ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Василий Бережной

В КОСМИЧЕСКОЙ БЕЗВЕСТНОСТИ

Это было так неожиданно, что Софи вздрогнула: за прозрачной стеной Операторской передвигались ужасные чудовища. Отшатнулась, прижав руки к груди, но сразу же облегченно вздохнула, вспомнив, что стены-то — из прочнейшего стелита! Чудовища шли толпой, надвигаясь друг на друга, покачивая несуразными головами и таща за собой зазубренные хвосты; а у иных, кажется, не было ни хвостов, ни голов, хотя трудно себе представить, как может функционировать организм совсем без головы. И только тогда, когда страшилища исчезли, Софи подумала: «А как же они попали сюда, на космический корабль? Не синтезировались же из вакуума!» И она, Старший оператор Вспомогательного экипажа, ничего об этом не знает, решительно ничего!

Подошла к панели связи, нажала одну из многочисленных кнопок. «Уилфул, наверно, знает. Ведь по его же борту… Но почему сам не информирует? Странно…»

На молочном фоне экрана появилась голая, как бубен, голова Уилфула.

— Что происходит? — спросила Софи. — Почему не информируешь со своего бортового поста?

— Ничего не происходит.

— А чудовища?

— Чудовища? — переспросил юноша. — Пошли на Озерную палубу. И я сейчас к ним присоединюсь.

— Ты… к ним?.. — удивилась Софи. — Что это значит?

— Приезжай на Озерную — увидишь. Я буду там.

Экран погас. Уилфул отключился! Беспрецедентный случай!

Софи немного постояла в раздумье, затем окинула взглядом осциллографы и вышла из Операторской.

«Что с ним случилось? — думала она, встав на наружный эскалатор, двигавшийся с наибольшей скоростью. — Странно… Был такой пунктуальный, старательный и вдруг ушел с поста!»

Сквозь прозрачный купол, который отсюда, снизу, казался всего лишь тонкой линией, отделяющей черноту космоса от этой вот теплой, пронизанной светом атмосферы, видна была россыпь далеких солнц, а рядом — волокна туманностей. Если смотреть на них простым глазом, никакого движения не заметишь. Софи показалось даже, что и эскалатор стоит, и весь гигантский корабль неподвижно застыл в пространстве. Однако ноги ощущали вибрацию, и, оторвав взгляд от звезд, она увидела, как проплывают мимо надпалубные строения — прозрачные призмы оранжерей, круглые бункеры, кубы мастерских и складов, эстакады, сплетения ажурных форм. И мгновенно охватило ее ощущение движения — прекрасное ощущение, объединяющее тебя со Вселенной.

Березовая роща у озера наполнена была шумом. Звучали оглушительная музыка, веселые голоса большого молодежного сборища. Общаясь небольшими группами, парни о чем-то спорили, другие кувыркались в воде, третьи лежали на песке под кварцевыми лучами. Повсюду валялись безобразные головы и хвосты. «Муляжи… — подумала Софи. — Вот оно что! Да здесь, пожалуй, весь Вспомогательный экипаж… Все бросили и развлекаются! Ничего себе поведеньице!»

Уилфул сразу заметил ее и двинулся навстречу, легко ступая по желтому песку. Он был раздет до трусов, как и все остальные, и, размахивая руками, воскликнул:

— Иди к нам! Присоединяйся!

Софи остановилась там, где густая, как щетка, трава преграждала путь песку.

— Ну что же ты? — воскликнул Уилфул. — Отбрось сомнения и веселись вместе с нами!

— А по какому поводу?

— Присоединишься, узнаешь. Иди сюда, я проинформирую тебя.

— Говори, — холодно произнесла Софи, не двигаясь с места.

— Ты знаешь, что такое карнавал? — спросил Уилфул все еще игривым тоном. — Слышала такой термин?

Софи молчала, напрягала память и никак не могла вспомнить.

— Ну вот, значит, плохо изучала историю Земли. Или блоки памяти подводят. А мы вот натолкнулись на такое явление, просматривая древнюю кинохронику. Это очень оригинально карнавал! В определенный день люди напяливали на себя маски, смешные костюмы и с песнями, танцами ходили по улицам. Весело!

Изумление не покидало Софи.

— Мало ли чего не было в недрах земных столетий! — сказала мягко. — Но какое отношение имеет это к нам, к нашему «Кентавру»?

