ЛитМир - Электронная Библиотека

Внимание Дорис привлекла старуха, которая сидела в глубокой низине, формой напоминающей чашу, близ центра Карьера дьявола. Снова и снова она повторяла какие-то странные жесты. Возраст ее оставался загадкой. Судя по седым волосам и морщинам, избороздившим желтоватую кожу и заметным даже издалека, лет ей было не меньше ста, тем не менее тело старухи казалось под завязку наполненным жизнью.

Что же это? Неужели какая-то пожилая леди, скитаясь по свету, заблудилась и присела передохнуть?

Пусть Дорис сейчас не может доставить старушку в город, она по крайней мере укажет женщине направление к главной дороге. Девушка хотела подстегнуть лошадь, но вместо этого вдруг натянула поводья и соскользнула на землю.

Туловище старухи, закутанное в выцветший серый плащ, было сильно наклонено вперед; в этой женщине ощущалось — в тех же глазах, не отрывающихся от обнимающих пустоту кончиков пальцев, — что-то запредельно злое. Дорис и помыслить не могла, что в этот миг на дороге в нескольких милях от нее странное существо, возникшее из воздуха, несло безумие и смерть солдатам Сил обороны Фронтира.

Ведя лошадь в поводу и стараясь ступать бесшумно, Дорис спустилась в Карьер дьявола и привязала скакуна к ближайшей колонне, держась при этом за спиной старухи. Женщина, очевидно, ничего не заметила, поскольку замерла и не шевелилась. Дорис придвинулась ближе, и мурашки забегали по ее спине.

Ядовитые миазмы распространялись от старой карги. Очевидно, тут действовали какие-то тайные обереги. До ушей Дорис долетел низкий голос, нашептывающий заклинания.

— Прекрати! — сама того не желая, крикнула девушка и шагнула вперед.

В ту же секунду что-то со свистом вылетело из кустов, задев ее щеку. Дорис молниеносно упала на землю плашмя. Задержав дыхание, она осторожно коснулась кожи: теплая кровь запятнала кончики пальцев.

«Скотодух? Похоже, старуха сидит в охранной зоне», — подумала Дорис.

Вдруг девушка почувствовала, что слева от нее что-то есть. Она стремительно кувырнулась и вскочила уже с кнутом в руке. К несчастью, смертельный удар лишь взметнул в воздух пучок травы, противник же, вильнув в сторону, отступил на приличное расстояние — это Дорис ощутила.

Когда колдуны и чародеи работали, для большего успеха своих действий они замыкали вокруг себя территорию радиусом около десяти футов. Подобный круг назывался охранной зоной. Поскольку волшебника могли потревожить, — если кто-то проникал в охранную зону, пока чародеи трудились, творимые ими заклятия могли потерять эффективность! — колдуны создавали разных существ и сажали их, точно сторожевых псов, готовых напасть на пришельца, по периметру территории. Роль охранников зачастую играли огромные собаки, ядовитые лягушки и змеи, вскормленные чистейшим злом, но старая карга воспользовалась призрачной тварью, рожденной исключительно силой ее воли, — скотодухом, возможно, самым отвратительным из всех волшебных существ.

Дорис понимала, что спасли ее лишь превосходные рефлексы умелого охотника. Обычный человек еще несколько секунд назад рухнул бы со вспоротым горлом. Девушка мысленно поблагодарила отца.

— До старой леди футов сорок. Тут без хитрости не обойтись, — пробормотала себе под нос Дорис.

Она рисковала, но это был ее единственный шанс. Девушка понятия не имела, какого рода неприятности способна ей причинить старая карга.

И опять взвился в воздух кнут — по направлению к старухе.

Свистящий скотодух тут же атаковал Дорис. Мгновение — и плеть, резко щелкнув, рванулась назад. Секундой позднее девушка ощутила, как нечто в пустоте рвется пополам. Пространство наполнилось удушающей злобой — впрочем, тягостная атмосфера быстро рассеялась.

— Ва-ах!

Вопль, испущенный согнувшейся в три погибели старухой, заставил Дорис вскочить на ноги. Девушка спровоцировала нападение скотодуха, сделав вид, что угрожает старой карге, но в последнюю секунду одним поворотом запястья изменила направление удара, поразив тварь. Опоздай Дорис хоть на долю секунды, сейчас она была бы уже мертва.

