ЛитМир - Электронная Библиотека

— И все-таки мы еще можем помочь вам, — произнес младший служащий ООН. — У нас имеется кое-какое оборудование, где не требуется особого опыта. Однако…

Он махнул в сторону листка бумаги, прикрепленного к доске.

— Это все же затрудняет дело: восемьдесят процентов имеющегося в нашем распоряжении вооружения, вообще бесполезным для вас.

Он улыбнулся неодобрительно.

— Мы не можем допустить, чтобы нас разбили, мистер ибн Эпплбаум.

— Как и я, — угрюмо заметил Рахмаль. — Ну так как, меня телепортируют, в конце концов, на Китовую Пасть?

— Да, в пределах часа.

— Нетелепортируемый человек, — пробормотал Рахмаль, — будет телепортируем. Вместо того чтобы провести восемнадцать лет на борту «Омфалоса».  Какая ирония!

— У вас хватит моральных сил, — поинтересовался служащий ООН, — применить нервный газ, или же вы предпочитаете…

— Все, что угодно, — оборвал его Рахмаль, — лишь бы это вернуло Фрейю. Все, за исключением фосфорного оружия, производных продуктов газолина, я не стану их применять, как и разрушающих кости. Оставьте их. Но свинцовые пули, эти старомодные, выбрасываемые из дула патроны, вот это я возьму, как и артефакты лазерного оружия.

— Интересно, какие же многообразные виды оружия у Мэтсона Глазера-Холлидея самого профессионального человека в этом области.

— У нас есть кое-что новое, — сказал служащий ООН, после просмотра данных на дисплее, — и согласно заявлениям Отдела Защиты, весьма многообещающее. Это устройство, искривляющее время и создающее поле, которое разрушает…

— Просто снабдите меня им, — перебил его Рахмаль. — И отправьте туда. К ней.

— Прямо сейчас, — пообещал служащий ООН, и быстро повел его вниз по боковому коридору к скоростному лифту к складам оружия новейших образцов.

* * *

К пункту телепортации «Трейлс оф Хоффман Лимитед»   Джек и Рут Макэлхаттен с двумя своими детьми прибыли на такси-ракете. Когда они входили в это современное небольшое здание, которое должно было стать их последним остановочным пунктом на Терре, их багаж вез на тележке напоминавший робота механизм: все эти семь битком набитых, грязных, большей частью одолженных чемоданов.

Подойдя к стойке, Джек Макэлхаттен поискал глазами клерка, который должен был ждать их.

«Дьявол, — подумал он, — как раз тогда, решаешь совершить, наконец, Великое Переселение, они выходят на перерыв, чтобы выпить чашечку кофе. Солдат ООН в элегантной униформе с нашивкой на руке, свидетельствующей, что он служит в ударной дивизии ОАР, подошёл к ним.

— Что вы хотите?

— Дьявольщина! — произнес Джек Макэлхаттен, — мы пришли сюда, чтобы эмигрировать. У меня есть поскреды.

Он полез в свой бумажник.

— Где же бланки, которые нужно заполнить, а потом, как мне известно, нам сделают прививки и…

Солдат вежливо перебил:

— Сэр, вы следили за выпусками новостей средств массовой информации за последние сорок восемь часов?

— Мы упаковывались, — произнесла Рут Макэлхаттен. — Ну и что с того? Что-нибудь случилось?

И тут через открытую заднюю дверь Джек Макэлхаттен увидел то, что ему было нужно. Телепорт.

И сердце его затрепетало от перепутавшихся страха и ожидания.

Какое же это восхитительно Великое переселение, эта настоящая миграция — и вид этих отполированных поверхностей-двойников Телепорта, похожих на стены, должен был показать… саму границу.

В памяти его пронеслись эти демонстрирующиеся на протяжении многих лет по телевидению картины земель с зеленой травой, земли…

— Сэр, — начал солдат ООН, — прочитайте вот это объявление.

Он указал на квадратную белую табличку, где буквы были такого темного цвета, настолько невзрачными, что Джек, даже не читая их, ощутил волнение и удивление от того, что его мечта приказала долго жить.

— Боже правый! — воскликнула Рут, стоя рядом с ним и читая то объявление. — ООН… Они позакрывали все агентства телепортации.

Эмиграция приостановлена на неопределенный срок.

Рут бросила взгляд, полный отчаяния, на мужа.

— Джек, здесь говорится, что теперь нет законного способа мигрировать.

