над точкой удара разлетелся в щепки; в воздухе засвистели обломки длиной в человеческий рост, гораздо более смертоносные, чем любое копье кранолта. Верхушка дерева отлетела назад, в мгновенно запылавшие джунгли, а окрестные заросли превратились в аккуратное пятно опадающего пепла, окруженное десятком горящих поваленных деревьев.

А потом Гроннинген сделал еще один выстрел. И еще один.

Этими тремя выстрелами он пробил в джунглях просеку шириной в полсотни метров, окруженную горящей растительностью. Земля там, где прошел адский огонь, парила и дымилась.

Вождь в оцепенении долго разглядывал эту картину, затем отвернулся и задал вопрос:

— Почему?

— Потому что я не желаю пробиваться к Войтану с боем. Мы входим в город невредимыми или мы убьем каждую скользкую тварь, которая попадется нам на глаза. Выбирай.

— А завтра? — Молай начинал понимать, почему Пувин Эск так возражал против этого нападения.

— Утром делайте что угодно, хоть всех нас поубивайте, черт вас возьми. Желаю удачи. У вас был шанс убить меня лично... и вы не справились. Я предлагаю вам уйти домой. Если вы подчинитесь, мы... я, принц Роджер Рамиус Сергей Александр Чанг Макклинток, позволю вам жить.

86
{"b":"117324","o":1}