ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее глаза скользнули к столу, за которым расположились трое мужчин. Дароку она разгадала сразу: он был слишком умудренным жизнью, циничным и, возможно, слишком осторожным, чтобы попасться в ее сети. Чом был слишком тучным и примитивным. Дюмарест?

Лолис тихо спросила:

– Скажи, Гера, ты смогла бы победить мужчину?

– В сражении, моя госпожа?

– Конечно, как же еще?

– Возможно, моя госпожа, но есть вещи, которые я предпочитаю не проверять на практике.

– Ты боишься, Гера?

Насмешка была слишком явной, но девушка не рассердилась: простота ее характера зачастую буквально обескураживала изощренную Лолис. Гера лишь ответила:

– Моя госпожа, я должна охранять вас, и дала слово вашему супругу беречь и оберегать вашу жизнь. И если возникнет необходимость, я встану на защиту, и смогу убить врага. Еще не родился тот мужчина, которого я испугалась бы.

Лолис могла поверить в это. Амазонка была тренирована, ловка и сильна – самый подходящий для нее телохранитель. Можно было бы смутить мужчину, но не Геру, беззаветно преданную хозяйке и своей службе. Однако Лолис не могла удержаться от удовольствия изредка подтрунивать над ней.

Лолис встала с места, выпрямилась и потянулась, словно кошка, подчеркивая гибкость и стройность фигуры. Илгат Битола наблюдал за ней, ожидая удобной минуты, и поспешил пригласить ее:

– Не хотите ли присоединиться к нам, госпожа?

– Карты мне наскучили, – ответила она, кокетливо улыбнувшись, – и вообще, мне очень скучно.

– Это легко поправимо. – Он был сама готовность услужить даме. – Небольшая экскурсия по кораблю, например. Вы и я, вдвоем.

– Я уже много раз имела возможность все здесь изучить, благодарю.

– Наверняка не все, госпожа, – он был настойчив. – В трюме есть весьма необычный крупный зверь, вы не должны пренебречь возможностью полюбоваться этим жутким хищником. Я думаю, капитан не станет возражать. – Он подбросил вверх горсть монет, – поверьте, я сумею уговорить его, если вы согласитесь.

Она улыбнулась, слегка пожав плечами, и направилась к столу, где трое мужчин тихо беседовали, наслаждаясь вином. Дарока галантно встал, когда она оказалась рядом:

– Да, госпожа?

– Мне можно немножко разбавить ваше мужское общество?

– Конечно! Я попрошу стюарда принести еще один бокал.

– В этом нет необходимости, – она остановилась у стола, игнорируя откровенно-восхищенные взгляды Чома и недовольство своей подруги, и подняла бокал Дюмареста. Секунду помедлив, она выпила вино и поставила бокал на место; на тонком стекле ясно виднелся отпечаток ее губ. – Благодарю.

Это был самый простой способ сближения, доказывающий симпатию, она знала это по своим многочисленным предыдущим экспериментам. Она могла даже предсказать, как он может поступить. Он поднимет стакан, слегка коснется губами вина, и скажет, что прикосновение ее губ сделало вино еще слаще. Вполне невинный эпизод, но при желании за ним могут последовать более интересные события. Она присядет сейчас рядом с ним, они начнут обычную беседу, наполненную шутками и недомолвками; и ей уже скоро совсем не будет скучно!

Мечты, бывшие почти осязаемыми, настолько взволновали ее, что она почувствовала, как волна горячего желания охватывает ее, обволакивает, а у нее нет сил сопротивляться этому влечению… Гера взирала на свою хозяйку с неприязнью, чувствуя ее состояние. Неужели эта самка не может понять разницу между мужчинами и их подобиями? Неужели она рассчитывает, что Дюмарест прореагирует на ее жест так же, как, скажем, антрепренер в подобной ситуации? Она посмотрела на мужчину и встретила взгляд, исполненный неподдельного удивления. Гера сразу же успокоилась: со стороны Эрла никакой скользкой ситуации опасаться не стоит.

Чом произнес ласково, вложив все восхищение в свои слова:

– Присядьте, госпожа. Ваше присутствие делает вино еще более прекрасным, и если вы не откажетесь пригубить мой бокал, то я буду самым счастливым из всех смертных!

Лолис взглянула на Дюмареста:

– А вы?

– Счастье – это слишком многогранное и сложное понятие; его нельзя получить таким простым способом. Пожалуйста, располагайтесь здесь, госпожа. Вы можете допить вино. – Он встал и предложил ей свое кресло. – Я уже получил массу удовольствия. Простите за то, что покидаю столь приятное общество.