Смертельный фокус оправдал себя, но тут проявился непредвиденный побочный эффект. Поскольку старуха вызвала скотодуха к жизни собственным колдовством, уничтожение его повлекло за собой разрыв и другого ее заклятия, в которое чародейка вложила все свои жизненные силы: когда чары рухнули, черное сердце ведьмы стукнуло в последний раз. В этот момент исчезла кошмарная тварь, тянувшаяся к последнему солдату Сил обороны Фронтира.

— Эй, леди! А ну-ка, очнись! — Дорис подбежала к колдунье и схватила ее за руку, но глаза старухи уже закатились. Изо рта сочилась пена, а на морщинистом лице покойницы навсегда застыло обиженное выражение. На лбу краснело клеймо — пентаграмма, отметина чародея. — Ах, черт! Не совсем этого я хотела… — Дорис всего лишь защищалась и никого не хотела убивать, даже злую колдунью, поэтому на сердце девушки легла тяжесть. — Прости, но тебе придется подождать тут, пока я не вернусь. Меня ждет важное дело.

Дорис уложила труп на землю и уже собралась идти назад, к лошади, но вдруг застыла, обуреваемая сомнениями. Девушка ясно понимала, что выяснить, в порядке Ди или нет, куда важнее, чем доставить в город мертвое тело. Ведь она явилась сюда, прекрасно осознавая, чем рискует.

Останки старухи выглядели ужасно жалкими и одинокими. Ветер небрежно трепал рукава потертой накидки. Брошенный в глуши труп — заманчивая цель для любых чудовищ. Плохо, если кто-то из них позавтракает колдуньей, но куда хуже, если он проникнет внутрь старухи — это будет страшная угроза человечеству. Даже при свете дня здесь наверняка бродят опасные существа, способные превратиться в огненный шар, скользнуть в холодное тело и овладеть бесхозным мертвецом, с которым не обошлись как должно.

Дорис не прихватила из дому никаких приспособлений, с помощью которых сейчас можно было бы позаботиться о трупе. Лошади или повозки старухи поблизости не наблюдалось, а внутренний карман плаща колдуньи не содержал ничего, кроме нескольких подозрительных на вид безделушек.

Дорис вернулась к телу и осторожно приподняла его.

— Не думаю, что здесь действительно снуют твари, которые жаждут овладеть тобой, но все равно я собираюсь забрать твое тело. Однако никаких гарантий, что мы вернемся назад в целости и сохранности, нет.

Погрузив труп на лошадь позади седла, Дорис для надежности сыромятным шнурком прикрутила руки и ноги старухи к кобыле. Так покойница не свалится на ходу и никуда не денется, даже если кто-то и проникнет в нее. Дочь охотника привыкла к работе такого рода — Дорис управилась меньше чем за три минуты. Затем девушка вскочила в седло.

«В любом случае теперь я отправлюсь к главной дороге».

Лошадь сделала всего пару шагов, когда Дорис резко развернулась. Что-то тяжелое прожужжало за ее спиной. Раздался шлепок — и отрезанная голова старухи, описав кровавую параболу, бухнулась на землю, за миг до удара оскалившись и открыв глаза — глаза демона! Затем она устремилась к особе, ответственной за отделение ее от тела. Всадник, возвышавшийся на ближнем холме, метнул вперед черную молнию; расколотая ото лба до подбородка голова старухи упала в пыль и больше не двигалась.

Дорис осознала, что отделалась легким испугом.

За ее спиной застыл обезглавленный труп, чьи когтистые пальцы еще миг — и разорвали бы девичье горло. С запястий свисал лопнувший шнур. Злой дух завладел телом колдуньи еще до того, как Дорис прикоснулась к ней. Чуть только покойница избавилась от пут, чтобы напасть на Дорис сзади, всадник на холме с непревзойденным мастерством и скоростью отрубил колдунье голову.

Лошадь встряхнулась, и безголовое тело шлепнулось в траву, а Дорис наконец повернулась к своему спасителю.

— Ох, Ди, я…

Румянец вспыхнул на ее щеках. Впрочем, держался он недолго.

Красота спускавшегося с холма ловкача не уступала красоте Ди, но это определенно был не он.

— Поверить не могу, как ты просекла. — Поравнявшись с девушкой, Рэй-Гинсей чарующе улыбнулся. Он говорил о том, что она ощутила чужое присутствие и обернулась за долю секунды до нападения.

23
{"b":"117382","o":1}