ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я Элдор, Сокровище мое по праву, я могу делать с ним, что хочу!

— Я Зарстор, из-за Проклятия случилось это, — он развел руки, указывая на опустошенную землю вокруг.

— Я Бриксия, — сказала девушка, — и… но я не знаю, кто я еще на этот раз. Но то, что живет во мне, говорит: да будет так!

Она положила цветок на шкатулку, и зеленоватый свет смешался с серым.

— Сила уничтожения — Сила роста и жизни. Посмотрим, какая победит!

Серая тень на камне застыла. Теперь она покрывала камень, как кора. Зеленый свет омывал ее, и кора начала трескаться, раскалываться, и из-под нее прервался новый блеск. А свет цветка гас, лепестки начали увядать. Бриксия хотела снять цветок с губительного камня, но рука не повиновалась ей. Все сильнее и сильнее засыхал цветок, а камень светился ярче и начал пульсировать. Но не серостью смерти — теперь это был зеленый огонь, стремящийся разорвать оболочку, как семя, готовое к новой жизни.

А от цветка осталась только хрупкая шелуха, тонкий скелет. А потом вообще ничего. Рука Бриксии опустела. Но шкатулка в другой руке тоже начала рассыпаться, больше не удерживая камень. И превратилась в пыль.

И камень больше не обжигал руку. Если в нем и жила какая-то энергия, сейчас она скрылась. Но он был так прекрасен, что Бриксия ощутила благоговейный страх. Девушка подняла голову и посмотрела на Элдора и Зарстора.

Протянула камень Элдору.

— Хочешь его теперь? Мне кажется, он уже не такой, каким ты его сделал, но хочешь ли ты его?

Жесткие морщины, оставленные на лице Элдора старинной ненавистью, разгладились. Достоинство и властность, но прежде всего — свобода, отразились на этом новом лице. Глаза Элдора горели, однако он отвел руку.

— Этого я не делал. Его не наполняет данная мне Сила. Я больше не могу его требовать.

— А ты? — Бриксия предложила камень Зарстору.

Он смотрел не на нее, а на камень. Потом, не поднимая взгляда, ответил:

— Мое Проклятие и Сокровище — нет, это не оно. Зеленая магия — это жизнь, а не смерть. Я не могу разрушить это, как разрушил бы Проклятие — и тем выпустил бы его зло на всех. Это твое, госпожа, ты можешь поступить с ним, как хочешь. — Он поднял руку, огляделся, и на лице его Бриксия увидела спокойствие, мир и огромную усталость. — Цепи, державшие нас в этом мире, порваны. Настала нам пора отдохнуть.

Они отвернулись от Бриксии, Элдор и Зарстор, и пошли плечом к плечу. Словно братья по оружию, а не смертельные враги, они зашагали куда-то вдаль по дороге, смутно различимой сквозь туман.

Бриксия сжала камень обеими руками. Как будто просыпаясь от тревожного сна, осмотрелась.

Она была уверена, что это место не принадлежит ее миру и ее времени. Но как ей вернуться? Сможет ли она вернуться? Тревожное беспокойство сменилось страхом. Она громко крикнула:

— Ута! Двед! — И наконец: — Марбон!

Прислушалась, надеясь услышать ответ. Крикнула снова, на этот раз еще громче — и ничего не услышала, когда стих ее голос.

Имя — она знала, что имя обладает властью, что оно такая же часть человека, как кожа, волосы или зубы. Имя, данное при рождении, может подвергнуться опасности зла или быть усилено добром. У нее есть имена. Но те, кого она призывает, никак не связаны с ней, они могут не захотеть помочь ей, к тому же среди них животное, которое вообще чуждо ее племени. Может, у нее и нет такой власти, чтобы призвать их.

Бриксия подняла сведенные ладони, посмотрела на камень. Поистине это предмет Силы. Он был создан, чтобы принести зло, как утверждал Элдор и что подтвердил Зарстор. Но зло уничтожено цветком. Может ли камень послужить ей? Ведь она не умеет распоряжаться Силами, у нее нет подготовки Мудрой.

— Ута… — на этот раз она не произнесла имя вслух в туман, а негромко проговорила в камень. — Ута, если ты хорошо относишься ко мне… если я заслужила твое внимание и ты можешь спасти меня… где ты, Ута?

