ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А австралийца покажешь?

— Ага, а вдруг он на тебя клюнет! Вот когда у нас все наладится… Слушай, а давай мы твои данные в Интернет сбросим?

— Ну да, — хмыкнула я. — Тут с русским-то Ваней не разберешься, а ты мне еще аборигена подсовываешь… А ты что шепотом?

— Так я своим не говорю, сглазят!

— А я?

— А ты не глазливая!

— Ну, тогда ни пуха ни пера!

— К черту! Буду держать тебя в курсе!

Я положила трубку и минут пять попредставляла себя на солнечных и лазурных берегах Австралии. А еще там есть кенгуру…

Я уже предвкушала обед — первый нормальный после однодневного вынужденного поста — когда гад Буров перебросил мне на стол две дискеты.

— Отнеси Глебу.

— Я? — вытаращила я глаза. — Зачем? Ведь есть же сеть! И почему я?

Буров хлопнул себя по коленке, возмутившись:

— Во дожили! Начальство говорит: иди и сделай, а она в ответ — зачем? Иди, тебе говорят! Очередь в столовой мы тебе займем…

На лифте я в этот раз не поехала. Наверное, надеялась, что шеф, не дождавшись меня, плюнет и испарится куда-нибудь. Особой симпатии в его взгляде я сегодня не уловила. А вдруг он решил меня уволить за склонность к алкоголизму? Или предложит лечиться? Так, успокаивая себя, я бодрым черепашьим шагом одолела за полчаса несколько пролетов и робко просунула нос в приемную. К несчастью, Лена отсутствовала — и куда ее черт унес? Так бы отдала дискетки ей…

Я доплелась до приоткрытой двери, осведомилась робко:

— Можно?

— Разумеется, — откликнулся шеф слегка раздраженно, отчего я окончательно пала духом.

— Вам Сергей… Дмитрич сказал передать… вот, — осторожно, как взрывчатку, положила дискетки на стол и приготовилась удрать.

— Садитесь, — бросил шеф, не оборачиваясь от окна. Так, мы по-прежнему не в духе… Я осторожно села в кресло и сморщилась, когда его кожа заскрипела, уминаясь под моим весом. Повисла тишина. Хоть бы радио включил, размышляла я уныло, разглядывая ковровое покрытие под ногами. Интересно, его вкус или подсказка дизайнера? Я бы выбрала что-нибудь поярче… Тут шеф обернулся, прервав мои замыслы относительно переделки интерьера его кабинета, сел за стол, разглядывая какие-то бумаги. Надеюсь, не приказ о моем увольнении.

— Мама передавала вам привет, — сказал он так неожиданно, что я некоторое время тупо молчала, пытаясь связать себя и его маму. Когда, наконец, пауза стала неприличной, я догадалась сказать:

— А… о… очень приятно. И ей привет.

— Она обвиняет меня, что я вас споил.

Я махнула рукой:

— Ну, я сама большая девочка… вы тут ни при чем.

— И все же, — сказал он и умолк. Так, экивоками обменялись, похоже, говорить больше не о чем. Сматывайся. Я вновь, как алиби, предъявила дискетки:

— Это вам Буров велел передать.

— Спасибо, — рассеянно сказал Глеб и смахнул дискеты в ящик стола. Я уже приготовилась встать, когда шеф сцепил руки в замок и спросил — задумчиво:

— Наташа, я вам мало плачу, да?

— Ну, денег всегда не хватает, — бодро пожала я плечами. — А это… вы о чем?

Он молча смотрел на меня, и я почувствовала, что начинаю краснеть:

— Вы о моих туфлях, да?

Похоже, моя одна-разъединственная пара намертво врезалась ему в память.

— …ну, это не потому, что вы мало… хотя если больше, кто ж откажется… знаете, я вообще безалаберная насчет денег, у меня их нет через неделю после получки, и не знаю, где… вообще преклоняюсь перед теми, кто умудряется скопить… а я коплю-коплю, во всем себе отказываю, а потом — бух, ну что я, не работаю, в конце концов… а еще три года за квартиру выплачивать… и лечение…

Тут я поняла, что все больше скатываюсь к интонациям: 'Подайте Христа ради на хлебушек… и заткнулась. Глеб пару раз моргнул.

— Лечение? Какое лечение? Вы больны?

— Я? Почему?! А… нет, знаете, то зубы, то желудок, чувствуешь себя как развалюха… Какой же я буду лет через пятьдесят, если доживу? А вы себя старым представляете? Я как посмотрю на этих бабулек с клюкой — жить не хочется…

Глеб Анатольевич сидел, подперев голову кулаком, и неотрывно смотрел на меня — похоже, мой нервный треп его завораживал. Я спохватилась:

— О чем это я?

