ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возвысив голос:

— Я командую не только этими людьми, я командую временем — настоящее ничтожно, говорю я вам. Я — Чартерис и рай во мне, я чувствую его, я знаю это!

Он замахал руками заметив что они взмыли в небо пытаясь нащупать крылами новые измерения птицы стремительно превращались в ящериц новая же тварь обратилась в камень. Все виденное нами недостойно существования потому и старый христианский мир лежит в развалинах оставьте его и идите туда где жизнь — это я Чартерис говорю вам! Идите туда где жизнь! И он вновь пустился в изъяснение своей великой системы. Человек-Водитель синтезирует в себе все реалии собственного мира при этом мир этот предстает ему чем-то настолько — Он наконец-таки застегнул свои джинсы и взобрался на капот космической яхты. Новая топография Земли основана на полном отказе от иллюзий и отличается от прежней прежде всего многомерностью казавшейся допсиходеликам противоречивой что объясняется их координатной обусловленностью.

Ликование и пение всеобщего восторга не разделяют только жандармы — немцы и мрачны. Чартерис набрал полные легкие воздуха и продолжил:

— Если говорить об этих уровнях нашего сознания то с ними все обстоит достаточно просто вам необходимо накопить определенный опыт или как говорит Успенский багаж. В этом случае истинное сидерическое время и ваши аркадные ритмы придут к синхронности — разумеется речь идет о фазах.

— Пшел вон с моего автомобиля! — проревел внезапно побагровевший обладатель тысячи медалей.

Два полисмена согнали Чартериса вниз.

— И еще хочу сказать вам — временной поток похож на паучьи тенета мало того он обладает определенным динаметром! Пусть же циркадные центрифуги ваших «Я» исполнят вас центростремительности! Внемлите сказанному мною ибо тот кто не услышит моих слов обречен будет на погибель в водах времени!

Они наступали на него он же отходил назад пытаясь лягнуть то одного то другого. Разве я сейчас сплю? Нет — сейчас я определенно бодрствую. Многое из того что мы считаем реальным на деле лишь представляется нам таковым ибо мы спим беспробудным сном. Далее. Реальность никак не связана с какими-то там предметами неважно какова их природа. Более того в известном смысле она противостоит им. Стены камни окна — разве это реальность? Они реальны ровно настолько насколько реально то что присуще скорее не им но нам если здесь вообще возможно говорить подобным образом. Многое из того что я сказал им покажется диким они не готовы к восприятию столь глубоких истин. Честно говоря я и сам к этому не очень-то готов. Уф. Смотрю на Джи. Улыбка во весь рот.

— Когда все кончилось больше всего я поражался не чему-нибудь но тому что я говорил им.

Я шел по Троицкой и понимал что все люди спят.

Швабы переглянулись и тут же я стал слышать какую-то странную музыку точнее треньканье. Как много я им сказал. Златогрудый начальник описал рукою параболу и остановил руку только тогда когда его толстый розовый палец указал мне на грудь коснулся сердца. Два полицая разом заграбастали то, что Успенский называл истинным «Я», прихватив заодно и все мои личины.

Златогрудый муж поднялся и провещал:

— Я ценю подлинных лидеров но превыше всего ставлю Загонопослушание! Здесь же я наблюдаю серьезное отступление от принятых в нашем обществе норм — стоянка автомобилей здесь строго запряжена! Вы не просто угрожаете безопасности наших дорог, вы посягаете на модальные устои нашего вещества — хиппи у нас вне загона! И посему — возьмите этого голосатого верзавца и спровадьте его в камеру — ему там самое место!

— Эй, они хотят арестовать нашего спасителя! — злокричал Руби Даймонд подбежав к Анджелин. В руке он держал самый что ни на есть реальный объект форма и размеры которого практически не менялись во времени объект сей имел металлическое происхождение и от того весело поблескивал. На ноги вскочили и все прочие сновидцы-крестоносцы. Настучать глупым швабам по кочану. Но не тут-то было — бравые жандармы так же как и их противники испытали на себе действие ПХА однако на них аэрозоль повлиял существенно иным образом — они жили ради установления и поддержания Ordentlichkeit[25] на своей родной земле.

