ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, с нашим библиотекарем вы уже знакомы. Старикан совер-шенно сумасшедший, но милый. Он нам про вас и рассказал.

Интересно только — что?

— Попкорн готов! — весело объявили за спиной Стива. Он едва не поперхнулся. Мимо с большой чашкой в руках прошла мисс Хилл. На-клонилась, ставя ее на стол. На фоне пламени камина ткань ее платья просвечивала. Хорошее…м-да… зрелище. Стив покосился на соседа — судя по заблестевшим глазам, тот тоже ничего не пропустил.

— Гасси, садись сюда.

— Ох, спасибо, — хозяйка уютно устроилась на освобожденном Алек-сом кресле — и только тут заметила, кто у нее в соседях. Выпрямилась, словно ожидая, что он в любой момент набросится на нее. Не хватало еще, чтобы она, как Ники, спряталась от него за спинку кресла.

— Добрый вечер, — буркнул Стив.

— Добрый.

Оба дружно отвели глаза и уставились на Алекса, который что-то говорил Тане. Женщина глядела на него снизу и робко улыбалась. Ни-ки сидел у нее на коленях, крепко вцепившись в руку матери.

— Стеснительный паренек, а? — сказал Стив, чтобы хоть что-то ска-зать.

— Нет, — принужденно ответила Гасси. — Просто очень напуганный.

— Как это?

— Так. Его отец бил мать. Иногда и Ники прилетало.

Стив покрутил в руке пустой бокал.

— А полиция?

— Вас часто били? — неожиданно спросила Гасси.

— Ну… я не давал.

Она невольно окинула его взглядом. Да уж, не каждый рискнет на-рываться.

— Тогда вы не поймете, что это такое, когда тебя избивают — изо дня в день, изо дня в день — и никто не приходит на помощь… А потом ты постепенно начинаешь думать, что только этого ты и достойна.

— Он что… пьяница? Псих? Наркоман?

Гасси криво усмехнулась.

— Ну что вы. Нормальный человек. Прямо, как мы с вами. Просто ему нравится это делать — как вам нравится сносить дома.

Пустив эту последнюю ядовитую стрелу, мисс Хилл встала и ото-шла к библиотекарю. Тот мгновенно проснулся и заговорил с ней. Ко-стлявые руки прямо-таки летали в воздухе, как у глухонемого. Через полминуты Гасси уже смеялась.

Она не дала ему ответить. Она посмела сравнить его с психом, из-бивающим жену и ребенка. И он не только сносит дома! Он еще и СТРОИТ!

— Ну, не обижайтесь на нее, — тихо сказали за его спиной. Стив кру-то обернулся. Пожилая полная женщина стояла рядом с ним, кутаясь в черную кружевную шаль. Темные волосы собраны в тяжелый узел на затылке. Глаза за стеклами круглых очков внимательны и зорки.

— У нашей Гасси пылкий язык, но доброе сердце. Думаете, легко быть хозяйкой ТАКОГО дома?

Какого — такого? Дома тысячи комнат? Дома, из которого нет выхо-да? Пока Стив соображал, как сформулировать свой вопрос, женщина присела в соседнее кресло. Все тот же учительский взгляд. В руках — здоровенный зачитанный том. Наверное, из домашней библиотеки.

— Как ваше самочувствие? — взгляд женщины участливо остано-вился на его лице. Стив потрогал пластырь. Да уж, видок у него навер-няка еще тот… Наверное, теперь они решат, что его тоже кто-то регу-лярно избивает, и потому Гасси приютила его в своем доме.

— Но с этим надо что-то делать! — он кивнул подбородком на Таню с сыном. — Не может же она отсиживаться здесь вечно?

— Борец, — мечтательно сказала женщина. — Такой же борец, как наша Гасси. А мы, остальные, просто слабые, испуганные миром люди. Мы находим здесь пристанище и временную передышку…

Стив хмурился, пытаясь сообразить.

— Так это что, правда, какой-то приют?

Женщина тихо рассмеялась. Перегнувшись через подлокотник, по-хлопала его по руке мягкой теплой ладонью.

— Это Дом. Дом, который нужен всем. Сюда не попадают просто так, Стивен. Подумайте об этом, — женщина встала и присоединилась к беседующему кружку у камина.

Он, к своему удивлению, почувствовал себя лишним. Но ведь ему не нужен ни дом, ни приют, ни убежище — как бы они его там не назы-вали. И в обществе этих… "испуганных миром" он уж точно не нужда-ется. Стив оглянулся на притаившуюся в полумраке дверь. Осторожно поставил бокал на устланный ковром пол, осторожно поднялся и на-правился к выходу. Он успел сделать несколько шагов — и запнулся за метнувшуюся наперерез кошку.

