ЛитМир - Электронная Библиотека

«Только вот будет ли у меня этот „другой раз”?» — подумала Дорис. Она чувствовала; как за окном, рассекая по-весеннему сладкий воздух, к ней несется древнее зло.

Доктор Ферринго больше не смотрел на Дорис. Прикипев взглядом к какой-то точке на полу, он продолжил излагать свои соображения:

— Например, почему они проводят различие между своими слабостями и оружием, которым их можно уничтожить? Почему какие-то воспоминания об этом порошке остались, хотя их можно было бы стереть напрочь, как слово, начинающееся с буквы «т»? Или по сравнению с этим «т» порошок всего лишь мелкая помеха? Или ублюдки просто дразнят нас? Хозяева жизни кинули людишкам кость — вот, мол, радуйтесь. Тогда почему нельзя было с самого начала сделать это знание общедоступным? — Доктор Ферринго захлебнулся словами и прервался на миг, а потом возобновил свой рассказ: — К этому выводу я пришел после скромного исследования, занявшего половину из шестидесяти лет старого дурня: принял вызов от расы, достигшей вершины и стремящейся к полному забвению. Вызов, брошенный нам, людям, — народу, который вампиры и в грош не ставят. Я надеюсь, со временем мы можем достигнуть их уровня, а то и превзойти их. И верю, что они могли бы сказать: «Если вы, люди, хотите унаследовать наш трон, попытайтесь победить нас собственными силами. Получили порошок — попробуйте раскрыть загадку „т”. Если получится, что ж, не дайте ответу кануть в тумане беспамятства».

— Это невозможно. — Дорис показалось, что слова, сорвавшиеся с ее собственных губ, прозвучали где-то в миллионе миль отсюда. — Выходит, они вроде инструктора, обучающего охотников…

Пожилой врач слегка наклонил голову, хотя и неясно было, услышал ли он шепот Дорис. Не отрывая взгляда от пола, старик произнес:

— Низшие вампиры на такое не способны. А вот…

— Что — вот?..

— Он. Все истинные аристократы подчиняются тысяче Высших, Семи королям и легендарному темному лорду, правящему ими всеми, — великому вампиру, королю королей, Дра…

Внезапно Дорис напряженно застыла.

— Док! — воскликнула она, но это было не предупреждением, а скорее криком о помощи.

Возвращенный к реальности старик обернулся в ту сторону, куда смотрела девушка, — к окну гостиной.

Пустынную равнину заливал прохладный лунный свет, ночь стояла недвижимо, но оба человека отчетливо расслышали далекий скрип колес и стук копыт.

— Кажется, он идет.

— Черт меня подери, если я не устрою ему веселенький прием.

И хотя девушка всем своим видом демонстрировала стойкость амазонки, сердце ее горестно стенало, умоляя о помощи.

«Ох, Ди, ты все-таки не успел вовремя».

Черные киборги неслись, точно грозовые тучи, и, когда грохот их копыт приблизился, Дорис стремительно пересекла гостиную и крутанула одну из серебряных церемониальных масок, украшавших правую стену.

Глухо зашуршав, часть пола и стена повернулись и исчезли из виду, уступив место деревянному пульту управления и креслу. Да, пульт выглядел деревянным, но верхняя панель, утыканная кнопками и рычажками и пестрящая разноцветными лампочками и шкалами, определенно была железной. Настоящий боевой центр управления — устанавливали его специалисты из самой Столицы, приглашенные еще отцом Дорис. Отсюда контролировалось все оружие фермы. Центр, подготовленный к нападению диких тварей, свирепствующих на степных просторах, был лучшим из того, что можно купить за деньги. Довершая картину, с потолка свисал большой призматический экран.

— Ха! Помнится, когда-то я спросил твоего отца, что он ремонтирует в доме, а он ответил, что монтирует новый преобразователь солнечной энергии. Хитрец, он таился даже от меня!

Однако времени предаваться беззаботным воспоминаниям уже не осталось. На экране был виден черный экипаж, запряженный четверкой вороных, несущихся по дороге к ферме. Рука Дорис потянулась к одному из рычажков. Экран раздвоился: заработала система наведения.

— Спокойно… — Доктор Ферринго смотрел в окно; в кулаке он сжимал склянку с порошком. — У нас еще имеется электромагнитный барьер.

