ЛитМир - Электронная Библиотека

Таковы были они — клинки-сорокопуты злодея.

Земля содрогнулась, и облако зеленого мха взмыло к небу — монолит упал.

Дорис застыла на дне заросшей зеленью глубокой впадины — потрясенная и напуганная. Ближайшая каменная стена возвышалась в десяти футах от нее.

Покачиваясь, будто цветок, потревоженный дуновением крыльев бабочки, Рэй-Гинсей рассмеялся.

— Что-то не так? Я думал, в природе зверя заложено бежать, когда на него охотятся…

Внезапно слова застряли у него в горле.

Лицо Дорис озарила надежда, ибо две вещи изменились разом.

Густой белый туман, явившийся из ниоткуда, начал заполнять пространство между развалинами. Он липнул к руке Рэя-Гинсея, сжимающей оружие, и к щекам Дорис, оставляя на коже тепловатые капли. А еще — где-то вдалеке заржала лошадь.

Дорис как сумасшедшая рванулась к каменной стене. Пока туман защищал ее, но маловероятно, что он ослепит противника надолго: уйти не получится. Она попытается подобраться как можно ближе к всаднику, чей скакун только что дал о себе знать, и попробует раздобыть какое-нибудь оружие, даже с угрозой для жизни. Вряд ли этого окажется достаточно для победы, но…

Пока за ней не устремились в погоню смертоносные лезвия, девушка метнулась вперед. Перебравшись через стену, Дорис задержала дыхание, прикидывая расстояние до следующего укрытия. Вдруг раздался голос, который сделал ее целеустремленный взгляд безжизненным, как у покойника:

— Босс, я помогу тебе справиться с твоей подружкой.

Сырая белая пелена скрыла небесную синь, тень смерти подкрадывалась все ближе к одинокой девушке. Рэй-Гинсей и трое его приспешников — любого из них было для нее более чем достаточно…

— Что случилось с ведьмой, босс? — спросил новый голос.

— Она вышла из игры. Потеряла голову из-за одной хорошенькой пташки.

Низкий рокот всколыхнул туман. Голоса бандитов зазвучали приглушенно из-за душащего их черного гнева.

— Я выдавлю ей глаза.

— Я переломаю ей руки и ноги.

— Я оторву ей голову.

— А я позабавлюсь с тем, что останется от ее тела, — подытожил Рэй-Гинсей.

Дорис молчала. Она старалась даже не дышать, но головорезы отлично чувствовали присутствие девчонки, парализованной близостью неизбежной смерти. Меж тем молочная пелена поглотила все вокруг.

Рэй-Гинсей держал наготове клинок-сорокопут. Где-то в тумане, одновременно, без всяких указаний, Голем вытащил мачете, в руке Бурава блеснул тонкий нож, а горб Халы раскололся пополам.

— Итак, приступим…

Еще миг — и начнется смертельная атака, но вдруг Рэй-Гинсей замер.

Там что-то есть!

Да, в вихрящемся тумане, в липкой, тревожной дымке, размеренно и неуклонно гложущей людские души, в белесой сырости, просачивающейся сквозь кожу, угрожая потушить огонь жизни, Рэй-Гинсей ясно ощутил присутствие чего-то иного, нежели его группа и их беспомощная добыча. И этого оказалось достаточно, чтобы остановить даже такого бывалого мерзавца, как главарь разбойников.

Рэй-Гинсей ничего не видел, однако всем телом чувствовал, что нечто уже находится здесь, возле монолита, опрокинутого его молниеносным броском.

Бандит ничего не понимал. Да и откуда ему было знать, что скульптура, стоявшая здесь с незапамятных времен, загораживала вход в подземелье?

Испарения, сгустившиеся вокруг них, поднялись из черных глубин.

— Значит, вот он, внешний мир?

Голос, задавший вопрос, вполне мог принадлежать туманному демону. В нем звенело что-то нечеловеческое, так что Рэй-Гинсей и трое его свирепых приспешников, сами того не заметив, нервно сглотнули. Самым же странным было то, что голос принадлежал женщине.

— Здесь так холодно… Внизу было гораздо лучше, — произнесла другая женщина.

Заговорила и третья:

— Надо найти что-то, чтобы наполнить наши желудки… О, тут как раз имеется кое-что. Один, два, три, четыре — всего пятеро.

Рэй-Гинсей вздрогнул, осознав, что трое беседующих отлично видят сквозь туман, ослепивший его банду. Присутствие чего-то жуткого и сверхъестественного мешало ему, он так и не опустил поднятые для броска клинки-сорокопуты — руки больше не слушались хозяина. Бандит мог бы поклясться, что пелена скрывает двух существ, и тем не менее его не покидало ощущение, что одно из них делится натрое!

