ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не знаю, можно ли назвать ощущением счастья, наверное это будет преувеличением, но рад же был дед узнать в несчастной Борзе, что Санитарный совет, пригласив доктора Орлова, место все-таки сохраняет за ним. Хотя, казалось бы, такое же постановление, но уже "чрезвычайной санитарной комиссии", могло вызвать у деда и более сложные чувства.

Вот документ: четвертушка рыжей папиросной бумаги, синий чернильный штамп в правом углу. Особенно примечательно обращение. У меня есть несколько конвертов царской почты, то есть конвертов, в которых царь посылал свои письма. Адреса заготовлены заранее, выполнены роскошным каллиграфическим почерком с нажимом, черной тушью, прописью: "Шефу жандармов", "Министру двора". Так обращаться к этим важным вельможам мог только один человек. Вот и справка, исполненная на машинке, напомнила мне короткость этого обращения: "Врачу КУРАЕВУ".

Р.С.Ф.С.Р. Врачу КУРАЕВУ Фатежский уездный ИСПОЛКОМ 1 марта 1920

года, город Фатеж Вследствие постановления чрезвычайной санитарной

комиссии N 775, Президиум уездного Исполкома предлагает вам вступить к отправлению ранее занимаемой вами должности старшего врача и заведывающего Фатежской уездной больницы. Об исполнении донести уездному Исполкому.

Председатель Исполкома Кутарин Секретарь Строков Почки, конечно,

почками, но и дед и государь умели отстаивать свое право на свое сегодняшнее счастье. 1894 год, в Ливадии умирает Алек

сандр III, вся жизнь двора, жизнь семьи подчинена этому горестному и неотвратимому, как все понимают, событию. Но двадцатипятилетнему наследнику хочется прорвать сжимающееся кольцо неизбежного.

Дневник наследника. 27-го сентября. Вторник. Утром после кофе,

вместо прогулки, дрались с Ники каштанами, сначала перед домом, а кончили на крыше... - дальше обычное, прогулки, обед, опоздание к чаю.

29-го сентября. Четверг. Утро было ясное, но к полудню небо затяну

ло тучами, хотя было совершенно тепло. Опять дрались с Ники шишками на крыше. Завтракали, как всегда в 12 ч. У дорогого Папа вид как будто лучше, но самочувствие скверное по-прежнему - его мутит и опухоль в ногах мешает движению ног! - дальше прогулки и коротко о погоде: Ночь была чудная и лунная.

Жизнь наступает, давит, навязывает свое, но будущий император готов противостоять всему, что стоит на его пути к счастью, даже если это столь несвоевременная смерть отца.

20 октября Александр III скончался. Дневник императора. 22-го ок

тября. Суббота. Вчера вечером пришлось перенести тело дорогого Папа

вниз, потому что, к сожалению, оно быстро начало разлагаться. Поэтому и утренняя и вечерняя панихиды были отслужены в малой церкви. Слава Богу, милая Мама совсем спокойна и геройски переносит горе! Только и делал, что отписывался от тучи телеграмм. Происходило брожение умов по вопросу о том, где устроить мою свадьбу; Мама, некоторые другие и я находил, что всего лучше сделать ее здесь спокойно, пока еще дорогой Папа под крышей дома; а все дяди против этого и говорят, что мне следует жениться в Питере после похорон. Это мне кажется совершенно неудобным!

И дальше о прогулках, погоде и гостях. И вовсе на грустные мысли

наводит желание жениха сыграть свадьбу "пока еще дорогой Папа под крышей дома", если вспомнить, что "дорогой Папа" как раз был против женитьбы сына на немецкой принцессе, он хотел видеть снохой Елену Луизу Генриетту, дочь Луи Филиппа де Бурбон-Орлеанского графа Парижского. И все это в доме знали и помнили.

Молодой государь вступает в права. Первый доклад министра иностранных дел Н. К. Гирса, первый доклад министра финансов С. Ю. Витте, ключевых министров в правительстве. "Имел два доклада: Н. К. Гирса и Витте. Вследствие этого опоздал к завтраку". Началась докука правления. "Сербский король навестил меня, потом Фердинанд румынский - они у меня отняли те немногие свободные минуты дня, в которые позволено видеться с Аликс..." Нетерпение влюбленного кто ж не поймет! Седьмого ноября схоронили Александра III, а через неделю и свадьбу сыграли. Прямо как в "Гамлете", которого и перевел и сыграл в домашнем спектакле главную роль двоюродный дядя: "Расчетливость Гораций! С похорон на брачный пир пошел пирог поминный!"