Не успел он закончить фразу, как запертые на три засова бревенчатые ворота стремительно, без скрипа и шороха распахнулись. Черная карета влетела во двор вместе с порывом ветра, и тут же ее окутало ослепительное пламя.

Достаточно мощный, чтобы поджарить некрупного дракона, невзирая на толстую его чешую, которую не берут никакие клинки, электромагнитный барьер взорвался фонтаном искр, на краткий миг превратив чернейшую ночь в ясный день. Прорвавшись сквозь гигантский раскаленный костер, к ферме устремился сверкающий шар. Лошади, кучер, экипаж — на всем трепетал белый огонь. Точно адская карета вдруг появилась на земле — такое необыкновенное это было зрелище.

— Они проехали. Но какого черта?.. — озадаченно воскликнула Дорис, наблюдая за конями-киборгами: она ожидала, что, преодолев барьер, четверка влетит во двор, подобно урагану, но ни одно копыто не сбилось с шагу, пока экипаж не остановился у самого крыльца, как, видно, и было запланировано.

Извивающиеся языки магнитного огня быстро исчезали. Врага защищал барьер помощней фермерского.

— Не сейчас. Смотри! Он выходит!

Обнадеживающая команда задержала руку девушки, но в голосе доктора звучали напряжение и страх. Пусть пожилой врач и старался выглядеть оптимистом, тысячелетнее владычество вампиров сказывалось на его подсознании.

Черная дверь открылась, и по ступеням, автоматически опустившимся на землю, сошла массивная фигура в соболях.

— Он что, идиот? Гляди, гляди, выпрыгнул из повозки, точно ему плевать на все.

Однако нарочито бодрому голосу Дорис недоставало силы. Ее противник знал, что любые средства защиты не представляют для него угрозы. И все же когда злодей, оставивший грубые отметины на шее девушки, обнажил в усмешке клыки и двинулся к дому, Дорис потянула рычаг.

По всей ферме заскрипели, разворачиваясь, пружины. В графа полетели черные глыбы, валуны добрых четырех футов в диаметре, чтобы бессильно упасть на землю в считанных дюймах от него. Катапульты не промахивались, но каменные снаряды, ударившись о невидимый барьер, полностью лишались кинетической энергии и становились бесполезными, не в состоянии нанести графу ни малейшего урона.

— Так я и думала, добыча нелегкая. — Дорис щелкнула вторым рычажком.

На этот раз пусковые установки извергли град стальных копий. Десять первых дротиков отскочили от вампира, но одиннадцатый и последний вонзился в аристократический живот.

— Есть! — воскликнула Дорис, стиснув рычаг так, что чуть не сломала его.

Но улыбка тут же застыла на губах девушки — на миг остановившийся враг жутко ухмыльнулся и все так же спокойно двинулся дальше; торчащее из спины стальное копье, проткнувшее туловище насквозь, совершенно ему не мешало.

«Ублюдок хочет сказать, что ему даже не нужно силовое поле, чтобы отразить мои атаки!»

Ледяные, когтистые лапы настоящего страха вонзились в сознание Дорис. Она вдруг поняла, что вампиру не обязательно приближаться к жертве, ибо для того, кто хоть раз ощутил на своей шее кровавый поцелуй, одного слова злодея по ту сторону двери достаточно, чтобы заставить несчастного броситься в поджидающие его объятия смерти. Именно от такого поворота дел уберег ее Ди, лишив сознания, когда незваные гости пожаловали на ферму в первый раз.

— Он играет со мной!

Дорис, как одержимая, принялась дергать рычаги и давить на кнопки. Вампир не умрет, пока сердце его не пронзено. Конечно, девушка знала об этом непреложном факте, но, увидев собственными глазами в действии чудовищную мощь врага, Дорис совершенно утратила хладнокровие, обычно ей свойственное. А страх, тот самый страх непостижимой тьмы, дремлющий во всех смертных, лишил ее остатков благоразумия.

Спрятанные в кустах автоматические пушки изрыгнули пламя. Огненным дождем посыпались стрелы с взрывающимися наконечниками, подожженные линзами солнечной батареи.

Среди густого дыма, ослепительных взрывов и оглушающего грохота граф лишь усмехался. Да, человечество всегда сопротивлялось изо всех сил, в результате чего их род остался жить на земле, подобно тараканам. Его же раса неостановимо угасала, точно отсвет садящегося солнца.

20
{"b":"117382","o":1}