Свет камня начал пульсировать. В глубине его вспыхнула темно-зеленая искра. Бриксия старалась думать только об Уте.

У темного пятна появились острые уши, щелки-глаза, пятно стало мордочкой. На поверхности камня показалась голова. Бриксия, потерявшая способность удивляться, присела, опустила руки к земле. Из камня постепенно выступило крошечное трехмерное изображение кошки. Вот оно стало совершенно отчетливым, приподнялось и спрыгнуло на землю.

Туман, который после ухода Элдора и Зарстора все приближался, отступил от того места, где стояла кошка. Изображение кошки повернуло голову к девушке, раскрылась крошечная пасть. Но если кошка и мяукнула, не слышно было ни звука. Кошка пошла, и Бриксия заторопилась за ней.

Туман клубился рядом, не отступая, девушка шла по колено в нем. Но кошку он не скрывал, она двигалась в чистом пространстве. Бриксия заторопилась, потому что иллюзия — если это была иллюзия — пошла вперед быстрее.

Девушка не могла бы сказать, сколько прошла по этой таинственной земле. Потом ее проводник замедлил шаг и, к отчаянию девушки, начал исчезать.

— Ута! — закричала она. Маленькое тело таяло, быстро сливаясь с туманом.

Бриксия опустилась на колени. Без Уты она заблудится, а Ута уже почти совсем исчезла. Оставались только смутные очертания в тумане. Если бы Бриксия могла снова вызвать ее! Но ведь Ута появилась, когда Бриксия позвала ее по имени и сосредоточилась на камне… Может, у кошки не хватает сил завершить дело?

А как Марбон… Двед? Мужчину можно считать врагом… да, он показал себя именно врагом — перед тем, как она попала в это место. А мальчик оказался околдован. Даже если она сможет обратиться к ним, помогут ли они?

Двед… Марбон… Кого позвать?

Мужчина был свободен, когда она в последний раз видела его… но одержим. Бриксия поднесла камень к глазам.

— Марбон! — позвала она.

В глубине камня ничего не темнело… никаких признаков того, что кто-то услышал ее призыв.

— Марбон! — У нее не было другой надежды, поэтому она позвала снова.

На камне появилась рябь, да, но слабая, неясная. Но, опустив в отчаянии руку, Бриксия снова увидела перед собой Уту.

Ута, на этот раз крупнее и отчетливее, нетерпеливо смотрела на нее, раскрывала пасть, беззвучно мяукая. Бриксия вскочила, готовая следовать за ней. Может, Марбон каким-то образом придал силы кошке? Она не знала… но то, что Ута вернулась, подбодрило ее.

Ута побежала, Бриксия за ней. От кошки девушке передалось беспокойство, желание поспешить.

В тумане появились очертания огромного столба — он возник так внезапно, что Бриксии показалось: его тут не было, он вдруг вырос из земли прямо перед нею. Ута встала на задние лапы, оперлась передними о поверхность столба, явно показывая, что девушка должна подняться.

Девушка надежно упрятала камень под рубашку, потом осмотрела столб. Ута исчезла. Не растаяла медленно, как раньше, а просто исчезла.

Бриксия на ощупь отыскивала неровности в поверхности столба. Начала с усилиями подниматься. Углубления были небольшими, и чем выше девушка поднималась, тем медленнее двигалась. Но все же она поднималась, хотя и всего лишь на высоту нескольких пальцев за раз.

Выше и выше. Девушка не смотрела вниз. Пальцы ее онемели. Все тело было напряжено, она прижималась к столбу. Страх тяжелым грузом лежал у нее на плечах. Выше и выше…

… Сколько времени она поднимается? В этом месте нет времени… мгновения могут растянуться на дни, месяцы. А столб вздымается над головой, и туман скрывает его вершину… если у него есть вершина!..

Бриксия чувствовала, что силы ее кончаются, боль в плечах стала непереносимой. Выше… все выше! Она не может поднять руку, для этого нужны невероятные усилия. Скоро хватка ее ослабеет, она разожмет руки и упадет… ее проглотит туман, она погибнет.

— Ута! — хриплым шепотом позвала Бриксия, не надеясь на ответ.

26
{"b":"117336","o":1}