Это был очевидный отказ, и Лолис почувствовала волну гнева и обиды, поднимающуюся из глубины ее существа; она вдруг почувствовала себя слабой и больной. Понимающая улыбка Геры отнюдь не улучшила ее настроения, но это еще не конец, решила она. Последнее слово останется за ней: она была уверена в этом. Просто она как следует продумает метод и способ наказания этого самоуверенного красавца, а сейчас ей надо достойно отступить, не показав, что она восприняла происшествие, как поражение. Ее гордость взывала к этому.

– Благодарю. Но я не собиралась здесь долго задерживаться. У меня несколько иные планы. Спасибо за приятную беседу, буду рада видеть вас чуть позже, Дарока, в более приятном обществе. А сейчас мне надо идти. До свидания.

Она обернулась к Витоле:

– Вы, кажется, собирались показать мне нечто из ряда вон выходящее? Что-то, обитающее в трюме. Так сколько можно испытывать терпение?..

Харг Бранст перемешал колоду карт, дал подснять каждому игроку и произнес, внимательно глядя на Эрла:

– Вы нажили себе настоящего врага, Эрл. Если бы я оказался на вашем месте, я бы вел себя предельно осторожно. Эта ее охрана… – весьма специфична и вызывает неуверенность в собственных силах.

Мари Аналой, нахмурившись, произнесла откровенно:

– Она просто глупая, недалекая и сексуально озабоченная самка. Такие всегда и везде вовлекают людей в беду. Я слишком хорошо знаю этот тип женщин. В моем бизнесе такие, как она – словно чума. Да, мужчинам нравятся существа подобного сорта, но этим существам почему-то доставляет истинное наслаждение сталкивать мужчин между собой, заставлять их сражаться за просто так, словно баранов; впрочем такие меняют свои привязанности и предметы увлечения, словно по броску монетки. – Она посмотрела на игроков: – Ваши ставки?

– Я бы поменял все карты, если вы не против. Хуже не бывает, – сказал Чом.

Братья Кволиш промолчали, играя сосредоточенно и серьезно. Векта Горлик медленно опустил руку. Дюмарест отметил четкость и выверенность его движений, неподвижность лица, на котором живыми казались только глаза: странные, отрешенно-углубленные в себя.

Дарока подвинул монетки на центр стола:

– Даю пять.

– Эрл?

– Еще пять.

– Она летит на Айетт, – сказала Мари, – собирается замуж, насколько я слышала. Ее будущий муж явно не представляет, какой хомут наденет себе на шею. Он будет платить за каждую секунду мнимого счастья, которую она ему снизойдет уделить, а через месяц – я просто уверена, что не больше, – она наставит ему огромные рога. Могу держать пари на этот счет.

– Вы лучше делайте ставку, – спокойно посоветовал ей Харг, – а кроме всего прочего, позвольте заметить, что вы неправы в своих рассуждениях. Она в своем замужестве нацелилась слишком высоко и, я уверен, что вокруг нее будет выставлено достаточно стражи для охраны ее супружеской добродетели. Но все-таки, Эрл, я бы на вашем месте поостерегся посещать ее планету. Итак, Чом?

– Я – пас.

– Мари?

– Мои карты похожи на слишком юную девушку, которая годится лишь на то, чтобы взглянуть на нее с удовольствием, но ни на что большее не способна. – Мари отбросила карты в сторону, – но при вашей удачливости мы могли бы быть полезны друг другу, Харг: как партнеры. У меня есть одно небольшое и уютное местечко на Селегале. И если я возьму на себя присмотр за его молоденькими обитательницами, а вы будете следить за порядком в карточной игре, то все пойдет очень неплохо. Правда, если у вас есть хоть немного наличных для начала. Вас заинтересовало мое предложение?

– Посмотрим, – ответил Харг. Он расслабился немного, понимая, что игра потеряла свою остроту и накал и что игроки оставались на местах скорее из желания пообщаться, нежели ради азарта. А в том, что предлагала ему Мари, был очень большой смысл с определенной перспективой. Он уже порядком устал от бесконечных путешествий по межзвездным дорогам и планетам. При этом всегда оставалась угроза того, что его удача все-таки отвернется, а мастерство картежника будет превзойдено кем-то еще более искушенным. А эта женщина предлагала безопасный и надежный вариант. – Что ж, вы заинтересовали меня, и очень. Только, пожалуйста, дайте мне время на размышление.

4
{"b":"117364","o":1}