ЛитМир - Электронная Библиотека

— Обычным людям повезло гораздо меньше. Живущим сегодняшним днем, — Марек иронически усмехнулся, — имя рода не нужно.

— Но ты был в свите дракона, — сказала я. — Значит, ты Марек де Вельер?

— Марек де Вельер? — Он изумленно поднял брови, затем расхохотался. — Девочка, я не дорос до таких высот. Да и выперли меня куда как бесцеремонно.

— Верг, в сущности, был неплохим старичком, — задумчиво протянул Анри. — Жил в свое удовольствие, жил, жил и умер. Наследников не оставил, правда. Говорили, что у него был сын от простой крестьянки, но это же бюргеры, что с них взять! Им и невдомек, что огонь гасит низменные инстинкты; опорочить честного правителя для них — самое милое дело.

— Анри! — Марек предостерегающе поднял ладош

— Молчу, молчу. А так — тишайший старичок. Ни свадеб не устраивал, ни плохих стихов не писал. По крайней мере, тот сентиментальный бред, что я обнаружил как-то у себя в спальне, Вергу пришел бы в голову лишь в кошмарном сне.

— Стихи в твоей спальне в Галавере? — заинтересовался Марек. — Где ты их откопал?

— В щели между плитами — нет слов, как романтично! — фыркнул Анри. — «Плач камня крадется по залам, фигура дрожит в серой тьме. Я жду у камина, весь в алом», дальше что-то про напев песочных часов и еще две страницы подобного бреда.

— Но ты этот бред запомнил, — глухо сказал Квентин. В его глазах горел мрачный, яростный огонь, который мне очень не понравился. Ох, получит Анри за выбитую миску…

— Так было что запоминать! — Анри откинулся на спинку стула. — Сага об испуганной прелестнице в коридорах замка, и юном драконе, что ее великодушно обольстил… или сбросил с крыши? А! Повел на крышу смотреть закат.

— Все в нем полно такта и гармонии, — проронил Марек. — Анри, враг есть враг, но зачем копаться в грязном белье?

— Исключительно ради любопытства. О, — Анри усмехнулся, — и резонанс был немалый. Фраза «Я жду, весь в алом!» вмиг стала нарицательной среди школяров.

Квентин резко встал.

— Я попрошу на кухне холодной воды, — негромко сказал он.

— Самое время остудить горячие головы, — кивнул Марек. — Если у них есть морс, я не откажусь от пары кружек.

— Я бы попросил тебя подогреть бокал вина, но ты ведь откажешься, — лениво протянул Анри. Он вытянул левую руку вперед, и струйки пламени знакомым образом собрались в огненный цветок. — А то и, чего доброго, разобьешь.

Квентин замер в дверях.

Марек досадливо хлопнул ладонью о стол. Я с ужасом посмотрела на Квентина, затем на Анри. А вот и не подеретесь…

Словно по удару маятника, Анри закинул ногу на ногу, а Квентин, повинуясь движению той же невидимой струны, развернулся.

— Анри де Верг, я вас вызываю, — ровным голосом произнес Квентин. — Во дворе. Сейчас.

— Ты рехнулся, парень, — Анри даже не пошевелился. — Любой маг разрежет тебя пополам. Я размажу тебя по стенке.

— Может быть, обе стороны выразят сожаление, и мы поедем дальше? — Марек встал из-за стола. — У меня пропал аппетит.

— И у меня, — я тоже встала. — Квентин, пожалуйста… отложите разговор до Галавера, хорошо? Пожалуйста.

— Как ты себе это представляешь? — Квентин обернулся ко мне. — Мы сядем в один экипаж, будто бы ничего не случилось?

— Ничего и не произошло, — Анри все-таки соизволил подняться. — Или меня уже не спрашивают?

— Мы едем в замок Галавер, — отрешенно проговорил Квентин, — где фраза «труслив, как де Верг» может войти в века. Я жду снаружи.

Когда его шаги стихли, мы с Мареком обменялись быстрыми взглядами.

— Сделай что-нибудь, — прошептала я. — Переубеди их.

Анри оперся о спинку стула. Он выглядел таким по-мальчишески растерянным, что мне стало его жалко.

— Он же ничего не умеет, — тихо произнес он. — Ни-че-го.

— Если не считать розы и своего пламени, — поправил Марек. — Ты его превосходишь — пока. Вот когда он попадет к Эйлин, пиши пропало. Но калечить не смей. Даже если он двадцать раз назовет тебя при ней трусом.

— Я его уничтожу, — бросил Анри через плечо, не оборачиваясь.

