ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы собираете их и учите… Чему?

— Быть оборотнем, — просто сказал Джордан.

— Но как?

— Лорен. Это только способность. И она тренируется и разви-вается, как и все остальные способности. Мы учим их контролиро-вать себя. Владеть собой в любом… состоянии. Обличии.

— Но почему — здесь? Не где-нибудь, ну, я не знаю… в закры-том… в горах…

— Загнать их-нас в резервации? — ровно подсказал Джордан. — Мы существуем в этом мире. Мы должны уметь жить и выживать в условиях современной цивилизации, а не охотиться в лесах и на-водить ужас на жителей отдаленных деревень.

— Но… насколько я помню… из легенд… оборотни обычно пре-вращаются в животных…

— Медведи-волки-тигры? — вставил Рене.

— А вчера я видела… Анджей… вы… Это совершенно ни на что… ни на кого не похоже…

— Может, мы тоже мутируем, — пожал плечами Рене. Одновре-менно с ним Джордан спросил резко:

— Это показалось вам отвратительноым?

Такой прямой вопрос поверг ее в растерянность. Отврати-тельно? Нет. Ошеломляюще. Парализующе. Видеть, как мужское… человеческое тело прямо у тебя на глазах, словно пластилин под давлением невидимых пальцев, принимает невиданную форму и мощь и стремительность… Она не упала в обморок и даже не оце-пенела. Она была… очарована. Да, именно так, и именно это ста-ромодное слово будет самым точным.

Но пока она молчала, Джордан, видимо, что-то уже решил для себя, потому что произнес:

— Можете не отвечать, мисс Фиджи.

Это его 'мисс Фиджи' она тоже начала ненавидеть — он слов-но периодически отсылал ее прочь, как надоевшую собаку. Поэто-му она произнесла с вызовом:

— Но я отвечу! Вовсе вы не были отвратительны. Ни вы, ни Анджей.

Джордан недоверчиво блеснул глазами:

— Не хотите ли сказать, что мы очень приглянулись вам… в другом обличии?

Лорен едва не ляпнула: 'да, потому что тогда вы, по крайней мере, молчите' (на ее человеческий слух), — но сказала просто правду:

— Нет. Но я бы хотела увидеть вас… еще раз.

Показалось, или он задержал дыхание? Рене наклонился и заглянул ей в лицо с улыбкой:

— А как вы относитесь к крупным кошачьим? Леопардам, на-пример?

Лорен подумала и честно сказала:

— Не знаю. Я видела их… в зоопарке. Они очень красивы.

— Я рад, — благосклонно отозвался Рене.

Лорен уставилась на него.

— А вы…

Рене кивнул.

— Я предпочитаю традиционный облик.

Джордан неожиданно сердито фыркнул:

— Он предпочитает! Будто в его силах что-то изменить! Уж ка-ким ты на свет народился…

— А как…

— Если вы хотите узнать технические возможности, — быстро произнес Джордан, — то вряд ли мы в силах ответить. Мы до сих пор не знаем, что происходит с организмом человека-оборотня. Хотя на нас давно уже работает одна частная лаборатория и, кос-венно, — Институт аномальных явлений.

— О, они много нарыли! — легкомысленно заметил Рене, гибко потягиваясь. — Изменение химических сред организма, метаболизм и прочие умные вещи, с которыми я плохо справлялся в школе и в университете. Наше дело маленькое, правда, Алекс? Мы просто хотим, чтобы наши дети выжили и не чувствовали себя изгоями в… преобладающем человеческом обществе.

— И никто до сих пор… вы ничем не выдали себя? Ведь эта школа находится в центре города… огромного города.

Джордан сухо усмехнулся.

— Вы сами ответили на свой вопрос. В маленьком городке это было бы вряд ли возможно. Здесь же люди настолько замотаны и равнодушны, что мы вряд ли кого заинтересуем. И, Лорен, это ведь действительно школа для детей, нуждающихся в социальной адаптации. Мы имеем государственную аккредитацию, и одновре-менно — мощную материальную поддержку частного попечитель-ского совета. Специалисты, которых мы сюда приглашаем, имеют научные звания и длительную практику. Если наших детей усынов-ляют, мы все равно не упускаем их из виду.

— Но все это… стоит немалых денег, я полагаю?

— Когда вас так мало… думаю, вы не представляете, насколько сильны связи и привязанности оборотней. Вас, кстати, не коробит это слово?

Она слабо улыбнулась.

