ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — нехотя сказал он. — Нашей безопасностью.

— Почему?

— Тебе не приходило в голову, что если он недолюбливает магов, то это взаимно? — иронически поинтересовался Квентин. — И нашим знакомством не стоит хвастаться?

— Ну… Не знаю.

— Я тоже, — с неожиданной силой признался он. — А хотел бы знать!

— Так ты об этом его сейчас спрашивал?

— Не совсем. Я хотел узнать, кому именно он обязан — между кем из магов и ним пробежала вода, — поправился он. — Нам бы стоило знать, правда?

— Наверное, какая-нибудь романтическая история. — Я передернула плечами. — А вот зачем нам тащиться из-за нее по жаре… Стой! Мы куда идем, из города или обратно в «Корону»?

Мы стояли на развилке. Слева цветочные часы невозмутимо показывали шесть. Справа такое же время отражалось в гранях клепсидры на Башне Ветров.

— Извини, я задумался, — неловко улыбнулся Квентин. — Нам ведь налево, к реке?

— Именно. — Я зашагала вперед. Что-то с моим молчаливым спутником было не так, только я не могла понять, что.

Точно! В нашу первую встречу он рта не закрывал! И, кстати, даже не подумал намекнуть, что он маг, это я только от бургомистра узнала. А до отъезда ни разу не зашел поболтать!

Ладно, будем ковать железо, пока дракон не улетел. Я решительно хлопнула себя по бедру:

— Это что, новая мода? Мечи для девочек, магия для мальчиков? Почему мне — сверкающий кортик, а некоторым тут — уроки чародейства и волшебства?

— Еще неизвестно, что лучше, — отозвался Квентин, перескакивая через рытвину. — Владеть пламенем, которым не можешь управлять, или не чувствовать огонь вообще.

— Про «не чувствовать» — в мой огород камешек?

— Я бы не стал над тобой смеяться, — он серьезно посмотрел на меня. — Но очень может быть, что в тебе нет магии. Ты много знаешь об огненных именах?

— Ничего не знаю, — вздохнула я. — Хорошо, мэтр увидел в тебе скрытые силы. Так свои прятал, что чужие научился распознавать с полувзгляда. И что ты умеешь?

— Умею… — Квентин рассеянно огляделся. — А пойдем к реке. Заодно и путь срежем.

— Срежем, как же, — фыркнула я, но свернула за ним направо, в узкую улочку между двумя серыми стенами, обитыми плющом. И откуда ему знать, что этой дорожкой я всегда хожу купаться? По запаху нашел, не иначе.

На середине дорожки я обычно подпрыгивала и цеплялась то за раскачивающийся фонарь, то за старую черепицу, но при Квентине постеснялась. Нырнув под распахнутой ставней, я услышала сдавленный вскрик — ага, а фонарь над головой не заметил! — проскользнула вперед и гордо плюхнулась на траву. Знай, мол, наших.

— И что почтеннейшей публике будут показывать? — ехидно поинтересовалась я. — Имей в виду, глотателей огня я уже видела.

— Бр-р, — Квентина передернуло. — Почтеннейшей публике, к слову, придется немного подождать. — Он поднес руку к затылку и поморщился. — Чем плохо ученичество, так это тем, что приходится ждать идеальных условий.

— Крепко садануло по голове, да?

— Не то. Если тебя разозлить, испугать, вывести из себя, а потом попросить вдеть нитку в тонкое-тонкое игольное ушко, вися вниз головой, ты сразу справишься?

— Ну…

— А если добавить, что, если с первого раза не получится, тебе отрубят палец?

— Я сама им пальцы поотрубаю! — Я вскочила. — Догоню и — нет, не может быть! Глупости!

— Примерно так и есть. Сколько раз у тебя из рук выбивали рапиру, пока ты не научилась ее держать?

— Не занудствуй, — отмахнулась я, на всякий случай втянув запястья поглубже в рукава. — Научилась же!

— Фокус в том, чтобы и нитку в иголку продеть, и самому не покалечиться. — Квентин сбросил плащ на траву, расстегнул воротник рубашки. — И берег не поджечь.

— Ой, — я отступила за его спину. — Может быть, подождем до Галавера?

— Я же обещал повеселить почтеннейшую публику. — Он озорно посмотрел на меня. — Боишься? Тебе ничего не грозит, это я должен волноваться. Когда пытаюсь сосредоточиться, сжимаю кулаки, а огонь течет лишь через открытые ладони. Но с этим я…

Я перевела взгляд на его кулаки. Мимо мирно текла река, не подозревая о своей участи.

