ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три метра над небом. Я тебя хочу
Испытать силу демона
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Кот и король
Кому помешал Сэмпсон Уорренби?
Вино из одуванчиков
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Темная империя. Книга первая
Орден бесогонов
A
A

– Она более, чем просто талантлива. Я говорю о Дженке. Она настоящий артист в полном понимании этого слова. Знаете ли вы, что для того, чтобы обучить молодого актера тому, что умеет она, потребуется лет двадцать, не меньше. Голос должен звучать на всем диапазоне сильно и глубоко, и тех, кого хотят обучить этому искусству, начинают учить с детства, когда они еще едва начинают говорить. Двадцать лет! – он помолчал, – это целая жизнь! Но если рядом с мужчиной такая женщина, то что еще ему остается желать?

– Своего собственного места в этой жизни, возможно, – мягко произнес Дарока. – Иметь свой дом, детей, которые будут носить его имя и продолжать его род. Некоторых мужчин не всегда можно удовлетворить лишь подобной удачей и, я думаю, Эрл согласится со мной. Сиюминутное, временное счастье недолговечно. Такое счастье несет в самом себе семена собственного будущего разрушения, уничтожения. Страсть порождает пламя, которое сжигает саму страсть. Удовлетворение от очередной победы в гонке за удачей сменяется новыми ценностями жизни. По-настоящему счастлив лишь тот человек, который вполне доволен тем, чего достиг.

Дюмарест не ответил, расслабленно сидя в кресле и потягивая чудесное вино. Ему не давала покоя мысль, зачем Дарока искал его общества. От скуки, возможно, но это – слишком простой ответ. На корабле вполне достаточно других пассажиров, в компании которых он мог пить свое вино и беседовать. Может, ему нужна была молчаливая аудитория слушателей, внимающих его глубокомысленным философским теориям? Но тогда почему его выбор вдруг пал на смешного, неловкого и болтливого антрепренера? И на него самого?

Эрл почувствовал внутреннюю настороженность, напряжение; но Дарока казался вполне безобидным, хотя было очевидно, что именно он был инициатором их беседы в подобном составе. А если у него были свои тайные цели, то их необходимо попытаться понять. Он, конечно, вряд ли мог знать что-нибудь о Земле, но если ему известно хоть что-то, время потрачено не впустую.

Дюмарест посмотрел на свою руку, сжимавшую бокал. Пальцы стали почти белыми, словно сведенные судорогой. Эрл постепенно расслабился. Настороженность в данной ситуации ничего не изменит, излишне надеяться на везение – тоже не стоит. Чом вполне мог и ошибаться.

Он тихо спросил:

– Из ваших разговоров мне ясно, что вы много путешествовали. Можно спросить, почему?

– Почему я странствую? – Дарока пожал плечами: воплощение изящества и элегантности в каждом жесте и движении, по сравнению с неловким и толстым Чомом. – Как я уже говорил вам, мне доставляет удовольствие посещение разных миров, изучение непохожих культур и цивилизаций. Галактика поистине неисчерпаема, если рассматривать ее с точки зрения многообразия миров и их количества. То и дело наталкиваешься на какую-то очередную интересную находку, такую, как затерянный мир, обойденный цивилизацией и редко посещаемый кораблями, или встречу с таким же неутомимым странником-путешественником, который тоже всю жизнь чего-то ищет и что-то изучает. А теперь можно мне задать вам этот же самый вопрос? Вы ведь тоже очень много странствуете. А какие мотивы у вас?

– Просто у меня слишком неутомимый и беспокойный характер, – ответил Эрл. – Мне нравится разнообразить жизнь сменой мест.

– Дух странствий, – улыбнулся Дарока. – Давайте выпьем вина за наши схожие в своей непоседливости характеры.

Он осторожно поднял свой бокал, но его глаза оставались мягкими. Возможно, он и дилетант, думал Эрл, но далеко не глупый. Ведь подобные путешествия требуют очень много средств. Высокие перелеты – дороги, и те, кто не может себе позволить роскошь подобного путешествия, летят Низким: в холоде нижних палуб кораблей, не используя облегчающие страдания инъекции ускорителя времени, подвергая свои жизни опасности. Смертность в подобном перелете достигает пятнадцати процентов.

Чтобы решиться на подобный полет, надо оказаться в безвыходном положении, не иметь возможности выбрать другое.

– Дюмарест давно ищет одну планету, – произнес Чом, когда Дарока опустил свой бокал. – Она называется Земля.

– Земля?