— Начинаю привыкать. И потом, не знаю, как вас можно назвать по-иному. А скажите…

— Переходим к фольклору, — пробормотал Рене в свой вновь наполненный стакан.

Лорен улыбнулась — уже явно веселее. Когда она забывала о своей стеснительности и так оживлялась, становилась очень при-влекательной. Рене покосился на друга. Джордан тоже наблюдал за ней. Настороженно. Чертов упрямец!

— Да, вы наверняка знаете все вопросы, какие я могу задать! Я читала, что полная луна… или новолуние, я всегда путаюсь… так влияет на оборотней, что они просто не могут владеть собой.

— Да, определенная правда в этом есть, — согласился Джордан. — Тяга к смене облика усиливается именно в полнолуние. И все же это больше касается молодых, необученных оборотней. Ну-у… скажем, это можно сравнить со склонностью мальчиков к прежде-временному семяизвержению при первых половых контактах, по-нимаете?

Лорен посмотрела на Рене. Его глаза смеялись.

— Знаете, — сказала она с отчаянной серьезностью. — Вряд ли я смогу понять это. До конца.

Джордан взглянул на нее. Показалось ли, что в глазах его тоже мелькнула усмешка?

— Разумеется, — согласился он вежливо. — Извините за сравне-ние.

— Нет-нет, — запротестовала она. — Мне сразу все стало ясно. Такой… живой образ.

— Лорен, — мягко сказал Джордан. — Вы намерены надо мной из-деваться и дальше?

— Но, Алекс, — подал голос забавлявшийся Рене. — Должен же ты кому-то хоть раз это позволить? Обычно издеваешься ты.

Джордан поглядел на него. На Лорен.

— Правда?

— Ну, конечно, — успокаивающе заключила Лорен. — Все мы не замечаем своих недостатков. Вернее, легко их игнорируем.

Директор откинулся в кресле.

— Может, все-таки вернемся к нашим… оборотням?

— Бежишь, Алекс? — поддразнил Рене. Тот даже не посмотрел на него.

— Просто возвращаюсь к теме нашей беседы.

Лорен легко вздохнула. Неизвестно, почему — может, от этой дружеской перепалки, она вдруг почувствовала себя уверенней. Не такой… ошеломленной. Она сжала руки.

— Столько вопросов… я даже не знаю…

— Может, вы отдохнете, поспите, — предложил Джордан. — Со-ставите ваш список и предоставите его нам? Думаю, на большин-ство мы сумеем ответить.

Лорен посмотрела на него, как на сумасшедшего. Но он вовсе не смеялся над ней. Он хотел ей помочь. В своем стиле.

— Как… когда вы понимаете, что вы — не такие, как все?

— Я помню — лет с пяти… Алекс — ты?

— Я позже. Гораздо. У большинства из нас эти способности проявляются именно в подростковом возрасте. У девочек — со вре-мени первых менсов. Хотя есть и уникумы. Рене, например. Рауль. И… еще кое-кто.

— А ваши способности… вы как-то применяете их… в жизни?

Джордан смотрел мрачно.

— То есть, не охотимся ли мы на людей ночью на городских улицах?

До чего подозрительный тип! Если уж они решились доверить-ся, мог бы не приписывать ей своих мыслей! Лорен готова была его просто стукнуть. Видимо, это желание так явно отразилось на ее лице, потому что Рене сказал поспешно:

— Помню, в детстве я любил пугать бродячих собак! Днем бо-ялся и близко подойти к складам, где они обитали! Опасные твари! А потом… — он, похоже, взгрустнул. — Вроде бы нигде…

Лорен с легким вызовом посмотрела на Джордана.

— И, где, по-вашему, я мог бы их применить? — по-прежнему хмуро поинтересовался он.

Она пожала плечами.

— Ну, не знаю. Может быть, в десанте?

Пауза. Джордан посмотрел на Мартеля. Тот сказал философ-ски:

— Дети!

Снова пауза. Теперь взгляд Джордана был не хмурым, а ско-рее задумчивым.

— Да, — сказал он. — Несколько раз эта моя способность спасала жизнь мне и кое-кому рядом… И не всегда сознательно. И каков ваш приговор, Лорен?

Лорен стиснула кулаки. Подалась к нему.

— Я не знаю! — сказала яростно. — Меня там не было! Почему вы считаете, что я все время хочу вас в чем-то обвинить? Я просто хочу понять!

11
{"b":"117330","o":1}