ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обсидиановое зеркало
Любовные драмы звезд отечественного кино
Перерождение
Речь как меч
Дом, в котором...
Академия оборотней: нестандартные. Книга 3
Общество мертвых поэтов
Образ магии от Каннингема
Широкая кость

Благовонная временная ловушка не напрасно считается сильнейшим химическим составом, порожденным физиологическими потребностями вампиров.

По большей части информация и слухи, распространяемые людьми о физиологии своих врагов, многочисленные истории, пересказываемые с незапамятных времен, в основе часто правдивы. Диковинные байки о превращении в летучих мышей или туман, просачивающийся в любые щели, свидетельствуют о том, что есть вампиры, способные на подобные трансформации, но есть такие, которым это недоступно. Как и в людском обществе, где каждый человек обладает индивидуальными талантами, среди вампиров кто-то запросто контролирует погоду, а кто-то повелевает низшими животными.

Однако многие аспекты фантастической физиологии вампиров так и остались окутаны покровом тайны.

Например, почему они спят днем, а бодрствуют ночью, по-прежнему неясно. Даже окутанное непроглядным мраком потайной комнаты, в которую не проникает ни единый луч Света, тело вампира неизбежно окостеневает с наступлением невидимого рассвета, и лишь его сердце продолжает неслышно биться в недвижимой груди. Несмотря на тысячелетние старания объяснить этот факт, несмотря на привлечение всех возможных областей науки: экологии, биологии, церебральной физиологии, психологии и даже парапсихологии! — истинную причину спячки проклятых познать не удалось. Образно говоря, погруженным во тьму было отказано даже в луче надежды.

Итак, порожденная упорными исследованиями вампиров, благовонная временная ловушка стала одной из мер преодоления их ограниченных возможностей.

Где бы и когда бы ни появлялся этот запах, наступала ночь. Или, скорее, казалось, что ночь уже пришла. Другими словами, химический состав благовония кардинально менял обычные темпоральные категории, словно гипнотизируя само время. Пускай разгоралась заря, пускай сиял полдень — на лунной траве распускалось белоснежное великолепие ночных цветов, люди крепко засыпали, а глаза вампиров обретали пронзительный блеск. Поскольку отыскать и правильно смешать компоненты было неимоверно трудно, получение состава считалось делом огромной сложности, тем не менее во всех уголках Фронтира судачили об охотниках, при свете дня проложивших себе путь к местам отдохновения вампиров — и жестоко уничтоженных аристократами, у которых случайно оказалось немного благовония.

И вот, окруженный ложной ночью, Ди стоял перед темным лордом.

— Ты, жалкий дурак, явился сюда, ожидая застать нас спящими? Ты ухитрился остановить мою дочь, и я решил, что ты будешь покрепче моих обычных противников-букашек, вот и устроил нашу встречу. Но когда ты, гуляючи, вошел в кромешный ад, даже не подозревая о грозящей тебе опасности, я понял, что переоценил тебя.

— Нет, — раздался голос, который Ди уже слышал прежде. Рядом с графом стояла его дочь Лармика. — Этот человек не являет ни малейшего страха. Он раздражающе дерзок и нагло бесстыден. Судя по мастерству, что он продемонстрировал вчера вечером, серьезно ранив Гару, он является не кем иным, как дампиром.

— Человек или дампир, он остается предателем. Ублюдочным отпрыском одного из наших и простолюдина. Скажи, бастард, ты человек или вампир?

На презрительный вопрос Ди дал серьезный ответ:

— Я охотник на вампиров. Я пришел сюда, потому что стены открылись для меня. А ты нечисть, напавшая на девушку с фермы? Если да, то я уничтожу тебя, здесь и сейчас.

На несколько секунд граф онемел под пронзительным взглядом охотника, но тут же пришел в себя и захохотал:

— Уничтожишь меня? Ты забываешься, щенок! Знай свое место! Разве ты не понял, что я позволил тебе зайти так далеко лишь потому, что моя дочь сказала, что стыдно убивать подобного нам и мы должны убедить тебя остаться в замке с целью превратить в полноценного вампира? Не знаю, кто из твоих родителей принадлежал к нашему роду, но, судя по речи и манерам их сына, это был фигляр, даже не подозревающий о собственном низком статусе. Я зря трачу свое время. Дампир, позор нашей расы, приготовься к встрече со своим творцом. — Выкрикнув эти слова, граф занес руку для удара, но голос Лармики остановил его:

— Подожди, отец. Пожалуйста, разреши мне поговорить с ним.

