ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Радуют государя и конница, и пехота, и саперы, и артиллеристы, и даже какая-то не очень понятная "команда учебного воздухоплавательного парка с новыми усовершенствованиями и вьючным обозом", надо думать, предтеча доблестных ВВС.

Радость смотров и парадов омрачают военные сводки: "Последние дни получаются известия из Японии о их атаке нашей укрепленной позиции на Цзинчжоуском перешейке. После нескольких боев они взяли ее штурмом, наши войска отступили в П.-Артур, который таким образом совсем отрезан от сухого пути".

Приходится "военному вождю" пользоваться сведениями из Японии, он им верит, свои полководцы что-то не спешат с донесениями.

А дед умирает от скуки и ищет развлечения даже катаясь на паровозе.

Ст. Борзя. Мая 27 дня. 1904. Дорогая Кароля! Вчера из Манчжурии я

послал тебе письмецо, а сегодня, когда возвратился в Борзю, получил два письма, одно твое, другое из Киева от Кати.

О себе сказать нового положительно нечего. Со вчерашнего дня пере

мен никаких не произошло. Из Манчжурии я ехал товарным поездом и между прочим прокатился между двумя станциями на паровозе. Особенного удовольствия это мне, впрочем, не доставило; я ожидал, что ехать на паровозе более интересно. Но это так, между прочим, сознаю, что подобные сообщения тоже особенного интереса не представляют.

Как всегда с удовольствием прочитал твое письмо. Очень рад, что так хорошо погуляли в Петровском-Разумовском. Судя по твоему описанию, действительно у вас вышла великолепная прогулка. Желаю от души почаще доставлять себе подобные развлечения.

Твоя мечта, дорогая Кароля, о поездке до Верхнеудинска, чтобы там встретиться со мной по окончании войны и даровании мне свободы, сама по себе превосходна! Я не только ничего не имею против этого - наоборот, был бы бесконечно рад и счастлив, если б этому суждено было сбыться. Но только вряд ли вся эта канитель окончится так скоро, как тебе представляется. Вероятно надолго затянутся военные действия, а расформирование полков последует еще позже. Ну да когда бы ни было, а постараемся все сделать, чтобы осуществить твою мечту и может быть несколько видоизменить ее. Тут все толкуют о том, что по окончании войны следует поехать в Порт-Артур и оттуда морем, мимо Японии, Индии и т.д. в Одессу. Вообще сейчас-то можно думать и гадать о чем угодно, а как все это сбудется - увидим.

Ты спрашиваешь, не нужно ли мне чего. Пока, деточка, я ровно ни в чем не нуждаюсь. Разве только попросить, чтобы... ты себя выслала! Да это, к сожалению, неосуществимо. Если что потребуется, то я сообщу тебе. Пиши, голубка, как проводите время в Ивановском. Веселитесь ли, гуляете, устраиваете пикники, или нет. Устраиваются ли на фабрике спектакли?

Конечно передай привет Ивановцам! Если Поповы там, то и им передай мой сердечный привет. Писем не получаю ни от кого, кроме тебя. На Павловских я обижен за их молчание и им не пишу. Увидишь Анюту - скажи ей, что с ее стороны бессовестно так долго ничего не писать.

Ну пока, до свидания, моя дорогая! Приветствую всех Ваших! Жму

крепко твою руку! Весь твой Н. Кураев Я вполне здоров и благополу

чен - будь на этот счет спокойна. Дедушка, оказывается, еще недос

таточно знает характер бабушки и потому даже не может предполагать последствий своих переговоров о встрече в Верхнеудинске и просьбы "выслать себя". А дед еще и декабристов вспомнит, это же их места... Если бы он знал, сколько ему придется пережить волнений и приложить сил, причем самых решительных, чтобы воспрепятствовать бабушкиному приезду.

Клише "национального характера" мало чего стоят. Бабушка, невенчанная, противу родительской воли, готова будет бросить все и мчаться за тридевять земель, туда, где на десятки верст голая степь "без признака растительности", а в мае нередко выпадает снег. Каролина-Юзефа-Мария с русской бесшабашностью уже решила для себя - лететь, нестись, а Николай Никандрович с педантизмом провинциального немецкого аптекаря станет остужать ее порыв, приводя благоразумные и убедительные резоны нецелесообразности этого шага длиной в семь тысяч верст.

