ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Достаточно на сегодня, — сказал он, легким движением возвращая на мои плечи смятую ткань рубашки.

— На сегодня? — пробормотала я, торопливо укутываясь до самого подбородка. Фэрлин усмехнулся, постепенно превращаясь в привычно-го Лорда-Оборотня — лишь необычный свет теплого золота плыл в его глазах.

— Мне хочется продлить удовольствие, леди. Мы ведь не обговари-вали срок? До свадеб еще две недели.

— Две недели?! — потрясенно воскликнула я. Он тихо рассмеялся, приглаживая ладонью мои растрепанные волосы. Две недели — и каж-дую ночь я должна терпеть его поцелуи, его странные бесстыдные ласки!

— Я могу идти? — еле выговорила я.

Он удивился.

— Зачем? Здесь хватит места на двоих. А к утру вы окажетесь в своей постели, даю слово.

— Ваше слово… — пробормотала я, отворачиваясь. И вздрогнула, ко-гда его тело прижалось ко мне, левая рука скользнула под изгиб талии и легла на живот, а вторая погладила грудь.

— Вы сказали, на сегодня достаточно, — пробормотала я в подушку.

— Конечно, — согласился он, целуя меня в ухо. — Я просто обнимаю вас. Но если вы будете так вздрагивать, мне захочется продолжить.

Я мгновенно замерла. Лорд несколько раз вздохнул, крепче при-жимаясь ко мне — и уснул. Я думала, что не сомкну глаз, но уснула тот-час, хотя несколько раз просыпалась, когда его сонные руки начинали двигаться — медленно, словно утолено…

Конюх привычно приготовился помочь, но его отстранили, легко подняли и усадили меня в седло. Ладонь лорда Фэрлина задержалась на моем колене. Я глядела на него в растерянности, чувствуя, как от стыда и замешательства пылает лицо.

— Я скучал все утро, — негромко сказал он. — Где вы были?

— Я поздно встала… — увидев вспыхнувшую на его лице улыбку, по-няла, что не стоило этого говорить.

— Плохо спали? — спросил лорд серьезно, и я взмолилась:

— О, пожалуйста, оставьте меня, я не могу…

— Выносить мое присутствие еще и днем? — подхватил он. Глаза его гневно сверкнули. — Днем ли, ночью — вы моя, не забывайте это!

— Вы не даете мне забыть! — воскликнула я с не меньшим гневом.

Его лицо потемнело; резко развернувшись, лорд отошел. Склонив голову, чтобы скрыть внезапные слезы, я перебирала поводья.

— Что-то случилось? — спросил появившийся Бэрин.

— Нет, конечно, нет!

— Вы поссорились с Фэрлином? Он несколько раз спрашивал вас… был рад, когда вы, наконец, спустились. А сейчас он вне себя. Видите? Он никогда так не обращался со своим жеребцом… Леди Инта… Он обидел вас?

Я заставила себя взглянуть на Бэрина. Он казался озабоченным — но, скорее, не моей судьбой, а настроением брата.

— Вы такие разные, Бэрин…

Он улыбнулся почти смущенно.

— О, нет, вы просто плохо его знаете. И меня. Надеюсь, со време-нем вы поймете нас. Простите нас.

— Время? Какое время? До свадеб осталось совсем немного. Я не останусь здесь и минуты после отъезда моей сестры!

Бэрин уклончиво повел бровью, словно сомневался в этом. А не подозревал ли он о том, что происходит между мной и его братом?

Сумерки неумолимо приближались. Я с тоской наблюдала за са-дящимся солнцем. Опять наступала ночь — ночь Оборотня…

Лорд Фэрлин стоял у окна, прислонившись виском к камню стены. Он, казалось, не заметил моего прихода, и я застыла посреди спальни, сцепив руки. Не меняя позы, лорд искоса взглянул на меня, двинул ки-стью руки, указывая на кресло неподалеку. Я молча села. Молчал и он, лишь трещали дрова в камине, да по-весеннему пел ветер за окном.

— Я думал о вас, — сказал лорд хрипло. — Я целый день думал о вас. Вы знаете — какая пытка — видеть вас и не коснуться? Это чувство срод-ни голоду, но мучительней во сто крат. Вы знаете, что я могу вознена-видеть вас за это?

— Так утолите свои желания, — холодно отозвалась я. — И оставьте меня в покое.

Не знаю, почему, но меня взволновали его слова и его голос — хри-плый низкий монотонный голос…

Лорд Фэрлин оттолкнулся плечом от стены, пошел ко мне — стара-ясь сидеть неподвижно, я следила за его приближением — и охнула, ко-гда сильные руки рванули ворот моего платья, обнажая грудь. Он не-терпеливо оттолкнул мои вскинутые ладони, больно стиснул мои груди. Я закрыла глаза, когда он склонился ко мне — и вскрикнула от укуса в шею.