Царь будет тверд и непреклонен до конца, когда речь пойдет о сохранении его счастья и покоя. Сам премьер-министр принесет государю документы, обличающие "Божьего человека из Тобольской губернии", заменившего в глазах царя и Государственный совет, и Думу, и правительство. Возвращая обличающие листки, государь скажет поистине исторические слова: "Лучше один Распутин, чем десять скандалов в день!"

Умели, умели постоять за свое счастье люди в старые времена, тот же царь, тот же дед!

Разве это не счастье - доказывать любимой, что ты ее не достоин?

Ст. Борзя. 29-го Июня. 1904. Дорогая голубка Кароля! Как я и ожи

дал, получил вчера от тебя письмо. Спасибо за все, что ты пишешь, но опять повторяю, что уже говорил тебе, милая, несколько раз: не преувеличивай мои достоинства и не возводи меня на очень высокий пьедестал; смотри на меня как на самого обыкновенного смертного.

По письму из Павловского понял, что двух писем от них я не получил, очевидно это произошло потому, что Крестный написал по какому-то неведомому адресу. Он в состоянии иногда выворотить адрес так, что можно только расхохотаться.

Что касается вопроса твоего папы, почему я никогда не напишу ему, то напрасно он думает об этом что-то плохое. Главным образом, не пишу ему потому, что я почему-то всегда был уверен, что ему не особенно приятно получать письма на русском языке, а по-немецки я не рискну писать, чтобы не быть смешным. Кроме того, я знаю, что всеми сведениями обо мне ты с ним делишься. А мне страшно надоедает писать о себе одно и то же по нескольку раз разным людям.

Ну зачем же бы я стал в один дом писать два письма с одинаковым содержанием.

Радуюсь твоему здоровью и благополучию. А знаешь ли ты, Кароля, что

я нахожусь вблизи тех мест, где жили, страдали и умирали декабристы? Вероятно ты мало знаешь о декабристах, так как в учебниках русской истории о них ничего почти не говорится. Недалеко от Борзи (верст 100-150) находится селение Благодатное, Акатуй, Нерчинский завод, куда были сосланы декабристы в начале царствования Николая I. На ст. Петровский Завод я был на могилах некоторых (двух) похороненных там декабристов. Там же могила жены декабр. Муравьева - Анны Муравьевой, урожденной графини Чернышевой. Все это вызывает такие грустные и в то же время хорошие воспоминания. В Чите тоже есть некоторые памятники времен декабристов.

Я купил в Чите у местного фотографа несколько фотографий снимков, относящихся ко времени декабристов.

Конечно это тебя будет м.-б. больше интересовать, когда ты познакомишься с эпохой декабристов и с теми людьми, которых окрестили этим именем.

Передай мой привет Поповым и благодари их за поклоны. А Сергею Максимовичу на его каламбур: "хорошее дело сидеть вдали от "дела", могу ответить подобным же каламбуром: отвратительное дело сидеть без всякого дела.

Пока, дорогая моя, до свидания. Будь здорова и благополучна! Благо

дарю всех приветствовавших меня и приветствуй, в свою очередь, Ивановцев! Крепко целую тебя и жму твою

руку! Весь твой Н. Кураев. В этих заповедных краях можно было найти

не только следы и тени друзей и единодумцев командира Вятского пехотного полка, участника войны 1812 года Павла Ивановича Пестеля, но и тень отца его, И. Б. Пестеля, прослужившего с 1809 по 1819 год генерал-губернатором Сибири.

Верхнеудинск, давший имя трем казачьим полкам, в том числе и дедовскому, был одним из этапов долгого и тяжкого пути на каторгу тех, кто посягнул на божественную власть самодержца.

Пройдя Читу и перевалив за Яблоновый хребет, отряд декабристов, конвоируемый взводом солдат в авангарде, другим взводом в арьергарде, конвойными по сторонам да еще и казаками с пиками, в августе 1830 года вступил в Верхнеудинские края. Сначала привал был в станице Верхнеудинской, где вымокшие под дождем и прозябшие декабристы хохотали над неудачливым братом Вильгельма Кюхельбекера, Михаилом Карловичем, тоже декабристом, принявшим взошедший на небосвод Марс за Венеру. Вот смеху-то было!

20
{"b":"117335","o":1}