Колыхнулся шлейф темно-синего платья, так не похожего на то, что было на вампирше прошлой ночью; Лармика встала между графом и Ди.

— Ты отпрыск знатного рода, в твоих жилах течет наша кровь. Несмотря на сказанное отцом, никакому сыну низшего вампира недоступны такие умения. Когда я коснулась иглы, пущенной тобой, мне показалось, что моя кровь вот-вот застынет.

Ди молчал.

— Что скажешь? Может, извинишься перед отцом за свою хвастливую речь и присоединишься к нам здесь, в замке? Зачем тебе преследовать нас? Какая радость в том, чтобы быть охотником и бродить в лохмотьях по диким просторам? И эти жалкие человеческие девчонки, которых ты защищаешь, — как обращаются с тобой те, кто должен быть благодарен тебе? Привечают ли они тебя как равного?

Голос прекрасной молодой женщины беспрепятственно плыл в непостижимо глубокой полуночи зала. С прошлой ночи надменное, горделивое, властное выражение ее лица не изменилось, только вот заметил ли Ди слабую тень желания, легшую на точеные черты?

Дампир — дитя, рожденное от союза вампира и человека. Нет существа более одинокого и ненавидимого. Обычно дампиры мало чем отличаются от людей и относительно свободно чувствуют себя при свете дня. Однако стоит им разозлиться, свободу обретает нечестивая вампирская энергия, убивающая и калечащая направо и налево. Но самое отвратительное — потребности вампиров, унаследованные дампирами от одного из своих родителей.

Благодаря врожденному знанию сильных и слабых сторон вампиров, многие дампиры становятся охотниками, чтобы жить среди людей. Да, их способности на две головы выше возможностей простых людей, занимающихся тем же ремеслом, только вот в том, что не касается охоты, общество предает их остракизму и держит на расстоянии. Ведь иногда природа вампира пробуждается так мощно, что они не в силах подавить ее, и тогда дампиры проливают кровь тех, кто им доверился.

Как только дампир заканчивает работу, люди, с трудом терпевшие чужака, пока в нем существовала необходимость, тут же изгоняют бастарда, швыряют в него камни, а взгляды их полны ненависти и презрения. Обладающего одновременно как безжалостной аристократической, так и жестокой плебейской кровью дампира мучит двойственное предначертание; темная сторона клеймит его предателем, светлая обзывает дьяволом. Поистине дампиры подобны «Летучему Голландцу», обреченному вечно бороздить просторы семи морей, ведя самое незавидное существование.

И все же Лармика настойчиво уговаривала Ди присоединиться к ним. Она продолжила:

— У тебя наверняка нет ни единого приятного воспоминания из жизни охотника. Эти деревенские букашки так назойливы. Когда-нибудь они, без сомнения, пошлют наемного убийцу вроде тебя, и если, когда это произойдет, на нашей с отцом стороне окажется такой мужественный страж, как ты, мы будем чувствовать себя в большей безопасности. Ну, что скажешь? Если согласишься, мы действительно сделаем тебя одним из нас.

Графа раздирал гнев при виде того, что его собственная дочь не отрывает от Ди подернутых поволокой болезненно-похотливых глаз. Однако, прежде чем ярость его вырвалась на волю, раздался негромкий спокойный голос:

— Что ты собираешься делать с девушкой?

Лармика мелодично рассмеялась:

— А сюда ты носа не суй! Женщина вскоре станет принадлежать отцу, душой и телом. — И продолжила, сверля отца весьма ироничным взглядом: — Кажется, отец вознамерился сделать ее одной из своих наложниц, но я этого не позволю. Я осушу ее до последней капли крови, и пусть потом черви жрут ее.

Внезапно девушка замолчала. Глаза графа полыхнули пурпуром. Сверхъестественно заостренные чувства зловещих созданий ночи, отца и дочери, уловили, что банальный противник, уже попавшийся, как мышь в мышеловку, стремительно меняется, превращаясь в такого же, как они!

12
{"b":"117382","o":1}