ЛитМир - Электронная Библиотека

Кое-что ему не нравилось в этих немецких инженерах. Их деловитость. «Такая же была у их предков, — подумал Мэтисон. — В двадцатом столетии, когда они с безмятежным спокойствием отправляли тела в печи или душевые, превращенные в газовые камеры. И финансировалось это все влиятельным и респектабельным в деловых кругах Третьего Рейха герром Круппом. Точно так же, как фон Эйнем финансировал «Трейлс оф Хоффман» с его огромными центральными офисами, расположенными в центре Большого Берлина — столицы Новой Объединенной Германии, города, из которого фактически происходят все Генеральные Секретари ООН».

— Не могла бы ты принести мне, — обратился Мэтисон к Фрейе, — вместо скотча с водой досье на Хорста Бертольда.

В соседней комнате Фрейя включила автоматизированную поисковую систему — их основное электронное оружие, миниатюрное, большей частью скрытное, сортирующее и принимающее данные, вместе с банками памяти, где хранились досье и… некоторые полезные артефакты, НЕ ИМЕЮЩИЕ В СЕБЕ банков данных, но имеющие высокоскоростное оружие, оснащенное ядерными боеголовками и способное уничтожить любую ракету, если хозяева ООН отдадут приказ поразить спутник. На своей вилле, на этом спутнике, Мэтисон чувствовал себя в безопасности. И, находясь под такой защитой, ему удавалось сделать очень многое — там, внизу, на Земле, в Новом Нью-Йорке, даже в офисе агентства, он всегда чувствовал себя как голый. Право же, его раздражало близкое присутствие ООН и легионов «Работников Мира» Хорста Бертольда, их хмурые серые лица, то, что они, якобы ради мира на Земле, в поисках угрожающих безопасности людей объектов рыскали по всеми свету, забираясь даже на несчастные луны — унылые, чудом еще функционирующие первые «спутники-колонии», появившиеся еще до открытия фон Эйнема и обнаружения Джорджем Хоффманом планеты Фомальгаут-9 Китовой Пасти, ставшей КОЛОНИЕЙ.

«Как плохо, — насмешливо подумал Мэтисон, — что Джордж Хоффман больше не открыл других планет в иных звездных системах, где тоже жили бы существа, похожие на нас, людей, чувствующие и размышляющие, прямоходящие двуногие животные. Сотни и сотни планет, но…»

Вместо этого же — температура, при которой плавятся даже термопредохранители. Отсутствие воздуха. Почвы. Воды. Едва ли можно было считать, и Венера — типичный пример, что условия жизни на таких мирах «легкие». Фактически на таких планетах жить приходилось в домах-куполах, где поддерживалась своя температура. Внутри купола могло проживать до трех сотен человек. Совсем немного, принимая во внимание то обстоятельство, что население Земли составляет семь миллиардов.

— Вот наше досье на Х.Б., — сказала Фрейя, снова проскользнув на свое место и засунув ноги под пушистое шерстяное одеяло рядом с Мэтисоном.

Она раскрыла его почти наугад: агентство ОСА имело старательных работников: множество данных, собранных здесь, несмотря на тщательную цензуру средств массовой информации со стороны ООН, так никогда и не стали достоянием общественности.

Даже так называемые «критические» аналитики и журналисты не имели о них ни малейшего понятия. Да, они могли критиковать, сколь душе угодно, характер, привычки, способности и то, как бреется герр Бертольд, но они не могли касаться тех фактов, которые открывались сейчас перед ним. Читать было весьма затруднительно. Даже для него.

Год рождения — 1954. Самый канун космической эры. Как и Мэтисон Глазер-Холлидей, Бертольд был пережитком прошлого.

Тогда все сверкнувшее в небе называли «летающими блюдцами», хотя это было неправильное название противоракетного оружия американских ВВС, которое оказалось, как показала короткая стычка в тысяча девятьсот восемьдесят втором году, малоэффективным. Бертольд родился в Западном Берлине, как его называли, потому что, сейчас об этом уже и не помнили, Германия в то время была разделена.

Родители: отец — заправила мясного бизнеса. Немного напрягшись, Мэтисон вспомнил, что отец Бертольда был офицером СС и участвовал в организации нескольких групп штурмовиков, уничтоживших тысячи невинных славян и евреев, что это никак не отразилось на мясном бизнесе Йохана Бертольда в пятидесятых и шестидесятых годах.

А затем, в 1972 году, на арену вышел и сам Бертольд-младший (нет нужды говорить, что срок давности преступлений его отца к тому времени уже истек, и он никогда не преследовался немецкими властями. Более того, он сумел избежать преследований израильских групп коммандос, которые к семидесятым годам прекратили свою деятельность, отказавшись от выслеживания оставшихся в живых людей, виновных в массовых убийствах.) А в 1972 году Хорст становится лидером в Рейнхольтюгенде. Эрнст Рейнхольт из Гамбурга возглавил партию, целью которой было объединение Германии, чтобы она в военном и экономическом отношении стала нейтральной и стояла бы между Востоком и Западом.