— Ваши обязанности проводников исполнены. Спускайтесь вниз, — приказал хриплый, но куда более человеческий голос. Однако, хотя он и казался человеческим, присутствие его владельца страшило и обескураживало сильнее, чем присутствие источника странных женских голосов.

— О, ты не можешь… Ох, посмотрите, как он хорош… Он очарователен, прелестен и, должно быть, так сладок…

Заподозрив, что эти тоскливые стоны относятся именно к нему, Рэй-Гинсей похолодел.

— Нет, я запрещаю.

Как же бандит возблагодарил неизвестного за команду!

— Пойдемте, сестры. Нам велели.

— Жаль, такая потеря… но, наверное, мы должны.

— Но… когда ты заглянешь к нам снова? Когда ты посетишь нашу обитель внизу, о возлюбленный?

Последний голос звучал умоляюще.

Ответа не последовало, и непонятное триединое существо неохотно двинулось сквозь туман и исчезло под землей.

Тогда заговорил тот, кто остался:

— Я не стремлюсь драться ни с кем, кроме аристократа, но если вы затеяли что-то, то начинайте немедля.

Он бросает нам вызов!

Осознав это, четверка обнаружила, что их желание биться заметно ослабло.

— Ди… я знаю, это ты, правда?

Дорис готова была разрыдаться.

— Иди ко мне. Расслабься. Спешить не надо.

В белесой пелене заскрипели зубы. Велел, чтобы девчонка не торопилась, потому что уверен, что бандиты не смогут остановить его! Зубовный скрежет подтверждал негодование глубоко оскорбленной четверки. Однако неземная аура, текущая откуда-то из тумана, связывала злодеев по рукам и ногам, не давая им пошевелить и пальцем.

Пташка, чуть не ставшая добычей бандитов, зашагала на голос. Стало ясно, что противники удаляются.

— Подожди… подожди минуту. — В конце концов Рэю-Гинсею удалось выдавить несколько слов. — Назови мне хотя бы свое имя… — Отринув свою обычную велеречивость, главарь завопил в туман: — Как тебя зовут, засранец? Ди?

Ответа не было — лишь ощущение, что парочка уходит все дальше и дальше.

И тут связывавшие разбойника чары спали. С яростным криком Рэй-Гинсей метнул свое оружие — оружие необыкновенной мощи, скорости и точности, чей полет не могло остановить ничто в мире; абсолютно уверенный в этом, молодчик уверенно послал сорокопуты вперед.

В тумане раздался лязг: клинок встретился с клинком. А после — ни звука. Тишина воцарилась в мире. Все следы уходящей парочки исчезли.

— Босс? — удрученно окликнул вожака Голем несколько минут спустя, но прекрасный юноша, порожденный самой преисподней, так и сидел, окаменев, в седле с вытянутой правой рукой, дожидаясь клинков-сорокопутов, которым на этот раз не суждено было вернуться к хозяину.

Статуя горгульи со сложенными крыльями с высоты своего насеста озирала насмешливым взглядом комнату, одну из многих в замке графа Ли. Лишенные окон, не слишком просторные покои не отличались изысканным дизайном, но роботы-часовые, выстроившиеся вдоль стены, кресло на возвышающемся над полом помосте, некто в черном, хмурящийся с гигантского портрета, скрывающего большую часть пространства за креслом, и общая атмосфера почти религиозной торжественности, царящая в комнате, заставляли предположить, что здесь вершится правосудие — помещение являлось своего рода залом суда.

Обвиняемого уже допросили, и брови графа — знак окончательного решения — были гневно приподняты.

— Сейчас я оглашу приговор. Взгляни на меня, — приказал вампир.

Он говорил с достоинством феодального лорда, тихо, не вставая с кресла на помосте, отчаянно сражаясь с пламенем, готовым вырваться из его горла. Не двигался и подсудимый. Приведенный в комнату роботом-часовым, он так и лежал, распростертый на каменном полу. Три пары пустых, бессмысленных глаз бродили по комнате, пока не встретились со взглядом нахохлившейся под потолком горгульи. Черные волосы, доходившие до кончика массивного хвоста обвиняемого, превратили пол в шелковистое черное море. Судили трех сестер из подземного акведука — мидвичских медуз.

25
{"b":"117382","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила воли. Как развить и укрепить
Застолье Петра Вайля
Большие продажи на вебинарах и выступлениях. Алгоритм успеха для блогеров, предпринимателей, экспертов
Кот ушел, а улыбка осталась
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии
Последний ребенок
Убедили, беру! 178 проверенных приемов продаж
Вначале будет тьма // Финал