— О туфлях, — кротко напомнил шеф. — А сколько стоят женские туфли?

— Кожаные? — уточнила я. — Импортные? В фирменных магазинах?

Подумала и сказала цену. Шеф опустил руку.

— Тогда конечно…

— Да я в такие магазины просто как в музеи хожу. Правда, продавцы пристают… Вы знаете, — доверительно сказала я, — мне кажется, они просто издеваются! Ну видят же, кто к ним пришел — и что спрашивать, что меня интересует!

Тут я заметила, что шеф явно развлекается, и заткнулась. То у меня язык к небу прилипает, то трещу, как пьяный попугай….

— Вообще-то мне еще повезло! — с нездоровым оптимизмом закончила я. — Вот когда я полгода сидела без работы — вот где был кошмар!

— Обычно я сам принимаю работников, — неожиданно сказал Глеб. — Но вас что-то не припомню.

— Вы тогда в отъезде были, мне зам по кадрам подписывал… А что?

— Тогда ясно. А то бы я вас точно запомнил…

Скорее бы уж — точно не принял.

— Это уж вряд ли, — усомнилась я. — Внешность у меня среднестатистическая, умственные данные тоже…

Шеф не сделал даже вежливой попытки возразить. Потер большим пальцем бровь. Спросил — в свою очередь:

— А вообще мы о чем?

— Вы собирались мне повысить зарплату? — с надеждой подсказала я.

Глеб глянул с сомнением.

— Разве? Что-то не припомню…

Звук шагов скрыло мягкое покрытие, шефовский взгляд скользнул над моей головой.

— Лена, два кофе, пожалуйста.

Я сжалась, получив в затылок заряд недоуменно-презрительного: 'И я еще должна ЭТОЙ кофе подавать?!

— Минуточку, Глеб Анатольевич, — пообещала она и явилась действительно через минуту — прямо 'бистро'! Вплыла с прозрачным подносиком, на котором стояли чашки в блюдцах, кофейник, сахарница и миниатюрная коробка конфет. Изгибаясь, как кошка, выставила это все на стол передо мной и вопросительно взглянула на шефа. Тот с явной благосклонностью скользнул взглядом по ее заднице.

— Спасибо, Лена.

Она махнула на меня густыми ресницами — поднялся ветер — и с достоинством удалилась.

— Пейте, — предложил Глеб, не заметивший постигшей меня тяжелой контузии. Уволок чашку к себе за стол. Я осторожно взяла конфету — самую маленькую коробку притащила, жмотина! — откусила, прикидывая, как бы выручить с получки хоть на полкило шоколадных… Глеб не спешил продолжать разговор, чему я была очень рада — на дармовщинку хоть конфет наесться. Только когда в коробке осталась всего треть, я с сожалением и усилием от нее отстала. Допив кофе, вопросительно взглянула на шефа.

— Наливайте еще.

Позавчера шампанским накачивал, сегодня отпаивает… Я послушно налила — все равно в столовую уже опоздала.

Шеф покрутил свою пустую чашку — у него были сильные твердые пальцы (слава Богу, без колец, ненавижу!) — и за хрупкую прозрачную посудину было страшновато. Поставил чашку на стол, скрестил на груди руки и неожиданно заявил:

— Сергей, конечно, парень неплохой…

Я похлопала глазами и уточнила зачем-то:

— Буров? — как будто у нас с ним была куча знакомых Сергеев.

— Но мне кажется, строить в отношении него брачные планы не стоит, — закончил он.

— Мне тоже так кажется, — согласилась я. — А как насчет вас?

Слова вылетели автоматом — так, для поддержания беседы. Я готова была откусить себе язык, но это бы уже не помогло, и мне оставалось только глупо улыбаться. Шеф откинулся на спинку кресла, глядя на меня с любопытством.

— Планы в отношении меня? А вы их строили? — помедлив, поинтересовался он. Я поднесла к губам чашку и утопила в ней свой длинный язык. Глеб явно обрадовался новому развлечению.

— И как, с вашей многоопытной точки зрения, я подходящая кандидатура для брака?

— Со мной? — слабо уточнила я.

— Вообще.

9
{"b":"117360","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь по рецепту
Норма
Женщина, которая умеет хранить тайны
Королевы Иннис Лира
Кентийский принц
Секрет невезучего эльфа
Первая невеста чернокнижника
Гиппократ не рад. Путеводитель в мире медицинских исследований
Немой крик