ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лорен еще соображала, воспринимать ли 'нежные чувства' как грубость или как констатацию факта — она действительно очень чувствительна, и одно резкое слово или интонация могут надолго выбить ее из колеи — как Джордан взял ее за локоть, не слишком вежливо выпроваживая за дверь.

— Сегодня дежурю я. Спокойной ночи.

Лорен села на кровати. Свет фонаря, проникающий сквозь тонкую штору, освещал неподвижную белую фигуру в дверном проеме. Лорен резким движением зажгла ночник.

— Кейси? Что случилось, маленькая?

Девочка молча щурилась на свет, на щеках ее блестели по-лоски от слез. Лорен соскочила с кровати.

— Что такое, Кейси? Что случилось? Ты чего-то испугалась?

Девочка закивала, глядя на нее огромными блестящими гла-зами. Лорен осторожно приобняла ее, почувствовала, как дрожит худенькое тельце.

— Да ты замерзла! Пойдем под одеяло. Хочешь?

Девочка кивала. По-прежнему прижимая к груди руки, послуш-но побрела вместе с ней к кровати. Лорен укутала ее в свой халат, укрыла одеялом. Как она проникла мимо Джордана? Или он за-дремал? Лорен шептала что-то успокаивающее, гладила девочку по мягким, влажным от пота волосам. Кейси доверчиво прижалась к ней, обхватывая руками шею, и притихла, ровно и часто дыша. Пусть уснет покрепче, потом можно перенести ее обратно. Лорен закрыла глаза…

Дальнейшее напоминало кошмарный сон. Яркая вспышка — болью в глаза — бормотанье, тиски, сжавшие ее шею, нависшее над ней страшное, искаженное, неузнаваемое лицо…

— Я так и знал!

Джордан взял на руки спящую девочку, злобно бросив в лицо ошеломленной таким пробуждением Лорен:

— Вы!.. Вы что, с ума сошли?

— Что? Что… — забормотала хрипло Лорен, ничего не понимая. — Что случилось?

— И вы еще спрашиваете? Да как вы смели взять ее к себе?

— Господи! — шепотом возопила Лорен, подымаясь на коленях на кровати. — Но что случилось?

Джордан затряс головой, подавившись ругательством, и понес девочку из комнаты. Впрочем, несмотря на то, что его просто тряс-ло от злости, нес он ребенка очень бережно, стараясь не разбу-дить. Лорен растерянно пошла за ним, вспомнила, что не одета, вернулась, натягивая мятый халат, еще хранящий тепло ребячьего тела. Завязывая пояс, поспешила к двери — и наткнулась на во-шедшего Джордана. Подняв руку, тот придержал ее за плечо. Гла-за его, обычно невыразительные, даже сонные, сейчас просто го-рели.

— Никогда… — сказал он почти шепотом. — Вы слышите? Вы не должны брать никого из этих детей на ночь! Вообще пускать к себе ночью!

Лорен опустилась на кровать, беспомощно развела руками.

— Но я не понимаю… ведь ничего страшного… послушайте, Кейси пришла вся в слезах, она чего-то испугалась, может, страш-ный сон приснился… Она маленькая девочка и ей надо, чтобы кто-то ее успокоил… господи, да это всем нам надо — прижаться, найти защиту… или… вы что думаете? Вы думаете, я?..

Лорен просто задохнулась от негодования. Джордан шагнул к ней, неожиданно и резко поднимая ее подбородок — Лорен ошара-шено попыталась уклониться — удержали жесткие сильные пальцы. Директор наклонился, внимательно изучая ее шею. Проворчал, от-пустив:

— Вам повезло… Нет, я не думаю, что вы педофилка, мисс Фиджи. Просто хорошенько запомните четвертый 'смертный грех': никого не пускайте к себе ночью. Вам ясно?

Она зябко передернула плечами — директор и не подумал от-ступить, по-прежнему нависая над ней. От него веяло жаром еле сдерживаемого гнева и тяжелого заматерелого тела. Лорен все же задала вопрос, который, она знала, Джордан не хотел услышать:

— Почему?

Джордан сдвинул брови.

— Просто запомните — хорошо? Просто помните. И все.

Он стронулся с места так же неожиданно. Блеснул взглядом через плечо — уже на пороге:

— А если вам хочется к кому-то прижаться ночью, найдите кого-нибудь повзрослее… и помужественней.

