ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он с удовольствием засмеялся:

— Как вас, оказывается, легко поймать! Сказал наобум — и попал в точку. И как свидание?

— Да никак…

— А что так?

Я подумала. Пожаловалась:

— Мужик нынче пошел ленивый — сам не любит ухаживать, а вот наоборот…

— Это точно! — охотно поддакнул Глеб. — А как вы хотите, чтобы за вами ухаживали?

Я растерялась.

— Ну… как обычно.

— А, цветы-конфеты-рестораны?

— Можно, конечно, еще и бриллианты, но в последнее время что-то никто не дарит…

— И не скучно?

— Нет! — твердо сказала я. — Мужчинам, может, и скучно, а нам — нет! Так женщина чувствует, что ее любят, что ее ценят…

— А иначе вы, конечно, не почувствуете? А вы бриллианты любите?

Я задумалась.

— Заочно. Я вообще многое заочно люблю. Очно как-то не получается.

— А что вы любите очно? Кроме шоколадных конфет, конечно.

— Спать, — не задумываясь, отозвалась я.

— Это вы к тому, что уже поздно?

— Нет! — испугалась я. Я обнаружила, что когда Глеб находится от меня вдали, я чувствую себя гораздо свободнее.

— Итак — есть, спать?..

— Собак и кошек. Некоторых людей. Мужское внимание. Солнце. Старые фильмы…

— Неужели и фильмы? — я услышала, что Глеб улыбается. — Какое совпадение!

Я поджала под себя ноги. Сказала осторожно:

— Я вообще-то долго еще могу перечислять…

— А я никуда и не тороплюсь.

— Вам, наверное, сейчас скучно?

— Скучно. Без вас.

Сердце мое екнуло. Ну, нет, знаем мы эти фразы…

— Я тут сейчас походил по квартире — подумал, может, вы что-то оставили…

— Как обычно, — подсказала я.

— Ну да. Был бы повод приехать.

У меня пропал дар речи. Глеб позвал встревожено:

— Наташа! Вы еще здесь?

— Тут, — я кашлянула. — Приехать… мне к вам? Или вам ко мне?

— Как хотите, — серьезно сказал Глеб.

Так. Доболтались. Я молчала — так тупо, так увесисто, так кирпично-каменно, что никакая шутка, никакая легкая фраза типа "Ну и приезжайте!" не могла пробиться сквозь толщу этого мощного молчания. Глеб это понял. Сказал осторожно:

— Наташа?

Да, хотела сказать я. Да, только я впала в свой любимый детский ступор: в юном возрасте была я жутко застенчива, и стоило понравившемуся мне парню как-то проявить внимание, как я каменела, немела, и даже, кажется, переставала дышать… С тех пор меня клинит куда как редко… Хотя и метко.

— Наташа? — вновь позвал Глеб.

Я откашлялась.

— А?

— Мы еще не выяснили, что вам не нравится, — обыденно продолжал Глеб. — Наверное, идиоты в первую очередь?

— И они тоже… — промямлила я.

— Я так и понял, — серьезно сказал Глеб. — Спокойной ночи.

Я поглядела на запикавшую трубку. Сказала уныло:

— И никакой вы не идиот…

Посидела еще, обхватив колени руками. Время шло, настроение падало. Я поглядела на часы — полдвенадцатого. Самое время звонить Светке — пусть проводит реанимационные работы…

Светка — это таран. Это асфальтовый каток, пугающий своей целеустремленностью. На любом этапе жизни она твердо знает, чего хочет, и, в отличие от большинства из нас, знает, как этого добиться. Очень энергичная, завораживающая своей деловитостью — если, конечно, ты сам не попал под этот ее каток…

— Я влюбилась, — сообщила я безо всяких предисловий.

— Опять?

— Что значит — опять? — обиделась я. — Я влюблялась целых два года назад!

— Помню-помню, ходил к тебе женатый, все на жену-стерву жаловался да клялся развестись!

Я вздохнула.

— Ошибки молодости…

— А теперь типа поумнела? Алкаш, поди?

— Нет.

— Зэк?

— Нет.

— Голубой, что ли?

— Светка, ты что, совсем?!

— А то я тебя не знаю… — проворчала наша разумная. — Ну и кто он?

Я вздохнула:

— Мой начальник…

Пауза.

— Ты рехнулась? — с опасливым любопытством спросила Светка.

— А что? — гордо ответствовала я.

— Я тебе сколько толковала про служебные романы, а? Предупреждала я, ну скажи, предупреждала?