Но это все впереди, так же впереди, как и неотвратимая, неизбежная, непременная победа над японцами.

Наблюдая судорожную бестолковость воинских распоряжений, получая сведения о наносимых русским войскам и флоту уроне, зная уже и о блокаде Порт-Артура, он, как и все, толкует об удобстве морского путешествия из Порт-Артура в Одессу, когда вся эта канитель закончится, и закончиться она может только победой.

Диагноз этой чрезвычайно распространенной в России болезни совершенно ясен - "гражданская слепота", именно она не позволяет гражданам России верить очевидному - негодяйству, бездарности и безжалостности своих правителей. Совестливые граждане особенно преуспевают в придумывании правителям совести, умные придумывают мудрость, дальновидные дальние виды. А те, знай, гребут под себя! Думающим гражданам России как-то все время не верится, что их верховные правители "до такой степени...", а они не то что "до такой", но каждый еще, как правило, норовит превзойти предыдущих и дойти до степеней еще неизвестных!

Далек дед от большевистского радикализма, приветствующего "поражения царизма" на всех фронтах и во всех войнах. Дед не только надеялся на победу, но, как видно, был в ней уверен.

Уверенность государя в победе подкреплялась смотрами, парадами и завтраками в офицерских собраниях по случаю блестящих, великолепных и чудесных прохождений и представлений полков. Да и сам царь был не промах. 25-го мая - "Гулял долго и убил 2-х ворон", а 27-го мая, наоборот: "Долго гулял и убил 2-х ворон", зато 4-го июня - "Ездил на велосипеде и убил 2-х ворон; вчера одну", так что и 3-е июня нельзя считать пропащим днем. Ездить с ружьем на велосипеде это тоже, знаете ли, надо уметь. 5-е июня: "Ездил на велосипеде и убил 2-х ворон".

Наконец-то пришли и утешительные известия с Дальнего Востока. 7-го июня: "Получил приятное известие, что наши крейсера благополучно вернулись во Владивосток, потопив несколько японских транспортов с войсками и военным грузом".

Радоваться победам, хотя и небольшим, но прерывающим полосу сплошных поражений, конечно, естественно, но назвать гибель транспортов с войсками "приятной вестью" решится не каждый. Человек с большим тактом, или вкусом, еще не граф, графом его объявят только в 1905 году, Сергей Юльевич Витте вот как отозвался на газетное сообщение о потере японцами трех крупных боевых кораблей из 13, блокировавших Порт-Артур с моря в начале мая 1904 года: "Хотя чужим несчастьям нехорошо радоваться, но не могу скрыть, что последняя неудача Японии с ее флотом как-то полегчила душу". Эта японская неудача, кстати сказать, чрезвычайно показательна. Броненосец и крейсер столкнулись в тумане, да так, что оба затонули. Второй броненосец подорвался на собственной мине и получил тяжелые повреждения. Не были японские флотоводцы и моряки скроены из какого-то особого непобедимого теста, но учились они непрерывно и умели смотреть вперед.

Дневник императора. 16-го июня. Среда. Теплым и тихим утром отпра

вился на "Александрии" в Кронштадт. Войдя в Среднюю гавань, осмотрел последовательно четыре достраивающиеся громадины: "Имп. Александр III", "Князь Суворов", "Орел" и "Бородино". Нашел большой успех в произведенных работах, после моего осмотра в марте, особенно на двух первых судах. В час 20 м. вернулся в Петергоф.

Сделал большую прогулку верхом через Настолово. Читал долго до обеда. Вечером около 11 1/2 увидели большой пожар в Кронштадте и услыхали шесть или семь выстрелов. Оказалось, горела минная пристрелочная станция и пропало 20 мин, но, слава Богу, из людей никто не пострадал. Легли спать с тяжелым впечатлением.

Хотел ли царь все посмотреть, или хотели ему показать, не очень ясно, но видел он много.

"Все виденное мною имущество для вьючного парка пожертвовано любителем воздухоплавания дворянином Максимовичем".

"В нашем бассейне перед домом полк. по адм. Табулевич показывал и объяснял устройство своего изобретения лодки с котлом без двигателя. Модель такого судна ходила по воде. Удивительная мысль!"

18
{"b":"117335","o":1}