И закрыл дверь, оставив Лорен задыхаться от гнева и нелов-кости — так извратить ее слова! Ведь он прекрасно понимал, что она не имела в виду… Между прочим, сам тоже хорош — наверняка заснул и упустил Кейси… И тут Лорен впервые задалась вопросом — а зачем вообще нужны ночные дежурства? Неужели для того, чтобы маленькие испуганные девочки не бегали за утешением к воспитателям?

*****

— А Джека усыновляют! — сообщил ей бессменный разносчик всех новостей Кирилл Нефедов. — Мы готовим ему подарки!

Лорен и сама заметила, что почти вся школа что-то мастерит и заворачивает, но подумала — готовится какое-то мероприятие, о ко-тором ей не удосужились сообщить. Теперь она удивилась: Джеку Хейеру было на вид лет шестнадцать.

— А разве таких больших мальчиков усыновляют?

Кирилл неожиданно обиделся:

— А у тебя мама есть?

— Есть…

— А тебе плохо, что она есть?

— Нет, конечно.

— Ну вот! Может, и меня усыновят. Я уже хожу по выходным в семью. Там, правда, уже есть мальчик, Тэд, но мы с ним дружим. И еще у них девчонки-двойняшки. Такие смешные! Они даже писают вместе!

И с этим ошеломляющим известием унесся дальше.

— Я слышала, Джек уходит от нас, — нейтрально сказала Лорен за обедом.

— Угу.

— И часто детей усыновляют?

— Редко.

— Почему?

Директор налил себе вторую чашку кофе.

— Мы очень требовательны.

— А… усыновители не боятся?

Директор покосился.

— Они должны чего-то бояться?

— Ну… Джек ведь уже не ребенок, почти сформировавшийся человек.

— Джек — особая статья. Эта семья готова была усыновить его еще три года назад.

— А почему тогда?..

— Нам нужно было время.

— Приглядеться?

Директор допил кофе, облизнул губы.

— Сформироваться. Сегодня нам предстоит прощание, парочка истерик и снижение настроения и дисциплины еще в течение не-дели. Так что приготовьтесь.

Лорен стояла у окна. Три десятка детей, обслуживающий пер-сонал и директор школы провожали Джека. С ворохом подарков в руках (часть уже погрузили в машину) он выглядел растроганным и расстроенным. Кое-кто из детей восторженно прыгал с воздушны-ми шариками в руках — для Джека устроили настоящий прощальный праздничный обед с наряженной столовой, сладкими пирогами и самодеятельным концертом. Несколько раз во время детского представления Лорен смахивала слезы — да и приемные родители Джека, которые ей очень понравились, тоже не скрывали ни смеха, ни слез.

Директор ее поразил. Конечно, она сразу поняла, что у него нелегкий характер, но, казалось, он мог бы порадоваться за своего воспитанника — так нет же, весь вечер просидел, как чурбан. Каза-лось, в столовой присутствует только его тело, а все мысли и чув-ства странствуют совсем в другом измерении.

И еще этот разговор… Нет, она совершенно не собиралась подслушивать, но дверь в кабинете была прикрыта не плотно, а она вышла поискать в очередной раз удравшую школьную кошку Китти.

— …ты справишься, — говорил Джордан.

Голос Джека часто ломался — особенно, когда он волновался. А сейчас он волновался.

— Я знаю. Я давно мечтал об этом. Я люблю их. И они меня то-же. Но теперь… я вдруг испугался. А вдруг…

— Всякое 'вдруг' ты оставил здесь. Помни об этом. А что бо-ишься — это прекрасно. Значит, ты еще жив. Я тоже боюсь.

— Вы?!

— Временами. И значит, я тоже еще жив. Я верю в тебя. И Мар-тель тоже. Он передает тебе привет. И знаешь… может, через пол-годика-год мы попросим твоей помощи…

— Правда?!

— Ну, нас же мало. А ты талантливый. Вдруг мне захочется в отпуск?

— Ну-у… — Джек засмеялся. — Вы никогда не устаете. Помню, как вы нас гоняли!

— Это просто выучка, — сухо сказал Джордан. — У меня была хо-рошая подготовка. Итак — продолжай бояться. То есть жить. И не забывай нас… сынок.

Скрип половиц. Замершая Лорен подпрыгнула и кинулась по коридору. Еще не хватало, чтобы ее застукали у двери в кабинет директора! Но какой странный разговор!

И странное напутствие.

3
{"b":"117330","o":1}