ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Откройте форточку!

Я секунду подумала… и открыла. Недоразумение влетело в кухню и плюхнулось на подоконник, поведя носом:

– А чем это вкусно пахнет? Это мне уже не понравилось:

– Ты что – Карлсон, и у тебя дома варенье закончилось?

– Ох… прошу прощения! Сильно замёрз – на дворе такой ветер, чуть крыло не сломал. Разрешите представиться – муз!

– Кто-кто?!

– Да муз я! Вы же что-то сочиняете? Ну вот, все хотят вдохновения, но даже в дом к себе не пускают!

– Позвольте, позвольте! А какое вы-то имеете отношение к вдохновению? Насколько я в курсе, все музы – женщины! И им положено быть наряженными в этот… как его… в хитон, а в руках держать лиру. А теперь посмотрите на себя!

Мой собеседник был одет в форменный комбинезончик, за спиной имели место быть крылья – не как у ангела на картинке и не как у феи или бабочки, а как у, скажем, летучей мыши. Физиономия его тоже ничем возвышенным не отличалась – рыжие всклокоченные волосы, маленькие хитрющие глазки, а на голове – рожки. Сильно смахивал он вовсе не на «служителя вдохновения», а на чёрта из старого фильма «Вечера на хуторе близ Диканьки». Только тот побольше был.

– Видите ли, – смутился муз. – Теперь фирма сильно расширилась, сотрудников не хватает. Да и сами посудите – что сейчас пишут? Как, например, муза может явиться к человеку, который пишет фантастику? Ведь у них же нету такой специализации! Если, скажем, к сатирику может прилететь муза комедии, к сочинителю детективов – муза трагедии, в конце концов, то как быть с фантастами? Ведь это же не имеет ничего общего ни с одной из них! Вот и набрали в штат нас – кстати, тоже девять. Ну так как, договор заключать будем?

– Договор о чём? – подозрительно спросила я. – О продаже моей души?

– Фу… а ещё с высшим образованием! Ну почему все о нас, музах, так плохо думают? Средневековье какое-то. Это обычная деловая договорённость – наша организация обеспечивает вам вдохновение в любое время суток плюс гарантия немедленного издания любого произведения.

– А что же вы сами с этого имеете?

– Сейчас-сейчас… Вот, возьмите эту дискету и распечатайте типовой договор, в котором всё и обозначено. А пока, простите, нельзя ли чайку горяченького? Вот у вас и чайник закипает, – льстиво улыбнулся муз.

Пятачок существа задвигался, сканируя кухню на предмет съестного, глазки смешно скосились в сторону, на плиту. Не выйдет, пожаренные накануне котлеты надёжно упрятаны – отчасти в холодильник, отчасти в желудки мирно спящих наследников.

Я заварила чай и пошла в комнату распечатать договор. Интересно бы на него поглядеть, а ещё подробно прочитать: чувствую подвох, но не знаю, где.

Вернувшись в кухню, обнаружила, что муз уже налил чай в чашки, поставил рядом сахарницу и слетал в навесной шкафчик за пирожками. Кои, как он сознался, как раз и унюхал, когда влетел в форточку.

Я сунула ему под курносый пятак одну из распечаток:

– Что вот это такое?!

– Где? Это наш типовой договор, сроком на пятьдесят лет, в котором клиент обязуется передать фирме «Парнас» имущественные права на публикацию и распространение ваших произведений, а взамен получает всё то, о чём я уже говорил. Кроме того, вам немедленно предоставляется аванс в виде одного произведения по вашему выбору. Его даже сочинять не придётся – стоит сесть за компьютер, и пальцы сами начнут печатать. Без всяких умственных усилий с вашей стороны!

– И как, интересно, достигается подобный результат?

– А вот подпишете договор, и вдохновение получите на руки, в лучшем виде! В фирменной упаковке и с бесконечным сроком годности.

Муз полез в один из карманов и вытащил на свет божий пластиковый флакончик. На нём была этикетка: «Кастальская вода. Масса нетто 250 граммов».

– А почему это в пластиковой упаковке? Она только вкус продукта портит!

– Это вы правильно подметили – но в курсе только специалисты. Такой тарой мы обычно пользуемся, когда заключаем… э-э… краткосрочные договоры.