— Непосредственное. Мы создаем Общество друзей карнавала — Де Ка. Обязанности нам надоели окончательно. Годами, десятилетиями, столетиями — одно и то же, одно и то же. Да ты и по себе знаешь, неутомимый Оператор! Ну вот скажи, сколько времени ты исполняешь свои обязанности?

— Более пятисот земных лет.

— Эпоха! Вечность! Не пора ли кончать?

— Как ты можешь так рассуждать! — возмутилась Софи.

— Возможно, я неточно сформулировал свою мысль. Я хотел сказать, что свои задания мы давно уже выполнили и теперь имеем все основания…

— Никаких оснований! Наше задание — все время обеспечивать движение «Кентавра»!

— А разве мы не обеспечили? Энергоблоки работают в заданном режиме, биосфера… Посмотри, какое совершенство! — Уилфул сделал паузу, словно давая возможность окинуть взглядом голубую гладь воды, бело-зеленую рощу. — Между прочим, а ты не задумывалась над тем, куда и зачем направляется «Кентавр»? Мы в полете уже полтысячи земных лет — и что изменилось в космосе? Ничего. Абсолютно ничего. Силовые поля характеризуются все теми же величинами. А дальние звезды так и остаются дальними.

— Они, возможно, еще больше отдалились друг от друга вследствие разбегания, но для нас это не имеет значения.

— Согласен, Софи. Все эти звезды, все эти дальние миры чистейшая абстракция. И нам они не нужны. Для нас имеет значение наша жизнь, и только она!

— Жизнь без цели, без открытий?

— Ты еще поймешь, Софи, еще почувствуешь…

— Я уже поняла: на нас надвигается опасность, поскольку «Кентавр» предоставлен самому себе.

— А Земля, которой давным-давно не видно и не слышно, разве она не предоставлена самой себе?

— Сравнил… Земля — планета огромных ресурсов, долговечных систем кругооборота материи. А наш «Кентавр» — всего-навсего космический корабль.

— Он давно уже стал для нас планетой. Пусть маленькая, но планета.

— Которая требует, чтобы каждый из нас добросовестно исполнял свои обязанности. Мы ведь должны отчитываться Главному экипажу.

— До этого отчета еще такое расстояние, что практически его можно считать бесконечным, — возразил Уилфул.

— Все имеет конец, и даже эта ваша… аномалия. И — хватит! Я требую…

— Не надо крайностей, — возразил Уилфул. — Ничего ведь не случилось — автоматика поддерживает нормальный режим работы всех систем жизнеобеспечения корабля. Что же тебе еще нужно?

— Мне нужно, чтобы вы все вспомнили первый пункт Распорядка работы Вспомогательного экипажа. А там недвусмысленно сказано, что оставлять свой пост…

— Знаем, знаем. У нас блоки памяти еще работают. — И Уилфул крикнул своим товарищам на ультракоротких волнах: — Все ко мне! Старший оператор требует, чтобы мы немедленно разошлись по своим постам…

Наступила мертвая тишина. Толпа тесным кольцом обступила Софи. Кто-то выкрикнул:

— Наверно, она не знает, что такое карнавал!

— Я объяснил, — сказал Уилфул. — Но Софи придерживается другого мнения.

Он говорил вроде бы так, как и положено дисциплинированному члену Вспомогательного экипажа, но вместе с тем придавал своей информации такую эмоциональную окраску, что обретала она совершенно противоположное значение. Софи слушала со все нарастающим потенциалом тревоги. Было похоже на то, что эти фанатики карнавала могут решиться на некие действия…

— Главный экипаж, если верить хронике, больше пятисот лет находится в камерах анабиоза, — продолжал Уилфул. — И разве не мы обеспечиваем постоянный режим работы криогенного оборудования? Разве эти обязанности не поглощают нашу жизненную энергию? А мы ведь никогда не видели этот экипаж и вполне могли бы считать, что это мнимая величина, которая не оказывает абсолютно никакого влияния на процессы, имеющие место на «Кентавре».

«Вон куда он клонит!.. — подумала Софи. — Энтропия системы возрастает…» Представила себе энергоблок в центре корабля, а вокруг него, словно пчелиные соты, герметически закрытые камеры анабиоза. И если выключить батарею трансформаторов…

1
{"b":"117345","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Легенды крови и времени
Подземный художник
Ниндзя с Лубянки
Юрген Клопп. Биография величайшего тренера
Зеркало для героев
Легенда нубятника
Жёсткие переговоры – искусство побеждать
Правильное питание как минное поле
Секретарь для эгоиста