И все же понадобилось десять лет, прежде чем произошло предвиденное им столкновение между США и СССР, после которого Германия стала свободной, независимой и приобрела своё настоящее имя.

Под руководством Рейнхольта, Новая Объединенная Германия начала осуществлять свои грязные замыслы. Хотя в действительно это никого не удивило — Восток и Запад занимались восстановлением порядка там, где раньше располагались крупные города, такие как Чикаго и Москва — и уповали на то, чтобы кубинское крыло коммунистического блока, воспользовавшись благоприятным моментом, не активизировалось и не укрепилось.

Вообще-то секретный протокол между Новой Объединенной Германией и ООН отнюдь не являлся нейтральным. Наоборот. Новая Объединенная Германия намеревалась атаковать Китай. Вот на такой-то неприглядной основе и добился Рейх объединения. Было создано, как и намечалось, оружие, которое всего за один 1987 год полностью уничтожило китайский народ.

Мэтисон, изучая досье, очень быстро пробежался по этой части: Рейх использовал несколько видов оружия массового уничтожения, даже запрещенный в США нервно-паралитический газ казался детской игрушкой по сравнению с… он решил просто не замечать каких-либо упоминаний о том, что Крупп и Софен изобрели в ответ на вторжение в тысяча девятьсот восемьдесят третьем году тысяч миллионов китайцев от Сибири до Аляски. В любом случае договор был принят, и даже Фауст побледнел бы, читая его — мир потерял китайский народ, а заимел лишь Новую Объединенную Германию.

В конце концов так все и вышло. Совершенно законным путем Новая Объединенная Германия добилась полного контроля над одной-единственной планетой, а значит, таким образом стала и правительством всей Солнечной системы — ООН. И являлась им до настоящего времени.

А бывший член Рейнхольтюгенда Хорст Бертольд занял пост Генерального Секретаря ООН. И занялся, как и обещал во время своей предвыборной кампании, а к 1985 году ООН превратилась в выборное учреждение, проблемой колонизации. Ему необходимо было найти Окончательное Решение, так как, во-первых, Земля была перенаселена, как Япония в 1960 году, и, во-вторых, надежды на другие планеты и луны с куполами на них явно не оправдывались. При помощи телепортационной установки доктора фон Эйнема, была обнаружена одна населенная планета в звездной системе. Но располагалась она так далеко от Солнца, что ее невозможно было достичь с помощью кораблей, принадлежавших Маури Эпплбауму.

Китовая Пасть и телепортационная установка «Трейлс оф Хоффман» и стали ЕГО ответом.

Казалось, он всех удовлетворял. Но…

— Видишь? — сказал Мэтисон Фрейе. — Вот запись речи Хорста Бертольда еще до избрания его Генсеком и появления фон Эйнема с Телепортом. СВОЕ ОБЕЩАНИЕ ОН ВЫСКАЗАЛ ЕЩЕ ДО ТОГО, КАК ТЕЛЕПОРТАЦИЯ В СИСТЕМУ ФОМАЛЬГАУТ ОКАЗАЛАСЬ ВОЗМОЖНОЙ. T.е. фактически, еще до того, как о существовании Фомальгаута сообщили старые беспилотные аппараты.

— Итак?

— Итак, — начал Мэтисон хмуро, — итак, наш Генеральный Секретарь ООН уже имел предписание еще до того, как принял решение. А для немцев это означает одно и только одно: решение одной общей фермы для кошки и крысы. Или, как он теперь подозревал, фабрику пищи для собак. Один писатель-фантаст шутки ради, словно подражая Свифту, предложил в пятидесятых годах, «решить негритянский вопрос в Соединенных Штатах, построив огромные фабрики, перерабатывавшие негров в корм для собак». Сатира, конечно, напоминала свифтовское «Благопристойное предложение» решить проблему голода в Уэльсе можно поеданием детей. Сам же Свифт иронически сокрушался в конце, что у него нет своих собственных детей, чтобы предложить их в обмен на гризли. Но… Но на это смотрели вполне серьезно — рассматривались не только проблемы перенаселения и неудовлетворительное качество пищевых продуктов, но и совсем безумные, шизоидные методы их решения. Недолго длившаяся III Мировая война, официально именуемая как «Мирная Акция», как Корейскую войну в своё время назвали «Полицейской Акцией», унесла несколько миллионов людей, но этого оказалось мало. И решила она лишь часть проблем. А для многих влиятельных кругов именно этим и казалась — частичным решением. Не катастрофой, а половинчатым ответом. Хорст Бертольд обещал этот вопрос разрешить. И Китовая Пасть стала его ответом.

4
{"b":"117325","o":1}