ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я постараюсь.

— Очень хорошо, лейтенант Макклинток. Ваш взводный сержант — старший сержант Чжин. Он опытный командир. Я думаю, вы многому научитесь, прислушиваясь к его советам. Я напоминаю вам, что командир взвода — одна из самых опасных должностей в морской пехоте. Держите голову пониже, а порох сухим.

— Есть, сэр, — сказал Роджер и отсалютовал.

— Отправляйтесь в расположение, лейтенант, — сдержанно сказал капитан. — Ваш взвод изо всех сил окапывается. Думаю, вам нужно как можно быстрее ознакомиться с ситуацией.

— Да, сэр! — Роджер еще раз отдал честь.

— Вы свободны, — попрощался Панэ.

Глядя, как принц торопится вверх по разрушенной дороге к цитадели, капитан покачал головой. По крайней мере, он наконец недвусмысленно определил место Роджера в командной цепочке, хотя при мысли о том, как отреагирует на его уловку командование полка, ему стало нехорошо. Но сейчас только бы сохранить юного идиота живым! Должность командира взвода действительно была самой опасной должностью в Корпусе морской пехоты, но уж лучше это, чем наблюдать, как принц Роджер, предоставленный самому себе, мечется где попало, как летящая рикошетом пуля из потерявшего регулировку бисерного ружья.

Он смотрел вслед принцу еще несколько секунд, а потом решил, что ему и самому следует поторапливаться. Капитану не терпелось увидеть лицо старины Чжина.

— Старший сержант Чжин?

— Да, ваше высочество? — Старший сержант отвлекся от обсуждения позиций и зон ведения огня с капралом Кассе и взглянул на принца. — Могу я вам чем-либо помочь?

Город Войтан оказался огромным, и цитадель была, пожалуй, самым простым из здешних сооружений. Крепость построили на склоне горы, вплотную к монолитной скале, стесанной до отвесной крутизны. Тесаный камень, по-видимому, шел на строительный материал для всего города. Семиметровая защитная стена неровным полукругом, с обеих концов упиравшимся в скалу, отделяла внутреннее пространство цитадели и трехуровневый донжон. Стена была толстой, три метра по верхней кромке, внешняя поверхность несколько отклонялась от вертикали — была скошена внутрь книзу. На обоих концах громоздились тяжелые бастионы, также углубленные в скалу. Попасть в оба бастиона можно было только изнутри крепости, через небольшие входные отверстия, расположенные на высоте стены. Конечно, прежних дверей, закрывавших эти входы, давно уже не было на месте, и морпехи спешно сооружали временные щиты. Верхние уровни бастионов и донжона, построенные из дерева, сгорели во время осады, зато нижние уровни, пристроенные к скале, и внутренние перегородки строились из камня, на совесть. Они выдержали не только осаду кранолта, но и разрушительное действие времени и даже непрекращающийся натиск мардуканских джунглей.

В стенах бастионов и донжона были устроены многочисленные бойницы для метателей дротиков, причем по-разному, в зависимости от высоты над (и под) кромкой стены. Если бы стена оказалась захваченной, обстреливать защитников, укрывшихся на первом этаже, враги все равно не смогли бы, зато бойницы верхнего этажа были спроектированы так, что позволяли буквально поливать захватчиков огнем. Были предусмотрены бойницы и в стенах внутреннего дворика — на тот случай, если предыдущий рубеж обороны падет и атакующие начнут штурм каземата.

На сегодня от каземата уцелел только обширный выжженный остов, увитый плющом и лианами. Верхний этаж, как и у бастионов, был выстроен из дерева, которое превратилось в древесный уголь. Тыльная часть каземата была, однако, сильно заглублена в склон горы, крышу поддерживали искусно сконструированные каменные подпорки. В результате образовалось большое, похожее на пещеру пространство, которое теперь можно было использовать для защиты вьючных животных, раненых морпехов и подопечных гражданских. Флар-та, чтобы не разбежались в панике, приковали цепями к голой скале на первом этаже, а раненых и гражданских устроили на высоком уступе с севера. Туда же доставили Джулиана и его морпехов в бронескафандрах.