Герр полицай комиссар Лаундрай пленил главного зачинщика беспорядков подчиненные же его занялись рядовыми мятежниками. Ordentlichkeit обутый в тяжелые сапоги и вооруженный дубинками одержал легкую победу.

Медленно их повели босоногих налитые кровью глаза в каталажку. У мостовой сайка пригожих глазеющих на бравонарушителей Герр и Фрау Крах и крошка Zeitgeist[26] Крак кивает головой. Gut, gut.[27]

Кости гигантской твари кости из камня плоть известка и гипс выкрашенные в демократический желтый погружено в сон существо внутренности темны и прохладны пол паркетный бесконечные переходы скрадывающие друг друга возникающие неведомо откуда помигивающие редкими лампами все вы спите ребята и так далее — я сказал вам все что нужно — решать вам.

Громыхая недоуменно сапогами. Полиция. Прутья прутья прутья до бесконечности индустриальный север частые вертикали материи призванные удерживать сознание взаперти. Sittlichkeitsvergehen.

Громыхая недоуменно своими тяжеленными сапожищами жандармы в спертом пространстве бесконечные двери и двери они ошиблись должна быть и какая-то другая сторона какой-то выход. Мы заблудились! Глазами повсюду в поисках выхода рассеянный серый свет. Но нет! У каждого свой собственный выход точнее вход вереница каверн. Ключи у них. У швабов.

У двери в кабинет Герра Лаундрая его делохранитель Хорст Вексель пропускает вперед Герра и Чартериса и тут же заходит в кабинет сам предлагает рюмки со шнапсом. Чартерис стоит недвижно пораженный неожиданной трансформацией реальности странностью происходящего все мягкое и нежное грубою ломкой стеной черного леса Лаундрай страстно о Государстве которое уже не может функционировать нормально после этого известного психо-химического воздействия это реальность и мы должны исходить именно из этого а не закрывать глаза на проблему ученые нации в настоящее время работают над созданием противоядия которое могло бы гарантировать нации тысячелетнее царство здравомыслия и стерильной чистоты составляющих эту нацию сознаний. Что касается старых расистских теорий то они уже давно дискредитировали себя и выказали полную свою несостоятельность. И все же мы должны бороться не с теориями но с отклонениями любого рода ибо опасность для нации представляют именно они.

— Вы англичанин и вы должны меня понимать.

Громко смеется ухмыляется и бравый Хорст Вексель.

Но оставим шутки сейчас не время шутить если говорить начистоту дурные последствия войны сказались и на нашей стране вследствие потери организованности и порядка мы потеряли шесть или семь миллионов соотечественников умерших от голода мы страдаем именно вследствие потери дисциплины нам нужен настоящий сильный лидер, который смог бы придать нашей стране необходимую динамику. Сила и порядок — вот что нам нужно. Именно по этой причине я и решил собрать эту небольшую армию, большее пока, увы, невозможно. Nicht wahr?[28]

— Я хотел понять что вы собираетесь делать с моими друзьями они в камерах мы ведь не оккупанты мы мирные туристы несущие свет миру!

Как удачно сказано — «несущие свет миру» — это все равно что намазать водород на хлеб.

— Так как же мои друзья?

Все в руках Святого Чартериса. Мы об этом еще поговорим необходимо было убедиться в том что вы на самом деле являетесь лидером теперь когда это установлено да вы видели наше воинство оно конечно несколько босовато в головах так сказать но зная какая именно часть контингента подверглась воздействию света а также то как нам необходим подлинный лидер в конце концов и вас такое положение вещей вряд ли может устраивать вы стали мессией только для этого грязного сброда в то время как да да эти новые животные они ведь как живут это последовательность мгновенных переносов из одной статичной позиции в другую аккуратная лужайка оттуда прямо в бунгало со сварным закатом ну что ты дорогой что ты! Британия имеет к этому такое же смешно никогда не видел белой формы некто А. московский газетчик вас необходимо проверить если пройдете прощения просим — нет — не взыщите закон это закон если вы нарушили этот закон то кто даст гарантию что уже в следующую минуту не преступите и другой? Это основа нашей социальной философии старик — nicht wahr?

вернуться

25

Порядка (нем.)

вернуться

26

Дух времени (нем.)

вернуться

27

Хорошо, хорошо (нем.)

вернуться

28

Не так ли? (нем.)

39
{"b":"117375","o":1}