ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но она была!

— Я знаю. Она ушла. Ну же, Лорен!

Он протянул руку, но Лорен отчаянно замотала головой.

— Нет, я боюсь!

— А говорили, змей не боитесь, — сказали от двери. У косяка, поджав одну ногу, босой, в одних трусах стоял Рауль и, насупив-шись, смотрел на Лорен. Вид у него был обиженный. Джордан по-вернул голову, поглядел на мальчика. Повернулся и неспешно по-шел к нему, заложив руки в карманы. Его широкая спина заслонила от нее дверь и Рауля.

— Рауль, — произнес Джордан негромко.

— Но она говорила, что не боится змей! — негодующе крикнул мальчик.

— Иди, — сказал Джордан так же тихо. — Спать, Рауль.

Когда он повернулся, прикрывая дверь, мальчишки уже не бы-ло. Джордан подошел и сел на кровать — та застонала под его тя-жестью. Посидел, наклонившись вперед. Лорен видела его широ-кую спину, обтянутую белой майкой, коротко стриженый затылок.

— Итак, вы боитесь змей, — сказал доктор неожиданно.

Лорен поежилась, обхватывая колени поплотнее.

— Н-не особенно… Но знаете, я как-то не привыкла встречаться со змеей у себя в комнате.

— А кого вы еще боитесь? Пауков? Скорпионов? Тигров? Крыс?

— Это что, какой-то школьный тест? Тогда ваши мальчики его уже проводили… Только не крыс! Я их люблю. У меня в детстве была крыса, знаете, такая белая. Очень милое животное!

Джордана передернуло.

— Гадость какая! Слушайте, мисс Фиджи, а вам не приходило в голову просто запираться? Самый простой способ избавиться от неожиданных ночных визитов.

— Приходило! — Лорен сердито ткнула пальцем в дверь. — Но ведь здесь нет замка! И даже защелки. Я думала, у вас в школе так принято. Демонстрация доверия, так сказать…

Джордан озадаченно посмотрел на дверь. Пробормотал:

— Действительно. Завтра же вставим. А сейчас — идемте.

Кровать облегченно вздохнула. Лорен настороженно посмот-рела на протянутую руку Джордана.

— Куда?

— Вы все равно сейчас не уснете. Пошли на кухню, что-нибудь перекусим. И выпьем.

Лорен покосилась вниз.

— А вы уверены…

— Она уползла, Лорен!

— Честное слово?

— Честное-пречестное! — заверил доктор серьезно. — Ну же, Ло-рен!

Она сдвинулась с места и спохватилась.

— Мой халат!

Он огляделся, поднял с пола халат и подал ей с широкой ух-мылкой.

— Немного поздновато, не находите?

Лорен молча проглотила намек на то, как она, полуголая, ки-нулась Джордану на шею, когда тот прибежал на грохот разбив-шейся о косяк вазы… Тщательно завязывая халат, покосилась — директор с подчеркнутым вниманием рассматривал ночник. Надо, действительно, хоть пижаму завести — на случай его внезапных ви-зитов…

Она встала на колени на краю кровати и с сомнением посмот-рела на его босые ноги, прочно стоящие на деревянном полу.

— А вы уверены… — начала снова.

— Уверен. Она уползла. Тем более, что, судя по вашему описа-нию, змея неядовитая. Хотите, донесу вас до порога?

Лорен вздохнула. Еще как. И чтобы вовек не спускаться на пол в этой комнате.

— Нет, спасибо, — она поспешно засунула ноги в пушистые та-почки, и, пугливо озираясь, поспешила к двери. Идя по темному коридору, старалась держаться поближе к Джордану — и потому то и дело натыкалась на него. Последний раз — в дверях кухни, где Джордан остановился, чтобы зажечь свет. Заморгала на ярко вспыхнувшие лампы.

— Ну, и где ваш коньяк?

Хмыкнув, он неожиданно подхватил ее и посадил на стол. Ска-зал назидательно:

— А кто говорил про коньяк? Виски, мисс Фиджи. Самый низко-пробный, самый дешевый и отвратительный виски.

— Ага, — сказала Лорен, следя за тем, как он достает из углового шкафчика темную бутылку. — Так вот, где находятся ваши стратеги-ческие запасы!

Он оглянулся с удивлением — оказывается, Фиджи умеет шу-тить! Лорен сидела на столе, свесив ноги в своих дурацких пуши-стых розовых тапочках, подложив под себя руки, и смотрела на не-го со слабым интересом. Джордан поднял брови и плеснул ей хо-рошую дозу. И себе — за вредность. Подтащил ногой табурет, усев-шись напротив, сунул Лорен кружку.