Многочисленные бойницы каземата позволяли обстреливать внутренний дворик, а единственная наружная дверь была расположена на втором этаже. К ней вела лестница. Стены покрывал плющ, и между каменными плитами дворика уже подросли молодые деревья, но, если не считать растительности и поврежденных крепостных ворот, цитадель, выстроенная из серого камня, уцелела.

Третьему взводу, все еще сохранявшему относительно полный списочный состав, отдали левую половину стены, первый и второй делили правую. Бойцы спешно строили баррикады на месте разрушенных крепостных ворот; сержант Чжин размечал позиции бойцов взвода и зоны ответственности каждого. Сектора обстрела перекрывали все возможные подходы, а в наиболее вероятном направлении атаки крупных сил противника плотность огня была наибольшей: в узловых точках Чжин разместил гранатометчиков. В качестве ориентиров для пристрелки он определил им препятствия, которые враг, вероятно, использует как укрытия. Таких было, к сожалению, много. Раньше перед цитаделью был густонаселенный город, и остовы зданий все еще высились над очертаниями узких извивающихся улочек. Одного этого было бы достаточно, чтобы скрыть приближение атакующих, а руины к тому же густо поросли плющом, ползучими растениями, маленькими деревцами и папоротниками, создав своеобразные хорошо защищенные траншеи, ведущие к самому подножию крепостной стены. О траншеях предстояло позаботиться именно гранатометчикам, поскольку только их оружие позволяло вести навесной огонь поверх препятствий.

В распоряжении взвода были также две плазменные пушки. Бронескафандры отказали, но поскольку оборонять предстояло стационарную позицию, тяжелые пушки установили на штатных треногах. Чжин собирался использовать их только против очень больших скоплений врага — во-первых, потому что у морпехов развилось здоровое отвращение к возможным последствиям стрельбы из сложного оружия, а во-вторых, из-за необходимости сохранять драгоценные боеприпасы.

Ему придется обходиться без Джулиана и бронепехоты. Не пригодные для использования костюмы снова навьючили на флар-та, вместе с их несусветно матерящимися владельцами, застрявшими внутри, и вывезли в цитадель. Теперь отказавшие броники в виде груды запчастей валялись в углу двора. Поэртена трудился над ними в поте лица, а четверо морпехов в работоспособных скафандрах оказались единственным резервом для всего отряда. Так что решать новую задачу старшему сержанту, как он в некоторой оторопи обнаружил, предстояло, имея слишком мало бойцов, чтобы надежно прикрыть выделенный ему участок стены, без тяжелой пехоты и с учетом перспективы, какой бы отдаленной она ни была, потерять половину взвода при взрыве плазменной пушки.

— Я ваш новый командир взвода, — сказал Роджер.

— Прошу прощения?

Чжин быстро оглянулся. Капрал Кассе ловил отпавшую челюсть, но, кроме капрала (а еще очень злого и крайне утомленного шамана, маячившего за спиной принца), других свидетелей заявления Роджера не было.

— Это какая-то шутка, ваше высочество?

— Нет, старший сержант, не шутка, — аккуратно подбирая слова, сказал Роджер. — Капитан Панэ попросил меня занять новую должность. Он назначил меня вашим командиром взвода.

— Ой! — сказал Чжин. По какой-то неизвестной причине он так и не добавил: «Какая радость!» — но мгновение спустя опомнился и заговорил снова (только глаза слегка остекленели). — Очень хорошо, ваше высочество. Если вы будете столь любезны уделить мне немного времени, я проведу вас по укреплениям и сделаю разъяснения касательно диспозиции. После этого я бы хотел выслушать ваши комментарии и предложения.

— Хорошо, старший сержант. Кстати, я думаю, «сэр» будет достаточно. Или «лейтенант». В этой должности я как бы не совсем принц, если я правильно понимаю.

— Хорошо, ваше... сэр, — сказал сержант, качая головой.

— Капитан, мы расставили людей по местам и...

— Тш-ш-ш!

Энергичный жест капитана призвал лейтенанта Ясько к молчанию. Сам капитан при этом медленно поворачивал голову из стороны в сторону.

88
{"b":"117324","o":1}