– Да, именно так. – Чом без приглашения потянулся за новой порцией вина, – странное название, не так ли? Ведь с тем же успехом ее можно было бы наречь и глиной, и грязью, и песком. Земля! – Он выпил залпом и обтер губы. – Всего лишь мечта, я думаю. Легенда. Разве может существовать подобный мир? Это просто чушь.

– Планета грез? – Дарока пожал плечами, – но таких много. Миры с мифическими таинственными богатствами, открытые в древности и забытые позже. И потерянные. Однажды я тоже разыскивал подобную планету из легенды. Надо ли упоминать, что все закончилось ничем?

– У нее есть второе название, – мягко сказал Эрл, – Терра. Может, оно вам знакомо?

Эрл на мгновение задержал дыхание, боясь услышать ответ. Но Дарока отрицательно качнул головой.

– И вы никогда даже в рассказах спутников не слышали упоминаний о ней?

– Простите, мой друг, но я действительно ничего не слышал об этом мире.

– Это потому, что его не существует. – Чом шел напролом. – Стоит ли нам, сидя здесь, говорить о подобном? Вино существует для того, чтобы его пить, а красота – чтобы радовать глаз и восхищать. Жаль, что нам не удается совместить это. Пойдем, Эрл, не стоит так отчаиваться. Я думаю, что всему причиной – вино, и волшебные песни Дженки. Не правда ли, изумительное сочетание?

– Кому как, – заметил Дарока. – Не для всех, полагаю. Таких, как Эрл, трудно убедить довольствоваться малым. У меня есть тост. За удачу в наших намерениях! – он помолчал и добавил: – За Землю!

– За мечты! – подвел итог Чом, и одним глотком осушил бокал…

Глава 2

Леди Лолис Игас скучала… Она просто умирала от скуки. Стоя перед большим зеркалом, она медленно подняла руку вверх и наблюдала, как рукав ее воздушного шелкового халата начал медленно сползать от запястья к локтю, обнажая ее нежную, мягкую кожу. Движение его постепенно ускорялось, потом стало мгновенным, стремительным… Этот эффект и подобные ему она наблюдала не однажды. Причиной подобного служило лекарство – времени, введенное в кровь всем пассажирам. Применение этого вещества было небезопасно; кроме того, оно влекло за собой разные смешные и не очень смешные казусы, с которыми все сталкивались ежедневно: ткань ее халата двигалась так стремительно лишь внешне, для нее и других, хотя в реальном времени ее скорость была нормальной.

Точно так же, словно в ускоренном фильме, перемещались карты в руках игроков, передвигаемые вещи, контейнеры, переносимые кем-нибудь из команды, монетки, которые при ставках в игре все подбрасывали вверх над поверхностью стола…

Она смотрела на свою обнаженную руку; ее очертания, форма были безупречны и совершенны, как и все ее молодое тело. Лолис задумчиво перевернула руку, стараясь, чтобы пятна света от светильников упали на ее пальцы и запястье; огромный чистой воды сапфир ее обручального кольца заиграл, заискрился тысячами маленьких льдинок. Это было очень дорогое кольцо, и у нее будет еще много подобных украшений, изысканных туалетов, тончайших дурманящих духов… Алор Мортил из семьи Айетт будет ей прекрасным супругом.

Свадьба была уже недалеко, а сейчас Лолис скучала, не зная, чем занять себя.

– Может, вам отдохнуть немного, моя госпожа. – Гера Фолен, ее спутница-охранник, предложила это, не надеясь на пользу предлагаемого, а просто чувствуя кислое настроение хозяйки, которое могло вылиться во все, что угодно. – Ведь перелет очень длителен, а вы должны выглядеть как можно лучше, когда мы прибудем.

– Неужели я настолько страшна и ужасна внешне?

– Вы прекрасны, моя госпожа. – Голос Геры был сильным, низкого тембра, ее волосы коротко острижены, а лицо покрыто рубцами и шрамами; но она все же была женщиной, не мужчиной, а у Лолис не было большого желание видеть преклонение и слышать льстивые хвалебные речи от женщины. Лолис опустила руку и посмотрела на пассажиров, заполнявших салон корабля. Векта Горлик? Возможно, но в его облике сквозит какая-то ледяная холодность, неподвижность. С ним будет скучно. Он, безусловно, вежлив, учтив и со временем ей наверняка удастся разбудить его страсть, но он не обладает способностью улавливать все подводные тонкости игры чувств и флирта, и чтобы добиться от него того, что ей хочется, ей придется слишком долго ждать. Ей это не нужно. Илгат Битола? Он был молод, одевался щегольски, но его лицо выдавало слабость характера, которую она очень давно научилась распознавать. Он будет счастлив завладеть ее вниманием, но победа будет слишком легкой. Но кто тогда?

3
{"b":"117364","o":1}