ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А он просто дает вам возможность удрать, — благодушно ска-зал Рене. — Знаете, куда я поеду в отпуск в следующий раз? В тро-пики! В джунгли. Побегаю всласть.

— На тебя объявят охоту, — сказал Джордан.

— Это правда? Вы пытаетесь меня испугать?

— Лорен… — когда она слышала его мягкий голос, то всегда те-рялась — в такие минуты казалось, что она ему небезразлична. Хо-рошо, что это происходило редко. — Я просто предоставляю вам возможность не впутываться дальше в наши дела. Даю вам воз-можность уйти.

— Но ведь… — она перевела глаза с одного мужчины на другого. — Если я захочу уйти, вы меня не… остановите?

— Разумеется, — вежливо склонил голову Джордан. Рене засме-ялся:

— Надеюсь, не захотите! Хотя бы из противоречия Алексу!

Лорен уставилась на директора. Что-то в груди ее сжалось. Сердце, наверное.

— Вы хотите, чтобы я ушла?

— Дело не в том, чего хочу я, — так же благожелательно растол-ковывал ей Джордан. — Дело в том, чего захотите вы. Кроме того, ведь ваша работа здесь временная?

— Да, но…

Что такое 'но', она и сама не смогла бы сформулировать, и потому замолчала. Какой нормальный человек может захотеть здесь остаться? Вообще-то, ей следовало для начала спросить — какой нормальный человек во все это поверит?

Она-то явно не была нормальной. Потому что поверила. По-тому что остаться хотела.

— …следующий вопрос, Лорен, — услышала она. Подняла глаза.

— А?

— Мы слушаем ваши вопросы, — терпеливо повторил Джордан.

Лорен поморгала, вспоминая — какой вопрос ей хотелось за-дать. Их же было так много…

— Ваших детей иногда усыновляют. А если оборотни создают семьи, то только с оборотнями? Или существуют… смешанные браки?

Она не ожидал, что такой простой вопрос погрузит их в дли-тельное молчание. Вопросительно посмотрела на воспитателя. Тот, в свою очередь, с усмешкой смотрел на директора.

— Рене?

Мартель хмыкнул.

— Вы знаете, мне так нравится ваш вопрос, Лорен! Очень нра-вится. Видите ли, мы совсем недавно его обсуждали. Может, про-светишь нас, Алекс?

Тот глядел исподлобья:

— Как видите, ни Рене, ни я не женаты. Следующий вопрос?

— Но…

— Давайте следующий!

Лорен поморгала. Ничего не поняла, вздохнула и продолжила:

— А можно по виду определить, оборотень ли человек, и в кого он способен превращаться?..

— И все же я одного не понимаю, — пожаловалась она — уже на следующий день, когда они с Рене сидели на парапете набереж-ной. В спину им светило садившееся солнце. От реки несло холо-дом, Лорен передернула плечами, и Мартель набросил ей на пле-чи свою куртку.

— Только одного? Счастливица! — сказал с удивлением.

— Зачем вам я?

— То есть?

— Пока вас не было, директор мог найти замену из… ваших, а не брать неизвестно кого прямо с улицы.

Рене шумно вздохнул.

— Но нас так мало и мы так заняты…

Это прозвучало неубедительно, и Лорен с чистой совестью промолчала.

— И среди воспитателей по штату обязательно должна быть женщина.

— Фрекен Бок? — подначила Лорен. Рене засмеялся.

— Да-да, наша ошибка! Но она далеко и не может нам навре-дить, даже если натравит на нас целую армию газетчиков и следо-вателей. Всем известно, как у нее расшатались нервы на ниве воспитательской работы в приютах.

— А вы уверены, что я — не очередная ошибка?

Рене взглянул на нее с легким сомнением, не зная, как она воспримет его слова:

— Но, Лорен, вас ведь не взяли прямо с улицы. Наши дети ви-дели вас. В библиотеке. Вы им понравились.

— Меня? — ахнула Лорен. — Когда?

— Почти с полгода. Сначала вы приглянулись Кириллу, он при-шел и рассказал про вас. Там перебывали почти все.

— А я-то думаю, почему многие лица мне кажутся знакомыми, — обескуражено сказала Лорен. — И что, этого было достаточно?

— Ну, были еще всякие анкетные и прочие заморочки, — уклон-чиво произнес Рене.