Лорд Фэрлин отпрянул, тяжело дыша. Луна стояла за его спиной, и лишь горящие глаза различала я — голодные глаза дикого зверя.

— Я не должен пугать тебя, — пробормотал он. — Я не должен желать тебя, так сильно, что я теряю власть над собой. Это опасно. Ты не зна-ешь, насколько это опасно. Я не должен…

Застонав, он оглянулся на спокойный лик луны.

— Лучше бы я взял эту фарфоровую куклу… я бы утолил первый го-лод и…

Он вновь уставился на меня.

— Но ты — здесь.

Я сжалась, когда он вновь коснулся меня — но уже нежно, пальцы чертили на моей коже легкие запутанные узоры, словно покрывали письменами рун… Я сквозь ресницы взглянула в его лицо — ярко осве-щенное, оно было отрешенным, на губах мерцала слабая улыбка. Он явно наслаждался тем, что делал. Медленно опустился на колени, мяг-ко поддевая меня под спину. Я вздохнула, когда он приник губами к мо-ей груди. Вновь услышала шепот — но теперь он звучал внутри меня, в моей крови, в тяжелеющем дыхании…

Теплые ладони гладили мои ноги, колени, бедра, скользили вверх по ткани чулок. Я затаила дыхание, когда его пальцы медленно спусти-ли чулок с левой ноги, лаская кожу. Сдвинувшись, он поцеловал мое белое колено и коснулся другой ноги. Предчувствуя горькое торжество, я следила за скользящим вниз чулком. Это наверняка охладит его страсть… Лорд Фэрлин увидел мою изуродованную ногу. Замер. Про-вел кончиками пальцев. Наклонился, неспешными мелкими поцелуями покрывая ногу — всю, от пальцев до бедра… Я закусила губы, чтобы не заплакать от чего-то, абсурдно похожего на благодарность.

Когда он, наконец, поднял голову, его ладони лежали на моих бед-рах. Я покраснела, вдруг представив себе, как выгляжу — в расстегну-том до пояса платье, с высоко поднятой юбкой… Не спуская с меня глаз, он стянул со своих плеч рубашку, взял мои руки и положил на свою горячую грудь.

— Потрогай меня, — сказал тихо.

— Как? — беспомощно спросила я.

— Погладь… как хочешь…

— Я ничего не хочу… — пробормотала я, а пальцы уже скользили по коже, словно изучая ее. Лорд Фэрлин следил за мной исподлобья, медленно вдыхая, ребра двигались под моей рукой. Сердце забилось тяжелее, быстрее, когда я накрыла его ладонью. Я с мгновение послу-шала его, потом дотронулась до твердых сосков. Лорд вздрогнул, и я испугалась, что потревожила рану.

— Нет-нет, — пробормотал он. — Продолжай. Не останавливайся…

Ладони легли на твердые плечи — тяжелые мышцы заматеревшего мужчины. Кожа была гладкой, прохладной от лунного света, но быстро теплела под прикосновениями. Я потрогала старый шрам на шее, до-тронулась до жестких густых серебрящихся волос, осторожно отвела их назад, открывая его напряженное лицо. Сейчас я не боялась его — он был таким покорным, неподвижным…

И вдруг словно взорвался.

В одно мгновение я оказалась на ногах, прижатая к твердому горя-чему телу. Он целовал меня жадно, больно; я застонала, изгибаясь, пытаясь избавиться от его губ, рук, жаркого тела… И обнаружила, что, откинув шею, сама подставила ее поцелуям. Приподняв меня под бед-ра, он теперь целовал мою грудь. Теплая волна разливалась по моему вздрагивающему телу, слабели руки, и я почти повисла на нем.

Я позволила снять с себя одежду, но закрыла глаза, когда начал раздеваться он. Кровать прогнулась под его тяжестью, горячее тело прижалось к моему. Неторопливая рука ласкала меня, играла с моими грудями, гладила живот, скользила по бедрам, мягко, но настойчиво раздвигал напряженные ноги. Рисовала вкрадчивые узоры на внутрен-ней стороне бедер. Он заглушил протест долгим поцелуем, давая при-выкнуть к ощущению руки на моем лоне. Пальцы слегка двигались, по-глаживая, щекоча, сжимая… Ощущение скорее приятное, если б не было так неловко. Притихнув, я лежала неподвижно, и с закрытыми глазами ощущая его взгляд. Его рука двигалась — осторожно и ритмич-но — не осознавая даже, я начала в такт слегка покачивать бедрами, стремясь продлить, усилить удовольствие — все быстрее, сильнее… Сладкая судорога прошла по моему телу, я слабо застонала.

12
{"b":"117328","o":1}