— Чуть позднее, мадам, — произнес солдат, — эмиграция будет продолжена, когда прояснится ситуация.

Затем он отвернулся, чтобы остановить еще одну пару с четырьмя детьми, которая вошла в офис «Трейлс оф Хоффман».  Через до сих пор открытую заднюю дверь Макэлхаттен увидел четырех служащих в рабочей униформе; они с деловитой эффективностью разрезали газовой горелкой оборудование Телепорта на секции.

Он заставил себя прочитать объявление.

И когда он прочитал его, солдат слегка похлопал его несколько недружелюбно по плечу, и указал на располагавшийся поблизости телевизор, в который всматривалась вторая пара вместе со своими четырьмя детьми.

— Это Новая Земля, — произнес солдат ООН. — Вы видите?

Его английский был недостаточно хорош, но он пытался объяснить — он хотел, чтобы Макэлхаттены поняли, почему.

Приблизившись к телевизору, Джек увидел серые, похожие на бараки здания с крохотными окнами. И… высокие заборы. Он уставился в экран, ничего не понимая. В глубине сознания ему стало ясно даже без звукового сопровождения диктора.

Рут прошептала:

— Боже мой! Это же… концентрационный лагерь!

Клубы дыма и верхние этажи здания из серого цемента исчезли с экрана; по нему проносились маленькие темные фигуры, а голос диктора прерывали частые выстрелы самых различных видов оружия — самый спокойный и объективный, не требующий особых объяснений комментарий происходящих событий.

По крайней мере, после того, как это увидишь.

— Что, — сказала Рут мужу, — и мы бы жили так там?

Затем он сказал ей и детям:

— Пошли. Идемте домой.

Он сделал знак роботу-механизму, чтобы тот снова взял их багаж.

— Но, — запротестовала Рут, — разве ООН не может помочь нам? Они же захватили все эти благотворительные агентства.

Джек перебил ее:

— ООН теперь защищается. И это отнюдь не благотворительное агентство.

— Он указал на служащих в рабочей одежде, деловито разбирающих телепортационные установки.

— Но ведь уже так поздно…

— Нет, — перебил ее он, — слишком поздно.

Он сделал знак роботу, тот понес всех их семь битком набитых чемоданов обратно наружу на улицу, чтобы отправиться вместе со своей семьей снова домой в их жалкую, крохотную, ненавистную квартирку, избегая многолюдных толп людей, Джек поискал глазами ракету-такси. К ним подошёл человек и протянул одну листовку.

Маклхаттен рефлекторно взял ее.

Выпуск «Друзей Объединенных Людей»,  понял он.

Броский заголовок: «ООН СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ О ТИРАНИИ В КОЛОНИИ». 

Он произнес вслух:

— Они были правы. Чудаки. Лунатики, вроде того парня, который хотел совершить восемнадцатилетнее путешествие на межзвездном корабле.

Он осторожно согнул листовку, положил ее себе в карман, чтобы прочитать позднее. В данный момент он чувствовал себя слишком ошеломленным.

— Надеюсь, — вслух продолжил он, — что мой шеф возьмет меня назад.

— Они сражаются, — начала Рут. — Ты можешь видеть на экране телевизора. Показывают солдат ООН и еще кого-то в странной униформе, которую я никогда еще не видела в своей…

— Ты как, — обратился к жене Джек, — сможешь посидеть с детьми в такси, пока я поищу бар, чтобы выпить чего-нибудь покрепче?

— Да, — ответила она. — Смогу.

В этот момент к ним устремилась ракета-такси и приземлилась у обочины рядом с их грудой багажа.

— Я, — начал Джек Маклэхаттен, — мог бы заказать, к примеру, бурбон с водой. Двойной.

А затем, уже самому себе:

— Пойду-ка я в штаб-квартиру ООН и запишусь в добровольцы.

Он не знал, зачем… пока еще не знал. Но ему скажут.

Его помощь была необходима. Он чувствовал это всеми своими потрохами.

Война, которая должна была завершиться победой, а потом, через несколько лет, а не через восемнадцать лет, как считал тот дуралей, о котором писали газеты, они смогут сделать это, смогут эмигрировать.

23
{"b":"117325","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
О Стивене Хокинге, Чёрной Дыре и Подземных Мышах
Земля будущего
Любовь по закону подлости
Под итальянским солнцем
Я путешествую одна
Брачный сезон. Сирота
Деньги без дураков
Ночные кошмары!
Алиса & Каледин