— …Справлюсь. А, в пепел! — Он раскрыл ладони так неохотно, как будто пытался удержать меж пальцев драконье пламя. — Сейчас!

Он развел руки в стороны, не поднимая. Кончики пальцев слегка подрагивали, от кистей исходило тепло. Я замерла сзади.

Туман на берегу стоял такой, что где кончается трава и начинается река, еще было видно, но где кончается вода, и есть ли он, тот берег, оставалось загадкой. Но даже в этом мутном киселе сгусток огня прочертил воздух падающей звездой, разбрасывая искры. Секунду спустя в тумане сердито зашипело, взметнулся пар, и все закончилось. Лишь в траве тлели огоньки.

— Ф-фух, — Квентин, бледный, с мокрыми висками, опустился рядом со мной. — Надеюсь, дальше пойдет легче.

— Н-ничего себе, — я старалась не заикаться. — А… а еще раз можно?

— Хорошенького понемножку. — Он попытался встать, но решительно покачал головой. — Затопчи искры, пожалуйста.

— Пока ты будешь изображать скучающего героя на отдыхе? Ладно, — я быстро прошлась по тропинке До воды и обратно. У самой кромки, в песке, лежал тлеющий кусочек пепла. Не оглядываясь на Квентина, я решительно сунула уголек в карман. Кусочек магии еще ни одной волшебнице не помешал. А если во мне нет огня — что ж, сам виноват.

— Вперед, куда ведет нас жалкий жребий? — Квентин, уже на ногах, спешно закутывался в плащ.

— Ага, — вздохнула я. — Ближайшие часов шесть — точно жалкий.

Пока мы шли вдоль реки, туман рассеялся. Остроконечные крыши остались позади, тропинка свернула на проселочную дорогу, к мосту. Через полтора часа по нему проедет экипаж, но Квентину об этом говорить бесполезно. Засмеет.

— Прикидываешь, сколько нам еще идти? — Квентин с задумчивым видом обернулся к городу. — Я вот думаю, стоило ли уходить? Никогда не видел такого красивого городка, как ваш.

— Еще вернешься, если мэтр не соврал. — Я невесело усмехнулась. — В мантии, шлеме и с огнем во взоре, все, как я и предсказала. А вот что со мной будет…

— Расскажи мне о себе, — попросил он. — Мы почти не общались из-за моих… уроков. Давай наверстаем?

— Давай, — легко согласилась я. — Родилась я, как все, у мамы с папой. Мама долго болела, и со мной возилась няня. Мне повезло: больше сказок, чем она, в нашем городке никто не знал. Знаешь, она с юга… была. Бежала. Ее выбрали невестой дракона.

Мой спутник резко остановился.

— Невестой? Выбрали?

— Ты что, не слышал о драконьих свадьбах? — Я удивленно посмотрела на него. — Симпатичная девушка, приглянувшаяся дракону, отправлялась… сам понимаешь куда. Я не знаю, как обстояло дело с торжественным сожжением, но, говорят, бывало и такое.

— И ты в это веришь?

— Ну, дыма без огня не бывает… Так ты совсем ничего не знал?

— На нашу ферму забывали присылать приглашения, — Квентин нахмурился. — Лин, я понимаю, ты веришь кормилице, но я бы не стал принимать ее слова… пепел и дождь! Если ее история — ложь, она могла соврать и об имени!

— Да нет же. — Я облокотилась на перила моста. — Зачем принимать все так близко к сердцу? Подумаешь, не знал ты о драконьих свадьбах! Хочешь, расскажу и про имя? Пойдем, а то так и будем на каждой новости останавливаться.

— Конечно. Извини, — он коротко поклонился и пошел вперед.

— Так вот, — я нагнала его, — отец и мама в один голос твердили, что после того, как Корлин дал мне имя, меня на руки нельзя было взять, такой жар шел от спины. И на полу в зале остались прогалины.

— А как все произошло? — Квентин пытался сохранить невозмутимое выражение лица, но в голосе появились жадные нотки. — Что он говорил, что делал? Чертил руны?

— О-о-о! — я прикрыла глаза. Строго говоря, я не помнила ничего, но это же было, было! — Он вызвал к жизни великие силы! По залу кружили призрачные драконы, от волшебника исходил нестерпимый жар, няня пальцем не могла пошевелить! И когда, казалось, вот-вот произойдет что-то страшное, вихри улеглись, и он прочел мое имя в огненном томе.

6
{"b":"117348","o":1}