ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как бы то ни было, желание Гетмана было утверждено согласием Царским; и эта статья была подписана Государем, как все другие, без прекословия.

Судья Гонзевский и Полковник Тетеря поехали к Царю с благодарственным адресом. Представив ему обо всем произшедшем в Малороссии, просили ратификации и подтверждения статей особыми грамотами. Немедленно Государь выдал желанные грамоты, и отправил их к Гетману. Утверждая все признанное договорами, властитель двух Россий сравнил чины и шляхетство Малороссийские с Боярами, Дворянами и людьми Степенными Московскими. Это было сверх обещаний, Так Государь, казалось, припомнил слова Гедимина и Батори, и соединил два народа единоплеменные «яко равные с равными и вольные с вольными». Так с первых дней власти своей над Малороссиянами, он мудро начал прилеплять их к престолу и к общему Отечеству, и указал народу, что не в отдельных правах, но в общих законах, основа народного благоденствия. Ратификованныя статьи и Царские грамоты были торжественно обнародованы по всей Малороссии, и положены в архив Трибунала Малороссийского.

И Царь Алексей Михайловичь принял столь драгоценный для всех нас людей Русских титул всея Великие и Малые России Самодержца.

ГЛАВА ХXI

Воззвания Королевские. Присяга Богуна. Испуг и угрозы соседних держав. Хмельницкий открывает войну. Золотаренко осаждает Смоленск. Приезд Царя. Неудачная вылазка. Взятие Смоленска. Царская Грамота Козакам. Взятие Гомеля, Н. Быхова. Соединение Золотаренка с Хованским. Битва на Березине. Завоевание двух сот местечек, замков и городов. Взятие Вильно. Новый Титул Царский. Смерть Золотаренко. Чудо.

Смерть Тимофея, союз с Крымом, — Королю Польскому две причины было радоваться! Но во время той радости пришло к нему известие, что Украйна соединилась с Москвою. В минуты восторгов он был поражен; одно средство отторгнуть Украйну от Царя показалось ему верным: воззванья. И он стал уговаривать Малороссиян, «чтоб расторгнули, учиненную на вечное тиранство, присягу Царю Московскому.» Милость, сохранение давних прав и вольностей, все обещал он народу. Радзивил уговаривал их предаться Польше. Малороссияне читали прокламации Королевские, и повиновались универсалам Хмельницкого.

Полковник Винницкий, знаменитый военными подвигами, любимый Гетманом, уважаемый козаками, Иван Богун не поклялся в верности Царю. Глебов, будучи в Виннице, забыл или не успел пригласить его к присяге. Король поручил Станиславу Потоцкому отклонить Богуна от Хмельницкого. Послали Павла Олектича для переговоров; обещано было именем Короля Гетманство, Шляхетство, и любимое Староство в Украйне. Богун отправил письмо к Хмельницкому, и присягнул Царю.

Весть о присоединении Малороссии к Царству Московскому встревожила почти все дворы Европейские: пугались потери равновесия держав, как будто бы там, где существует Россия, может существовать равновесие. Разсчитывали, что лучше иметь дело с Польшею, нежели с Россиею; что Царство Московское, ослабленное самозванцами и междоусобиями, ныне усилится, обновится, возмужает; что Царь без издержек, без кровопролития, приобретает народ могущественный, безбоязненный, многочисленный; что держава его одним этим присоединением становится на ряду первостепенных: все это соседей наших волновало.

Отвсюду Хмельницкий получал угрозы и выговоры. Многие из глав коронованных требовали его возвращения к неутралитету; Турки и Крымцы объявили ему войну. Гетман писал к Царю: «тесно мне отовсюду. «- Но решимость, опытность превозмогли; он не упадал духом, не колебался, заготовлял средства к новой войне, извещал Царя о своих распоряжениях, приводил их в действие, по своему обычаю, без страха, с глубоким познанием войны и политики, и Царь радовался своим Великим Гетманом.