— И ты тоже! — сказал Стив, грохаясь с высоты своего роста…

Открыл глаза во мраке: черт, неужели опять слепота? Рука в пани-ке метнулась к лицу, и он увидел слабо освещенные пальцы. Припод-нялся, морщась от тупой боли в голове. Он лежал на кушетке: подушка, одеяло. За спиной слабо дотлевал камин, жильцы, надо думать, раз-брелись уже по своим комнатам. Похоже, он опять здорово приложился головой, потому что совершенно не помнил ни как его укладывали, ни как его раздевали. Хмыкнул, представив, как мисс Хилл морщит свой остренький нос, расстегивая его джинсы… Жаль, что он пропустил эту волнующую сцену. Он попытался отыскать взглядом дверь, опять не нашел и со стоном рухнул на подушку — понятно, лишился доверия…

— Ну что тебе надо от меня, а? — угрюмо спросил у дома. Дом взды-хал, скрипел досками пола и потолка, шуршал — то ли жучками-древоточцами, то ли затаившимися домовыми. Пытался ответить — по-своему. Только Стивен его совершенно не понимал.

— Ну ладно, — сказал, закрывая глаза. — Разберемся.

— Мррм…

— Иди сюда, предательница, — Стивен взял кошку и сердито уложил себе под бок — та тут же свернулась уютным клубком, урча благодарно. — И с тобой разберемся. Завтра.

Назавтра он проснулся от песенки, которую напевали приятным тихим голосом:

— …в день,

когда мы отыщем дом,

дом на склоне холма.

Стивен прослушал песню до конца (ему понравилось), и только по-том заявил хрипло:

— Между прочим, у всех жильцов есть отдельные комнаты, а я дол-жен спать здесь и слушать по утрам… ваши соловьиные трели!

— Не нравится — заткните уши! — отозвался бодрый голос мисс Хилл. Стивен сел на кровати, потирая глаза. Гасси (для него — Касси?) сновала по кухне при полном параде. Что-то пекла.

— Вы что, готовите на всю эту ораву?

— Ну нет! Только себе, — подумала и поправилась с явным сожале-нием. — Еще и вам теперь. Булочки и пирог с яблоками. Хотите?

Еще бы не хотеть. Он, сопя, натянул джинсы, наскоро умылся и уселся за стол, приглаживая смоченные волосы.

Гасси кинула на него взгляд. Синяк и ссадины на виске и скуле, ле-вый глаз припух, на щеках — щетина. Надо бы купить ему бритву… и смену белья, наверное. Она вдруг представила, что спрашивает в ма-газине «боксеры» — как выяснилось, он носит такие — и вдруг рассерди-лась. Почему она должна еще и о нем заботиться? Она его сюда не приглашала! Выставила противень с пирогом с излишним стуком. Уо-кен понял ее настроение, потому что не стал доставать своими вопро-сами, ел молча. Умяв полпротивня, откинулся на стуле, сыто поглажи-вая живот. Огляделся.

— На улице солнышко?

— Да.

— Как там моя стройка?

Не глядя на него, она размешивала сахар в чашке.

— Работает, как ни странно.

— А вы, конечно, надеялись на другое?

— Последний раз говорю вам! — мисс Хилл со звоном бросила ло-жечку. — Это не я организовала ваше… появление в моем доме!

— Так выведите меня отсюда, — тут же сказал он.

— Не могу.

— Почему?

— Это долго объяснять.

Он сложил на груди руки.

— Мне, похоже, торопиться некуда.

— Зато мне — есть куда.

Только тут он обратил внимание, что она не в своем обычном кос-тюме интеллигентной библиотекарши: легкая летняя юбка с запахом, красная блузка. Тонкая золотая цепочка, посверкивая, убегала в слиш-ком откровенный, на его взгляд, вырез.

— Куда это вы так вырядились?

Теперь она скрестила на груди руки. Отчеканила:

— Это не ваше дело! Вообще-то, сегодня воскресенье!

— Идете в церковь? — не поверил он.

Гасси фыркнула. Мысль о том, что какая-либо из ведьм… невесть какого поколения семьи Хилл не с того не с сего появится вдруг на вос-кресной службе, была абсурдной не только для нее самой, но и для любого жителя города.

8
{"b":"117367","o":1}