ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Тритон» резко рванул в сторону, они продвигались по спирали в сторону порта, курс, в целом, оставался прежним.

Человек бросил странный камень, и тот медленно опускался на корпус лодки. Через несколько секунд послышался удар по корпусу. Камень угодил точно в одну из камер слежения. Последнее, что видел Дон, было темное дно камня, снабженное множеством мелких присосок, oкруженных чем-то вроде знакомой уже смолы. Эта штука действительно напоминала по действию щупальце осьминога, как он и опасался.

Дон переключил аппарат наблюдения на другую камеру, но увидел лишь новый камень, который опускался и на это «окно во внешний мир». А дальше Дон успел заметить еще и другие камни.

Кавано пришлось нелегко, поскольку теперь ему нужно было почти вслепую управлять положением и курсом корабля, и это при том, что веревки мешали нормальному ходу, а камни создавали небольшой эффект турбулентности.

Халлер снова глянул на экран и медленно кивнул:

— Тарань их, если удастся, — приказал он.

Кавано повел корабль прямо вперед, ему удалось сделать это достаточно мягко и уверенно, если учитывать все внешние помехи. Впереди по курсу находилась группа морских людей на своей странной доске. Кавано продолжал на полной скорости двигаться прямо на них.

Этот маневр, вероятно, оказался для них неожиданным.

Морские люди заметили опасную близость корабля лишь в последний момент, когда «Тритон» врезался в них на полной скорости. Дон заметил, как удивленно раскрылся рот одного из них. А затем «Тритон» ударил.

Людей в пузырях разбросало в стороны, а корабль двигался дальше сквозь тот участок воды, где мгновение назад находились пловцы. Дон почувствовал дурноту и переключил наблюдение на другую камеру. Он решил посмотреть назад, и когда увидел, не удержался от возгласа удивления.

Люди в пузырях не пострадали. Их просто откинуло в стороны, эти тонкие, хрупкие на вид пузыри смогли выдержать удар «Тритона» без малейших повреждений. Позади лодки люди в пузырях перестраивались, а один из них хищно улыбался, глядя вслед судну.

И тут они почувствовали новый удар по корпусу.

Глава 9 ЗАХВАЧЕНЫ В ПЛЕН

Еще три камня упали на корабль практически одновременно. «Тритон» нырял и подпрыгивал, его болтало из стороны в сторону, так как равновесие постоянно нарушалось.

Лодка могла в любой момент перевернуться, а потому Дон вцепился в контрольную панель, желудок его сжался в комок. Кавано и Кейн отчаянно трудились, перебрасываясь короткими репликами между собой и с Халлером.

Каким-то образом Кейну удалось освободить балансировочные танкеры почти полностью, пока Кавано сражался и выигрывал схватку, удерживая «Тритон» в правильном положении с помощью кормовых двигателей и руля.

Халлер отдал приказ освободить балансировочные танкеры полностью, насос снова заработал. Скорость спуска стала сокращаться, пока корабль вообще не остановился. Но подняться они не могли даже на полном ходу двигателей.

— Найдите то плато, Миллер, — распорядился Халлер. — Нам придется снова лечь там на грунт.

Дон приступил к лихорадочным поискам, вскоре он обнаружил, что по чистой случайности они находились в точности над тем местом, на котором лежали. Он выбрал для посадки участок чуть в стороне от прежнего, чтобы оказаться подальше от опасной пропасти. Затем назвал координаты.

Они опускались по спирали. Морские люди, казалось, не возражали против такого курса, во всяком случае, они больше не беспокоили экипаж подводной лодки. Вероятно, все их маневры были направлены на то, чтобы удержать судно на дне, не пытаясь нанести реальный вред. Люди в пузырях двигались параллельным курсом, но держались на некотором отдалении. Большинство из них вернули камни назад в большой пузырь, и теперь плавали туда-сюда налегке.

Корабль лег на грунт в нескольких метрах от вмятины в иле, оставшейся от прежнего погружения. На этот раз не возникло никаких осложнений. Они нашли ровное место, вне скользких склонов, и опустились на него довольно мягко. Халлер одобрительно кивнул Кавано.