Войска двух Россий разделились на четыре корпуса. С весною начались действия. Гетман с 30,000 выступив к границам Турецким и Польским, стал у Заславля. Его приближение придавило все покушения Порты, и она отложила намерение ворваться в пределы Малороссии. Тридцать тысячь Царских войск и пять тысячь козаков стали близ устья Ворсклы у Койдака, и под начальством Боярина Бутурлина грозили Орде, которая изготовилась тоже ко впадению. Князь Хованский с тридцатью тысячами пошел на Белоруссию к реке Сожу, для отражения Поляков от Смоленска. К Смоленску пошел с полками Нежинским и Черниговским Наказный наш Гетман, шурин Хмельницкого, бывший Полковник Нежинский, Иван Золотаренко. Великий Гетман дал ему меньшую булаву и меньший бунчук, клейноды, принадлежащие сану Польного Гетмана; Стародубский полк, переименованный из Северского, присоединился с семью другими полками к Золотаренку; Юрий Хмельницкий был отправлен туда же для изучения опытом ремесла военного; брат Золотаренка, Василий, находился там же; 20,000 регистровых и пять тысячь охочекомонных составляли этот корпус. Царь и Хмельницкий приказали Наказному Атаману взять Смоленск.

Двадцать седьмого Мая Смоленск был осажден; перестрелки и вылазки из города были часты и жестоки; Золотаренко всегда их отражал истребительными, кровопролитными отбоями. Он построил шанцы и редуты, и открыл из них пальбу по городу: несколько недель продолжалась она безпрерывно, и в тоже время насыпи в нашем стане возвышались так, что наконец они уже были подняты выше городских стен. Тогда открыта была пальба внутрь города чрез стены; магазины, казармы, домы ежедневно были обращаемы в пепел; гарнизон очевидно умалялся от разрушительного огня наших батарей.

Моровая язва заставила Царя выехать в Вязму из столицы. Часто наведывался он об осаждающих. На холме у соборной церкви осажденные построили обсерваторию, и оттуда разглядывали все, что делается в укреплениях и в стане у нас. Увидя Царский въезд, ночью с 26 на 27 Июля, сделали они сильную вылазку двумя отрядами. Один напал на укрепления, другой на стан. Каждую ночь у Золотаренка позади шанцов стояли войска, которых нельзя было видеть из обсерватории. Эти запасные войска окружили оба неприятельские отряда, и после первого выстрела вступили в рукопашный бой; неприятель был смят, побежал в город толпами но уже не мог туда пробиться; со всех сторон окруженные, положив оружие, Поляки, просили о пощаде, были обезоружены, отогнаны за стан, и оставались там до разсвета. На другой день поутру их похоронено было 4623, а две тысячи триста восемьдесят девять приведено к Царю пленниками.

Благоразумие и мужество Золотаренка заслужили от Государя особенную благодарность. Он объявил желание взять Смоленск генеральным приступом.

Но Наказный Гетман доказывал, что тогда только нужно употребить все напряжение, когда нет иных средств к победе; что излишняя потеря людей простительна военачальнику в том только случае, когда к тому понудит его крайность; наконец, что он надеется взять Смоленск, не жертвуя народом с излишеством. Государь с удовольствием согласился на мнение Золотаренка, и предоставил ему свободу действовать по усмотрению, Вскоре Золотаренко заметил, что городская стена не защищена от Днепра насыпями; с низменного он не мог ее разбить ядрами, и так приказал рыть под нее подкоп. В средних числах Августа, подкоп был окончен и наполнен порохом; тогда войско изготовилось к генеральному приступу. Во вторник, Сентября 10, на разсвете, подкоп был взорван. С ужасным треском, с грозными подземными ударами, разнесло и раскидало землю и камни по городу; войска ворвались в пролом; открылась жаркая пальба по Полякам из Польских же пушек. Росположенные врознь но валам при бастионах, они хотели соединиться и выстроиться, но их не допустили до того; между ними целые ряди уничтожались от выстрелов и копьев; наконец, обращенные в бегство, иные бежали за город, иные по домам. Золотаренко, щадя город и здания, запретил грабежи и разорения; тогда загремела музыка; войско громогласно провозгласило мир и пощаду, при мирном клике победителей; Поляки бросились на колена и сдали оружие. Смоленск был взят.

56
{"b":"117347","o":1}