Лорен внимательно смотрела на него.

— Вы изучили мою биографию, родственников, прошлые места работы, личностные и интеллектуальные характеристики?..

— Да. Вы ведь не в обиде? — спросил Рене. — Вы же понимаете, мы не могли подпустить к нашим детям абы кого…

— Что опять возвращает меня к моему вопросу. Зачем вам был нужен человек? Обычный человек в такой… необычной школе?

Рене оперся обеими руками о парапет и посмотрел в небо.

— Нашим детям он нужен. Человек, который все о них знает, и все же продолжает любить их такими, какие они есть.

Он сказал это так отсутствующе, что Лорен задумалась, отно-сится ли это только к детям.

— Это нам всем надо, — пробормотала она. — Но что случилось с воспитателем до фрекен Бок?

— Он… она умерла.

— О… Как?

Рене рыскнул взглядом по набережной, по дороге, по школе напротив.

— Может, поговорите об этом с Алексом?

— Я задала вопрос вам. Не хотите отвечать? Я… — она замол-чала, и Рене быстро взглянул на нее. Лорен осторожно сползала с парапета.

— Не хотите же вы сказать, что кто-то из детей?..

— Вы помните, что я говорил вчера?

— Что многие даже не знают, что с ними происходило?

— Диана была очень неосторожна. Мы предупреждали ее. Она не… понимала.

Лорен неожиданно вспомнила, как разозлился Джордан, когда она взяла Кейси себе в постель.

— Мы не снимаем с себя вины, — напряженно говорил Рене. — Но столько времени все шло просто отлично. Дети ее обожали, она была педагогом от бога. Она даже присутствовала при… превра-щении. Необученный оборотень необязательно опасен, но когда он еще ребенок… Я прекрасно помню, что происходило со мной. Подростковый возраст — сам по себе уже настоящий ад, а когда к этому присоединяется еще и оборотничество… Я до сих пор уве-рен, что он не собирался убивать ее. Все произошло… само собой.

— Само собой! — воскликнула Лорен и осеклась, подумав о са-мом Рене — обмякшем в кресле, с окровавленной повязкой на голо-ве. Тот, догадавшись, о чем она думает, слабо улыбнулся:

— Ну, не всегда все происходит так… драматично. Просто нам с детьми приходится искать взаимопонимания…

— Убивая при этом людей?

Она тут же пожалела о своих словах. Она никогда не была жестокой. Рене помолчал.

— Вы считаете нас авантюристами и убийцами, а нашу школу — угрозой для города. Думаете, это просто клетка для ужасных чудо-вищ, которые однажды вырвутся наружу? Очень ненадежная клет-ка?

— Ничего я не думаю, — пробурчала она, потому что он только что сформулировал обуревавшие ее чувства.

— Вы имеете полное право так думать. Мы очень долго колеба-лись, прежде чем снова решиться на нового человека в школе. Пришлось насесть на Джордана. Он боялся…

— Джордан боялся? — недоверчиво переспросила Лорен. Это их-то несгибаемый директор?

Рене посмотрел укоризненно:

— Вы плохо его знаете, Лорен.

Ну да, он наверняка — разумеется! — имеет тонкую и чувстви-тельную душу. Точно такую же, как броня, которой он обрастает при превращении… Интересно, а какова она на ощупь? Холодная? Горячая? Гладкая или может поранить руку? Лорен вздрогнула. Она всегда считала себя, может, излишне чувствительной, но уравновешенной особой и с почтением останавливалась перед чу-жими тайнами, которые люди считали необходимым скрывать от мира. Сейчас же она была готова погрузиться в эти тайны с голо-вой и ощущала странное чувство падения и полета одновременно — пугающее и бесконечно притягивающее. Неужели они знают ее лучше ее самой?

— Кто это сделал? — сухо спросила Лорен, пытаясь балансиро-вать на краю этой пропасти, чтобы не соскользнуть в нее безвоз-вратно.

Рене помолчал, серьезно глядя на нее.

— Вы действительно хотите это знать, Лорен?

Она посмотрела на школу и медленно качнула головой.

— Нет.

— Вы останетесь с нами?

— Н-не… не знаю.

— Не спешите, — посоветовал он. — Просто продолжайте испол-нять свои обязанности. Испытательный срок ведь еще не закон-чился? Поживите с нами.

12
{"b":"117330","o":1}