ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Капитан продолжал разглагольствовать в том же духе, пока не был прерван Борродейлом, который, войдя в зал, спросил, устроит ли его сиятельство обед в восемь часов и не пожелает ли он посетить театр? Герцог намеревался заглянуть к своему кузену тем же вечером, но он знал, что капитан надеется на приглашение пообедать вместе. Джилли не мог разочаровать старого вояку и пригласил его пообедать, на что капитан смущенно заметил, что неподходяще одет к обеду. Впрочем, довольно легко дал себя уговорить и остался. Герцог, чувствуя, что ему не выдержать целого вечера болтовни капитана, велел подать обед пораньше, чтобы успеть в театр. Выбрали пьесу, заказали экипаж и отправили посыльного в театр абонировать ложу. Герцогу вся эта суета показалась утомительной. И капитан, согласившись с ним, посчитал такой образ жизни расточительным.

Капитан не ушел до тех пор, пока не выжал из герцога обещания встретиться следующим утром. Но намек на то, что было бы неплохо, если бы они провели вместе и вторую половину дня, был пресечен. Джилли объяснил, что ему необходимо нанести несколько визитов.

На следующий день за завтраком герцог отправил своему управляющему записку, и мистер Скривен в назначенное время появился в библиотеке. Он притащил громадный, набитый бумагами портфель. И в течение следующего часа герцог был занят тем, что просматривал счета и слушал проекты, касающиеся улучшения хозяйственных дел в поместьях. Его собственные идеи не получали одобрения мистера Скривена, и тот обстоятельно, отеческим тоном объяснял, в чем их ошибочность. Мистер Скривен сказал, что для него было большим удовольствием обнаружить интерес его сиятельства к делам. Но после этого разговора у Джилли остался тяжелый осадок от своей некомпетентности. Мистер Скривен приготовил для Джилли заранее взятую в банке сумму денег. Он поинтересовался, возьмет ли его сиятельство все деньги сразу? Герцог решил, что ему в ближайшее время не потребуется больше ста фунтов. Эта сумма была выдана сверкающими золотыми соверенами, только что отчеканенными. Затем герцог отправился в охотничью галерею, где у него была назначена встреча с Белпером.

Он сделал несколько очень хороших выстрелов в облатку и был покорен парой красивых дуэльных пистолетов, которые он и приобрел. Капитан отпустил на этот счет несколько шуток, делая вид, будто верит, что герцог приехал в Лондон для того, чтобы устроить дуэль из-за какой-то неизвестной особы, и предложил себя на роль секунданта. Герцог охотно отвечал на шутки, но вознамерился отделаться от капитана, что ему постепенно удалось, при этом он сумел ускользнуть от обещания новой встречи. Капитан сказал, что готов оказать ему любые услуги, пусть только даст знать. Герцог тем временем планировал уехать из дома ранним утром и не возвращаться домой до поздней ночи.

Глава 4

Часом позже герцог сделал предложение леди Хэриет Престижн, и оно было принято.

Герцогу сообщили, что ему очень повезло: он застал своего будущего тестя дома. Семья собиралась вскоре покинуть город, и слуги уже были заняты упаковкой вещей. Лорд и леди Эмплефорд намеревались отправиться в Стэфордшир, а леди Хэриет должна была навестить свою бабушку в Бате. Если бы Джилли появился на день позже, он обнаружил бы пустой дом и запертые двери.

Лорд Эмплефорд, который был измотанным добряком, явно находившимся под каблуком у жены, повел разговор о деле, не мешкая. Он сказал герцогу без обиняков:

– Я могу предположить, почему ты здесь, Джилли. Я получал письма от твоего дяди. Но хотелось бы, чтобы ты все хорошенько обдумал, мой мальчик! Я не буду притворяться, будто мне не по душе этот брачный союз. Действительно, нет ничего, что нравилось бы мне и вполовину так сильно, как твоя решимость объявить о помолвке. Я не знаю никого, кто сделал бы мою дочь более счастливой. Твой бедный отец был одним из самых близких моих друзей! Но подумай, действительно ли ты этого хочешь, мой дорогой? Ты уверен, что поступаешь так по собственному желанию, а не потому, что тебя втянул в это дело твой дядя? Я хорошо знаю твоего дядю! Он отличный человек и не хочет тебе ничего другого, кроме добра, но он властный… очень властный!