— Кофе, — выдохнул он, и это прозвучало как приказ.

Они перешли в кают-компанию, чайник с горячей водой был всегда полон. Дон не видел кока с того момента, как они покинули остров. Он представил себе маленького человечка, страдающего нервным тиком, незаметно для окружающих готовящего кофе и сэндвичи, опасливо оглядывающегося на собственную тень, избегающего прямого взгляда. Но вместо этого Дон с удивлением обнаружил, что худой маленький человек стоит совершенно прямо, ухмыляясь во весь рот.

Косой шрам пересекал его щеку.

— Как дела, командир? — обратился он к адмиралу.

Халлер усмехнулся в ответ и хлопнул кока по плечу.

— Не слишком хорошо, Хэм. Похоже, ты так и не ушел на пенсию. Мы здорово вляпались.

— Как-нибудь выкарабкаемся, — отозвался маленький человек. Он улыбнулся Дону. — Это лучший шкипер во всех ВМС, парень. Во всяком случае, один из самых лучших. Мы не раз ходили вместе, в первый раз еще до того, как он устроил горячий денек «Аннаполису». А помнишь, как ты съел ту дрянь, а, командир?

— Позже, Хэм, позже, — засмеялся Халлер, но тут же его лицо снова помрачнело.

В это время вошел Апджон, а следом за ним — Симпсон и Дрейк. Дон уставился на дядю и внезапно ощутил гордость за него. Симпсон выглядел обеспокоенным, но настоящего страха не испытывал. Дрейк был слегка испуган, он нервно облизывал губы, потирал руки, время от времени проводил ладонью по волосам, словно вытирал их насухо. Но оба беспокоились о судьбе корабля, а не о своей собственной.

Они обсуждали ситуацию, отбросив все формальности.

Снова звучали лишь имена — без фамилий или званий. Вошел Декстер, вопросительно взглянул на Халлера. На лицо его легла тень, когда он понял по выражению Халлера, как обстоят дела, но принял плохие новости как настоящий солдат. Он спокойно сел, вслушиваясь в разговор специалистов, но не сказал ни слова. Глаза его внимательно изучали окружающих, однако сам он явно не мог ничего предложить. Это был один из тех людей, которым нужен четкий приказ, чтобы приступить к действиям, сами они не готовы принимать решения. Дон мало знал о нем, но чувствовал симпатию к этому прямолинейному и открытому человеку.

Кок тем временем накрыл на стол, попытался собрать всех, приглашал садиться. Он приготовил омлет из консервированного бекона и замороженных яиц. Дон опустился на стул, аромат горячей еды вызвал у него острый приступ голода. И юноша первым взялся за тарелку, остальные последовали его примеру.

У специалистов было не так уж много идей, а в процессе обсуждения выяснилось, что все они ненадежны. Наилучшим вариантом признали предложение двигаться попеременно то вперед, то назад за счет реактивного двигателя.

«Тритон» мог резко прыгать назад и делать рывки вперед, однако при этом машина не могла работать на полную мощность. А горячая струя воды из сопла двигателя должна была подниматься вдоль корпуса, растапливая смолу, которой крепились к обшивке камни. Таким образом, появлялся шанс избавиться от них. Халлер отверг это предположение в разговоре с дядей Дона. Они уточнили, что горячая вода не будет достигать приклеившихся камней. Поток уйдет наверх и в сторону, не давая им никаких преимуществ.

В конце концов Дон высказал неизбежное предложение, которое вертелось в голове у каждого.

— Кто-то должен снова выйти за борт в глубоководном костюме. Если не удастся оторвать камни от обшивки, может быть, реально переориентировать выводящую трубу так, чтобы струя горячей воды шла в другом направлении и растапливала смолу.

Внезапно Декстер прервал обычное молчание и высказал свои соображения:

— И что станут делать люди в пузырях в таком случае, как вы думаете, молодой человек?

— Кто знает? — пожал плечами Дон. — Но с помощью сварочного аппарата будет не слишком трудно удержать их на некотором расстоянии. Он при желании может послужить нам оружием.

18
{"b":"117388","o":1}