ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лорд Марбон!

Но его радостный возглас вызвал противоположный эффект. Мужчина снова опустил голову. Руки его беспокойно зашевелились, касаясь кольчуги на груди.

— Лорд Марбон! — повторил мальчик.

Мужчина слегка повернул голову, словно прислушиваясь.

— Яртар?..

— НЕТ! — Мальчик сжал руки в кулаки. — Яртар мертв. Он уже двенадцать месяцев как мертв и сгнил! Он мертв, мертв, мертв — ты меня слышишь? Он мертв!

Его слова гулким эхом отозвались в развалинах.

2

Молчание, наступившее вслед за этими, полными отчаяния словами, нарушила Ута. Кошка присела, повернувшись мордой к зарослям, в которых пряталась Бриксия. Из ее пушистого горла вырвался звук, похожий на женский крик. Бриксия слышала такое и раньше — это был призыв Уты. Но то, что теперь он оказался обращен к ней, ошеломило девушку.

Мальчик повернулся, мгновенно опустив руку на рукоять меча. Теперь Бриксия уже не могла незаметно уйти, она слишком долго медлила. А лежать здесь, трусливо дожидаясь, пока ее поднимут… Нет! Этого не будет.

Бриксия встала, пробралась через заросли и вышла на открытое место, держа копье в руке. Так как лука и стрел она не видела, то считала, что копье — вполне достаточная защита от меча.

Ута, предавшая Бриксию, посмотрела на нее и перевела взгляд на юношу. Лицо у того было напряженным и подозрительным. Он извлек меч из ножен.

— Кто ты? — В резком вопросе тоже прозвучала настороженность.

Ее имя ничего ему не скажет. За месяцы одиноких странствий оно и для нее стало мало что означать. Она была слишком далеко от своей родной долины, далеко от земель, где имя ее рода люди хорошо знали. Она никогда не слышала об Эггерсдейле; логично предположить, что и здесь, в изолированной западной долине, не слышали о Мурачдейле, о роде Торгуса, который правил в ней до того дня, когда все погибло в крови и пламени.

— Путница… — ответила она, подумав, что, отвечая так, демонстрирует собственную слабость.

— Женщина! — Он сунул меч с ножны. — Ты из семьи Шейвера… или Хамеля… у него, кажется, было две дочери…

Бриксия напряглась. Тон его голоса… Гордость, о которой она уже начала забывать, заставила ее распрямиться. Может, она и выглядит сейчас, как крестьянская девчонка (по-видимому, юноша именно так и подумал), но она — Бриксия из рода Торгуса. А он откуда? Здесь только почерневшие от огня развалины — больше ничего.

— Я не связана с этой землей, — спокойно ответила она, но смотрела вызывающе. — Если ты ищешь крестьянку из владений своего лорда… ищи в другом месте. — И никакого уважительного титула не добавила.

— Разбойница! — Губы юноши скривились. Он вызывающе встал рядом со своим лордом. Посмотрел вправо, влево, пытаясь разглядеть, кто еще скрывается в зарослях.

— Это ты так говоришь, — ответила она. Как она и думала, он принял ее за члена разбойничьей банды. — Не называй так никого, молодой человек, если не уверен. — Бриксия произнесла это холодно, вспомнив некогда усвоенное умение держать на расстоянии речью. Так ответила бы на дерзость владетельная госпожа.

Юноша смотрел на нее. Но, прежде чем он заговорил, его лорд пошевелился и встал. Безо всякого интереса посмотрел он пустыми глазами на девушку, может, даже и не видя ее.

— Яртар задерживается… — Мужчина поднес руку ко лбу. — Почему он до сих пор не пришел? Нам необходимо завтра утром выступить…

— Лорд, — по-прежнему не отрывая взгляда от девушки, мальчик попятился, взял лорда за руку. — Пора отдыхать. Ты болен, мы выедем позже…

Мужчина нетерпеливо вырвал руку.

— Больше никакого отдыха… — голос его прозвучал чуть уверенней. — Никакого отдыха, пока дело не завершено, пока мы снова не овладеем древней силой. Яртар знает путь… где он?

— Лорд, Яртар…

И хотя мальчик снова схватил мужчину за руку, тот не обратил на это внимания. Пустое, равнодушное выражение покинуло его лицо, на нем появилась тень сознания. Ута подошла к этой паре, остановилась возле лорда. И испустила негромкий звук.