Ошеломленный и поставленный в тупик герцог не знал, что сказать. Кровь бросилась ему в лицо, и он промолвил, заикаясь от волнения:

– Нет, нет, я намерен…

– Понимаешь, Джилли, – сказал Эмплефорд, нервно вышагивая по комнате, – я очень привязан к тебе, и из-за твоего отца и из-за того, что знаю тебя с детства, и мне хотелось бы думать… Видишь ли в чем дело… Я всегда был против брачного договора, пока вы оба были детьми! И вот, что я хотел бы тебе сказать. Если твое сердце не занято, тебе не следует совершать этот шаг. Поверь, тебе не надо принимать во внимание ничего, кроме своих собственных желаний. И прошу тебя, не поддавайся благостным рассуждениям, которые и гроша ломаного не стоят! Если какие-нибудь семена надежды и были брошены, то это было сделано не тобою. Я всегда не одобрял того, что Хэриет так воодушевлена и с нетерпением ожидает… Но хватит. Я думаю, мне больше не следует распространяться на эту тему.

И действительно, он достаточно наговорил герцогу. Джилли собрался с духом и промолвил спокойным голосом, что испытывает глубокие чувства к леди Хэриет. Затем он добавил, что почувствует себя очень счастливым, если его предложение будет принято.

Сомнение и облегчение обуяли лорда Эмплефорда. Облегчение одержало верх, и он произнес:

– Ну, если ты уже принял решение, то мне остается только сказать, что это большая честь для моей дочери. Я уверен, что она согласна. Мне кажется, что никаких сомнений в этом не может быть. Но ты, наверное, пожелаешь услышать ответ из ее собственных уст! Садитесь герцог Сейл, а я пока узнаю, в состоянии ли она выйти к вам? Я знаю, что ей этого хотелось бы, но ведь в доме такой беспорядок… Но я не заставлю вас долго ждать.

И лорд почти втолкнул своего гостя в кресло, стоявшее около камина, а сам выбежал из комнаты. Он нашел жену в будуаре, считавшую вместе с горничной шляпные коробки. Это была миловидная женщина, элегантно одетая, с модным тюрбаном на голове и шалью на плечах. У нее был нос с высокой переносицей, а голубые глаза смотрели холодно и пронзительно. Одного взгляда на супруга было достаточно, чтобы она сразу же отпустила горничную. Как только та вышла из комнаты, жена лорда спросила:

– Ну, что такое?

– Там внизу находится герцог Сейл, – произнес лорд. – Он провел со мной последние полчаса.

– Лорд Сейл! – воскликнула она и сощурила глаза.

– Любовь моя, он хочет сделать предложение Хэриет, за этим и явился, – сказал муж. – Я думаю, тебе это было бы приятно услышать.

– Я уже начала думать, что он намерен отказаться! – призналась она откровенно. Ее голос дрожал. – Итак, он, наконец-то, решился сделать предложение! Он не мог выбрать более неподходящего момента! В гостиной комнате все уже покрыто холстом, и поэтому не может идти речи о том, чтобы просить его остаться обедать. И здесь сейчас остался только младший повар.

– Я думал, ты будешь рада услышать эту новость! – удивленно произнес лорд.

– Умоляю, только не говори со мной в этой ужасной манере! Ты сам знаешь, что я очень рада этому известию. Но почему он не мог сделать предложение в более подходящее время, это я не могу понять? Нам следовало бы провести вечер, сделать объявление… Что подумают люди, что будут говорить, если мы так скромно отметим это событие…

– Не забывайте, мадам, – сказал лорд, – что мы все еще носим черные перчатки. Не думаю, что было бы хорошо, если бы мы…

– Кузина Альбиния состояла со мной в очень далеком родстве. Я уже и не помню степень – четверо-или пятиюродная сестра! Но все равно. Нам не на что роптать! Раз уж Сейл решился на это, и Бог знает, как я должна быть благодарна судьбе за это, то не постесняюсь сказать тебе, дорогой, меня огорчает, что Хэриет придется доносить траур. Но где ты оставил герцога?

– Он в моем кабинете. Я сказал, что сначала мне надо поговорить с тобой.

11
{"b":"11736","o":1}