Мы вышли во двор. Я на секунду зажмурилась, так било в глаза солнце. Во рту мигом пересохло. Может, дождь пойдет?

— Марек? — Я запнулась. — Те разбойники вчера… я даже не успела испугаться. А сейчас я понимаю, что происходит. Мне страшно.

— Твой друг тоже понимает, что происходит, — ответил он. — Поэтому он и не спал прошлой ночью. В первый раз всегда так. Кажется, что все происходит понарошку и в любую минуту можешь проснуться.

— Нет, — перебила я. — Все было по-настоящему. Просто… потом мы встретили вас.

— И испугались куда больше? — Марек коснулся моего плеча. — Не бойся. У тебя все будет…

— Хорошо?

— Просто будет.

Квентин стоял в расслабленной позе посреди двора. Анри, помедлив, остановился шагах в десяти. Земля вокруг напоминала поле битвы: изрытая колесами отъехавших экипажей, в других местах истоптанная до слез. Хрупкий гребешок травы, казалось, выжил по чистому недомыслию.

— Шаг к примирению? — Марек выступил вперед. — Анри, ты помнишь, как мы проткнули двух неплохих, в общем-то, молодых людей той ночью. Квентин, что бы Анри ни сказал тебе этим утром, если ты его прикончишь, не отмоешься за всю жизнь. Или тебе разбойников не хватило?

Квентин нетерпеливо повел рукой. Мне показалось, в его лице промелькнуло сожаление, но секунду спустя я поняла, что ошиблась: он с трудом сдерживал ярость.

Анри открыл рот, но перевел взгляд на Квентина и покачал головой.

— Мы деремся.

— Отлично, — Марек развел руками. — Начинайте.

Я попыталась что-то сказать, но он схватил меня за руку и потащил к воротам.

— Зачем? — я вырвалась. — Мы же оттуда ничего не увидим!

— Зато будет чем. Или ты что-то имеешь против?

— Нет, я… — Я остановилась, пытаясь отдышаться. — Я хотела бы сохранить зрение, если ты не возражаешь.

— Отлично, значит, все в… ах, пепел!

Вокруг Анри вскипел воздух. Волна пыли превратилась в смерч, ощетинилась лезвиями, и Квентин отшатнулся, вскидывая руки. Из обожженных ладоней; полилось пламя и ударило прямиком в вихрь, разрезая его пополам.

Анри махнул рукой, и на пути пламени выросла плоскость огня, призрачная и прозрачная. Секунда, и пламя Квентина начало уходить, впитываться в нее, словно песок в воронку.

Я смотрела во все глаза.

Погасив пламя, огненная плоскость-ширма начала схлопываться, шаг за шагом приближаясь к Квентину. Тот выпустил в нее один шипящий сгусток пламени, другой, но толку это не принесло.

— Кто такая Эйлин? — дрожащим голосом спросила я, вцепившись в рукав Марека. — Почему Анри так взъелся на Квентина из-за ее заклинания?

— Лучший боевой маг Галавера, — ответил Марек, не поворачивая головы. — Бич, что ты видела вчера, — ее изобретение. Анри был ее учеником.

— Был?

— Вырос. По крайней мере, мне так казалось.

— А теперь ее учеником станет Квентин? И Анри ревнует?

— И да, и нет. — Марек покосился на меня. — Вот, скажем, твой… преподаватель фехтования. Я заметил, как ты держишь кисть: ты не сама училась. Если он хороший учитель, а так наверняка и есть, ты благодарна, восхищаешься им, придешь за советом. Может быть, и влюблена — самую чуточку, и уж точно будешь ревновать, если он найдет другую ученицу. Так и Анри.

Я приоткрыла рот. Но под внимательным взглядом Марека до меня начало кое-что доходить.

— Ты не просто объясняешь, ты еще и хочешь знать, кто учил меня фехтованию! Как с часовой гильдией, ты вытягиваешь то, что тебе нужно!

Марек иронически улыбнулся:

— Я же говорил: ты меня понимаешь.

По лицу Квентина струился пот. Когда до плоскости осталось два шага, он закрыл глаза и развел руки в стороны.

Интересно, Анри остановит заклинание или… или?!

Между большими пальцами Квентина вспыхнула звезда. Точно на середине, словно ему помог невидимый циркуль.

Марек негромко присвистнул.

Звезда выросла до серпа, будто отлитого из мутного огненного стекла. Квентин, судорожно сглотнув, направил серп на ширму, и пространство между двумя магами заискрило.

15
{"b":"117348","o":1}