— Да… — С усилием мужчина высвободился, опустился на колени, протянул обе руки к кошке. — Знания Яртара помогут нам дойти? — Вопрос этот был обращен не к спутнику, а к кошке. И взгляд лорда встретился с немигающим взглядом животного.

— Ты это знаешь, пушистая. Ты пришла как сигнал? — Мужчина кивнул. — Когда Яртар придет, мы двинемся. — Оживление покинуло его лицо, оно снова стало пустым. Теперь он выглядел как человек, который уже не в силах бороться со сном.

Мальчик схватил его за плечи.

— Лорд… — Но смотрел он не на мужчину, которого поддерживал, а на девушку.

В его взгляде была такая враждебность, что Бриксия крепче ухватилась за копье. Он словно бы ненавидел ее настолько, что готов был убить. И тут она поняла. Он просто стыдился… стыдился того, что кто-то увидел его лорда, потерявшего разум.

Инстинктивно она поняла, что если сейчас сделает движение, скажет что-нибудь, покажет, что поняла, то тем самым еще ухудшит положение. Не зная, как поступить, она возможно спокойнее посмотрела на юношу. Облизнула губы, но ничего не ответила.

Они долго смотрели друг на друга, потом он снова нахмурился.

— Уходи! У нас нечего красть! — И он снова потянулся к мечу.

Бриксия рассердилась. Почему эти слова хлестнули ее, как бичом, она не могла бы объяснить. Эти двое ничего не значили для нее. Чтобы выжить, она научилась одиночеству.

Но она сдержалась. Пожала плечами и отступила к зарослям, из-за которых появилась. Осторожность не позволила ей повернуться спиной к этой паре. Но она чувствовала, что их не нужно бояться.

Мальчик снова поднял мужчину, повел его к двери башни, негромко уговаривая. Бриксия не слышала его слов. Она проводила их взглядом и ушла.

Разумнее всего было бы совсем уйти из этой долины, говорила она себе, поднимаясь по склону. Но осталась. Метко брошенный камень ошеломил одного из прыгунов в траве, она искусно освежевала тушку, спрятала шкуру, чтобы обработать позже. Из шести таких шкурок получится короткий плащ, а у нее уже есть три в мешке, что лежит у костра в ее лагере.

Понимая, что не она одна могла заметить тех, кто остался в развалинах, она приняла дополнительные меры предосторожности. Если кто-то из разбойников увидел лошадь и меч мальчика, этого вполне достаточно, чтобы привлечь банду. Бриксия подумала, понимает ли мальчик, как опасно останавливаться в развалинах. Пожала плечами. Не ее забота учить его.

Разжигая небольшой костер из тщательно подобранных дров, так, чтобы они давали как можно меньше дыма, она думала о двоих внизу. Теперь Бриксия была уверена, что их только двое.

Мальчик назвал поселок Эггерсдейл и говорил о нем, как о доме. Его лорд явно не может сам позаботиться о себе, как же они собираются жить? Конечно, тут есть дичь. Но без лука приходится рассчитывать только на меткость и сбивать камнем прыгунов. Она чуть не умерла с голоду, ела личинок и жевала траву, пока не научилась добывать пищу. Но один прыгун едва ли насытит даже одного человека.

Бриксия, сидя на корточках, поворачивала над огнем куски своей добычи, поджаривая их, чтобы потом съесть полусырыми. Она не успела осмотреть сад внизу, но была уверена, что за долгие годы разрухи там едва ли сохранилось много съедобных растений. Можно, конечно, собирать травы, и она это иногда делала. Но трав никогда не бывает достаточно, чтобы насытиться. Если у этих двоих нет продуктов, как они будут жить?

Бриксия снова повернула палочки с мясом, глядя на вспыхнувшие и затрещавшие языки пламени и жалея, что нечем подхватить капающий жир. От запаха жаркого рот ее наполнился слюной.

Негромкий звук по другую сторону костра привлек ее внимание.

— Ты мне не друг, — строго сказала она, глядя на Уту. — Если ты сменила символ дома на щите, госпожа, тогда иди и проси места за большим столом… не приходи ко мне. — Но она все же взяла одну палочку, сняла с нее мясо, обернув пальцы листком, и положила полузажаренный кусок перед Утой. Пусть поступает, как хочет: берет или отказывается.

4
{"b":"117336","o":1}