— Это не нюхают, леди, — сказал назидательно, когда она суну-ла нос в кружку и сморщилась, — а пьют. Вот так.

Он махом опрокинул в себя виски. Лорен сморщилась еще больше, сказав жалобно:

— Конечно, у вас же такая практика! — и лихо опустошила круж-ку. Джордан вновь вздернул бровь и налил обоим еще.

Лорен сложила на груди руки, внимательно оглядела кухню.

— Но откуда взялась змея?

— Сбежала с террариума, — мгновенно отозвался Джордан.

— У вас где-то рядом террариум?

— Нет, но вы знаете, сколько тварей обитает там, — он показал большим пальцем вниз, — в городской канализации? В том числе и ваши любимые крысы.

Лорен, поджав ноги, передернулась. Сказала с чувством:

— Мерзость!

— Полностью с вами согласен, — поддержал он. — Это вы о кры-сах-змеях, или о моем виски?

— И о вашем виски — тоже! Кстати, почему я от него не пьянею? Налейте еще!

Джордан налил. Закручивая крышку, осведомился подозри-тельно:

— У вас нет проблем с алкоголем?

Лорен помотала головой.

— Проблемы есть. Но не с алкоголем. Со змеями, маленькими девочками и голыми мужчинами, являющимися ко мне ночью.

— Я не голый! — возмутился Джордан, оглядел себя и уступил. — Полуголый… но, между прочим, всегда более одетый, чем вы. Вы всегда спите без… а-а… так?

Лорен туманно подумала, что такой вопрос должен ее смутить. Не смутил.

— Я люблю… — сказала она и для выразительности помотала рукой, едва не расплескав виски — Джордан успел отодвинуться. — Извините… люблю, когда простыни касаются кожи… всей кожи… А! Давайте выпьем!

Пьянела она прямо на глазах. Джордан серьезно чокнулся с ней, пробормотав: 'чин-чин! . Ради того, чтобы увидеть чопорную и вечно настороженную мисс Фиджи вот такой — сидящей ногу на ногу на кухонном столе, раскрасневшейся, рассуждающей о том, как приятно, когда ее кожи… стоило подпустить змею. Спасибо Раулю.

Этому маленькому талантливому ублюдку.

Лорен ткнула его пальцем в плечо.

— А скажите… я все хотела спросить… дети говорили, вы де-сантник. Вы знаете, десантники, они, конечно… крепкие ребята… но мне всегда казалось, у них с мозгами… извините… А вы — док-тор. И — дети. Почему — дети?

А почему бы и нет, подумал он, вертя в руках кружку, почему бы не поговорить с этой странной девочкой-старушкой, почему? Уточнить, что он — доктор филологии, специализация — фольклор? А также доктор психологии, специализация невыговариваемая? Он потянулся и целомудренно, чтобы не отвлекаться, поправил халат на ее ногах — Лорен послушно зажала полы халата коленями и на-клонилась к нему. Халат распахнулся сверху. Ч-черт… Он оттолк-нулся от стола и отъехал вместе с табуретом к печке. Скривился, ощутив голой спиной холод металла.

— Знаете, — сказал, машинально откручивая кружку и поднося к губам бутылку. — Солдат мало кто любит.

— Нет, правда?

— Правда. Восхищаются, иногда завидуют — издали. Но когда живешь рядом и представляешь, скольких людей твой сосед от-правил на тот свет… — он хлебнул виски — обожгло губы и глотку — уселся поудобнее. — Когда я вернулся к мирной жизни и оглядел-ся… Чудовищ предпочитают видеть по ТВ. Жить рядом с ними ни-кто не хочет.

Лорен моргнула, как сова.

— Чудовищ?

Он постучал себя по груди.

— Чудовищ. В каждом человеке живет чудовище — свое собст-венное, персональное, задавленное воспитанием, моральными и юридическими нормами, страхами и комплексами. Иногда, в тех или иных обстоятельствах, оно вырывается наружу. В вас оно тоже есть. Вы знаете… или, может, не знаете, но найдете, покопавшись в себе… если не побоитесь. Только в сказках красавица влюбляет-ся в чудовище. Мы — и наши дети — живем в реальном мире.

Лорен сидела, склонив голову набок, и с недоверчивой полу-улыбкой наблюдала за ним.

— Вы — чудовище? — спросила она.

— И еще какое! Так что держитесь от меня подальше, Лорен.

5
{"b":"117330","o":1}