– Это как?

– Ну… пробные. Испытательные, так сказать. Мы же фирма солидная, котов в мешках не продаём, – почему-то хихикнул он. Мне же представился при этом кот чёрный. – Вы поработаете, посмотрите, что мы предлагаем, оцените, решите. Но, впрочем, потом большинство клиентов заключают договор на пятьдесят лет. Да могу и примеры привести. Если хотите знать, и Д., и У. подписали именно такие обязательства. А вот М. не стала продлевать, и вы, должно быть, и сами знаете, все СМИ о ней забыли – потому что больше ничего не пишет и, разумеется, не печатается. Так что рекомендую сразу на пятьдесят…

Из кармана извлеклась новая бутылочка, на сей раз стеклянная. Оформление, надо признать, не в пример лучше – наверное, экспортное.

– Ну так как? – муз быстро выхлебал большую кружку чаю, слопал уже три немаленьких пирожка и теперь улыбался широким рекламным оскалом.

Только вот зубы не похожи на человечьи…

– Ладно. Но только пробный! Во избежание.

Искуситель, он же должностное лицо при исполнении, расстроился.

– Видите ли… в договоре на пятьдесят лет, если вы обратили внимание, имеется пунктик – мы устраняем за свой счет ЛЮБЫЕ препятствия, могущие помешать творческому процессу. А иначе будете ликвидировать их сами.

Я решительно сказала:

– Нет! Пока только испытательный.

– Как скажете, – оскорблённо поджал губки муз. – Я хотел как лучше. Ещё раз перечитала выбранный договор: «…фирма «Парнас» получает эксклюзивное право на использование… аванс размером в одно произведение… отчисления автору в размере… выплата гонорара в течение месяца после публикации… генеральный директор А.З.Мусагет».

О неустойках там ничего не было. Я вздохнула, подписала два экземпляра и отдала один музу.

– Всего хорошего! – странно улыбнувшись на прощанье, создание улетучилось. Вслед за ним я немедленно захлопнула форточку. Мало ли что ещё может там летать в такую погоду.

Изучив инструкцию на пластиковой бутылочке, я глотнула каплю снадобья и села за компьютер. Рассказ действительно начал появляться на свет со скоростью пулемёта – десять страниц сами собой напечатались за девять минут. И не думала, что умею так быстро…

Довольно улыбаясь, кликнула на «Сохранить как…» Но не тут-то было! Компьютер самопроизвольно начал перезагружаться, и текст, само собой, слетел!

Только теперь до меня дошло, почему это муз так пакостно улыбался – ведь препятствия я захотела ликвидировать сама. Наверное, в дискете был вирус. Вот ведь гад!

…В окно снова три раза постучали.

Александр Пересвет
Солнце Армагеддона

...консерватизм Федерации. Кажется, только она и оставалась единственной, кто считал, что всё идёт как надо.

Спортивной общественности, однако, картина представлялась не столь радужной. Практически общепризнанным стало мнение, что прежние правила исчерпали себя.

Да, отдельные игроки могли блеснуть мастерством, филигранно управляя своими юнитами. Подчас происходили захватывающие поединки с применением генераторов помех или сложными вводными со стороны посредников. Но в конечном итоге всё сводилось к банальному расселению управляемых единиц по благоприятным экологическим нишам. Где они благополучно и деградировали. Даже остроумная попытка мастера под псевдонимом «Краевед» увести свои юниты в изолированные местности в «Восточной Азии» и развить в безопасных условиях отдельную цивилизацию окончилась ничем. Его подопечные и там продолжали всё так же оббивать камни, делая из них примитивные рубила. И не собирались подняться хоть на ступень выше.

Даже самое увлекательное когда-то зрелище – войны между юнитами – приелось публике. Простое линейное развитие всегда давало преимущество тому, кто раньше соперника выводил свои единицы на овладение огнём и обработкой камня. А сколь ни совершенствуй зрительный доступ к месту действия, как ни увеличивай число сканеров в атмосфере, – зрелище камня на палке, разбивающего череп существа с просто палкой в руках, новее от этого не становится. И если ты заранее знаешь, кто победит, – какие могут быть ставки, какие пари?

2
{"b":"117374","o":1}