— Предупреждала-предупреждала.

— Говорила, что это только сначала все сладко да гладко, а потом, как наскучишь?..

— Говорила.

— Работу хочешь потерять?

— Не хочу.

Светка поразмышляла.

— Женат?

— Нет.

— Ну, еще куда не шло — а то бы она тебе задала жару! За таких мужиков знаешь, как держатся? Хотя, извини, конечно, задачу тебе это никак не облегчает… Надо реально оценивать свои шансы, сколько раз тебе говорила!

В этом они с Галочкой сошлись… а еще подруга называется!

— Спали уже? — по-деловому осведомилась Светка.

— Нет… а надо?

— У-у-у… значит, это у тебя всерьез и надолго! Он хоть за тобой ухаживает? Или это у тебя безответно и беззаветно?

— Ну как… Не знаю… Вроде как…

— Что значит — "вроде как"? — рассвирепела Светка. — Да или нет?

— Да откуда я знаю?

Светка с минуту переваривала выдавленную из меня информацию и выдала свое резюме:

— Кино, конфеты, мороженое, два ужина — и ты за ЭТО втюрилась?

Я покорно вздохнула. Вот такая я дура… Конечно, надо было подождать, пока мне подарят две натуральные шубы и серьги с бриллиантами…

— Короче, — деловито сказала Светка. — Эту дурь из тебя надо выбивать!

— Выбей, а? — с надеждой попросила я.

— Замуж хочешь?

— Хочу!

— Завтра пойдешь на свидание. Мужик хочет жениться, ты ему подойдешь, мозгов у него на двоих хватит… Позвонит тебе в девять ноль-ноль. Не вздумай завтра опоздать. И не финти! Все. Спи спокойно.

— Ага, — послушно отозвалась я. Положила трубку и упала на диван. Нет, хорошо все-таки иметь таких подруг! Так, глядишь, и я поумнею…

Годам к девяноста.

Я выскочила из подъезда, воюя со своим зонтом, и только подлетев к краю тротуара, узрела перед собой знакомый «мерс» с открытой дверцей.

— Доброе утро! — сказал Глеб.

— А что это вы здесь делаете? — ошалело и потому невежливо спросила я. Глеб поглядел по сторонам, словно пытаясь сориентироваться, и сообщил доверительно:

— Сижу в машине. Можете тоже присесть.

— Зачем? — подозрительно спросила я.

Глеб демонстративно посмотрел на часы.

— Мне кажется, или вы опять опаздываете на работу?

Я оттянула рукав и подставила свои под свет подъездной «кобры», хотя и без того знала сколько времени.

— Не кажется, а точно… Нам, случайно, не в одну сторону?

— Пожалуй.

— Не подбросите?

— Ну, если вы так просите…

— Прошу-прошу, — я наконец нырнула в машину. — Правда, что это вы спозаранку делаете в нашем районе?

— Жду вас.

— Решили подработать частным извозом?

— Решил взять над вами шефство. Нельзя на один вечер одну оставить, сразу начинаете на сторону глядеть. Хоть позавтракали?

— Не-а… — я зевнула, зябко передернула плечами. — Кофе кончилось, а я вчера купить забыла. Теперь полдня буду бродить, как спящая красавица… Что это?

Глеб сунул мне маленький термос.

— От сердца отрываю. Берег для себя как последний патрон…

Я отвинтила крышку, вдохнула аромат НАСТОЯЩЕГО кофе, глотнула и, прижав термос к груди, уставилась на Глеба.

— Шеф, о вас будут слагать легенды!

— Пристегнитесь, — благосклонно сказал мой легендарный шеф.

Через короткое время мы вырвались на "оперативный простор" автострады. Я изредка отхлебывала кофе, жмурясь на дальний свет встречных машин. Глеб помалкивал, поглядывая на меня.

— Теперь я знаю, какой вы бываете по утрам, — сказал неожиданно.

Я завозилась на сиденье, чтобы поглядеть на себя в зеркало.

— Помню-помню! Темные круги под глазами… Что еще сегодня?

— Теплой, — сказал Глеб.

Я промолчала, потому что это замечание мне показалось до ужаса… эротичным.

Глеб развернулся возле конторы.

— Отдайте мой кофе. Держите.

— Что это?

Зажегся свет, и я обнаружила уютно устроившийся у меня в ладонях малюсенький горшочек с крохотным кактусом. На верхнем колючем шарике распластался красно-черный цветок, похожий на морскую звезду.

18
{"b":"117360","o":1}