ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дрейк придумал новую систему. На «Тритоне» был установлен маленький ядерный реактор оригинальной конструкции, достигавший сверхвысоких температур, которые не существовали в старых реакторах, а потому он быстрее и мощнее расщеплял атомы. Жар реактора использовался, чтобы превращать воду в пар — а этот пар служил своего рода реактивным топливом, стремительно вырывавшимся сзади через специальные сопла и толкавшим лодку вперед, точно так же, как реактивные двигатели позволяют самолетам развивать необыкновенно высокую скорость.

Более того, разогретая вода попадала непосредственно в океан. Дрейк и дядя Дона сумели разработать систему, которую не блокировала соль, а потому судно забирало воду прямо из океана, используя ее для образования пара. В результате появилась возможность убрать дополнительные турбины и моторы с корабля, оставив лишь маленький генератор, чтобы обеспечить экипаж светом и электроприборами для управления кораблем. Судно стало более автоматизированным и совершенным, чем все прежние модели. «Тритон» способен был двадцать раз обойти мир, не всплывая на поверхность, не нуждаясь в огромных запасах, превращавших любую иную подводную лодку в настоящее энергетическое предприятие.

Доктор Симпсон разработал корпус корабля на основе новых сплавов и новых методов укрепления металла, чтобы судно, несмотря на малые размеры, могло погружаться на самые большие глубины. Симпсон и Дрейк познакомились лет десять назад и обнаружили, что их идеи и устремления поразительно совпадают. И вот наконец результат их совместного труда воплотился в реальности и проходит испытания.

— Четыреста фатомов, — прозвучало из микрофона. Это означало, что подводная лодка погрузилась уже на семьсот с лишним метров.

Халлер и Симпсон вернулись в радиорубку и внимательно прислушивались. Микрофон сообщал все новые серии цифр, которые свидетельствовали о давлении на корпус, глубине погружения, сопротивлении металла и прочих аспектах процесса.

— Скорость тридцать узлов, глубина пятьсот, — сообщил Дрейк. — Мы вышли на намеченный уровень, Эд: девятьсот метров от поверхности воды, а давление составляет шестьсот килограммов на квадратный сантиметр. Судно даже малейшего сбоя не дает. Уже больше тысячи метров от поверхности…

— Пожалуй, вам пора возвращаться, — сказал Оимпсон в микрофон, склонившись через плечо Дона. — Для первого испытания достаточно. Мы должны осмотреть корпус самым тщательным образом, прежде чем продвигаться дальше.

— Хорошо, Эд. Мы идем наверх. Мы… Эй, смотрите! Там, сверху!

Внезапно донеслись звуки всеобщего смятения, Дрейк кричал что-то в отдалении от передатчика. Дон почувствовал, как у него мурашки побежали по спине, когда он представил, что на такой глубине треснул корпус. При давлении до семисот килограммов на квадратный сантиметр — в сто раз больше, чем обычное атмосферное давление — самое крошечное отверстие приведет к тому, что мощный поток воды буквально разорвет стальные листы.

— Вызываем «Тритон»! — почти выкрикнул он в микрофон. — «Тритон»! Отвечайте!

Снова раздался голос Дрейка.

— Извините, мне показалось, я что-то увидел. Это выглядело… ну, словно там, за бортом, был человек внутри пузыря! То же самое рассказывал Хоукс. А теперь уже ни малейшего следа. Наверное, какая-то странная глубоководная рыба, которую не встречали раньше.

— Вероятно, — отозвался Симпсон. Он взял полотенце Дона и вытер пот с лица, но голос его оставался спокойным. Давайте, возвращайтесь, Олли.

— Хорошо, — это было последнее сообщение, и передатчик отключился.

Халлер покачал головой:

— Может быть, эти ощущения возникают из-за глубины, — предположил он. — Они, в отличие от профессиональных подводников, не подготовлены к таким перегрузкам.

— Но если это всего лишь игра воображения, они не должны были видеть одно и то же, — с сомнением проговорил Симпсон. — А может, слова Хоукса спровоцировали образ, возникший в сознании Олли? Нет, вероятно, все обстоит так, как сказал Олли: какая-то необычная рыба, которая до сих пор не была обнаружена. А что показывает сонар, Дон?

Дон был рад, что на него обратили внимание, хотя испытывал некоторое беспокойство.

— Он ничего не показывает. Здесь встречаются холодное и теплое течения, в итоге возникает экран холодной воды между нами и подводной лодкой, который искажает показания сонара. Дядя Эдди, неужели могут быть люди, способные спускаться на такую глубину?

Симпсон рассмеялся, хотя глаза его оставались встревоженными и полными сомнений.

— Дон, ты еще скажи, что Шеп может летать! Конечно, никто не сумеет плавать на таких глубинах. Сотни фатомов от поверхности! Такое давление могло бы…

Его прервал внезапно оживший передатчик:

— Эд! «Тритон» потерял управление, — голос Дрейка звучал глухо, отражая с трудом сдерживаемое напряжение. — Что-то случилось с приборной доской, и кабели повреждены. Подожди минуту, я сейчас получаю изображение… Прут! Там что-то похожее на длинный металлический прут, который воткнут в систему кабелей.

— Субмарина оборудована обычными балансирующими емкостями? — быстро спросил Халлер, а когда Симпсон кивнул в ответ, развернулся к Дону и отдал приказ: — Передайте, чтобы они отключили и сбросили поврежденный блок и всплывали за счет аварийной энергосистемы.

Шеп недовольно заворчал, расслышав резкие интонации в голосе адмирала. Дон успокаивающе потрепал пса по холке и приступил к выполнению приказа. Халлер пробормотал что-то неразборчивое по поводу штатских, которые берутся командовать на корабле, но все же удержался от более явного проявления недовольства. Дон сначала рассердился на его реакцию, но потом подумал, что едва ли Халлер стал бы адмиралом подводного флота, если бы не разбирался в своем деле. Без дополнительного груза «Тритон» имеет больше шансов благополучно добраться до поверхности.

— Пытаемся это сделать, — ответил Дрейк. — Клапаны балансирующих емкостей тоже пробиты.

— В таком случае всплывайте вперед кормой, — приказал адмирал. Он снова повернулся к Симпсону. — Насколько я понимаю, у вас достаточно мощности, чтобы принять дополнительный груз?

— У нас большой запас прочности.

Ладони Дона вспотели от волнения, когда он выполнял распоряжения начальства. Он бросил быстрый взгляд на дядю и заметил, как тот встревоженно хмурится. Но Халлер сохранял невозмутимый вид.

— Все будет в порядке, сэр? — спросил Дон.

— Осталось еще много вариантов действий, — отозвался Халлер. — Они могут сбросить основной балласт, чтобы значительно облегчить лодку и всплыть. Но лучше будет, если им удастся сохранить в рабочем состоянии аварийную энергосистему. Ага!

На экране сонара появилось изображение. Дон увидел, что «Тритон» уже не был скрыт экраном холодной воды. Он повернул ручку передатчика:

— Докладывайте!

— Всплываем, — ответил Дрейк. — Но судно стало довольно неповоротливым, двигаясь кормой вверх. Оно… Эй! — На несколько секунд воцарилась тишина, а потом снова раздался голос: — Две рыбы, такие же, как прежде, или что бы это ни было такое! Они лишь мелькнули в иллюминаторе. По-прежнему выглядят как люди в пузырях. Должно быть, они двигаются с поразительной скоростью. Ага, кормовая энергосистема включилась, так-то лучше. Знаешь, Эд, когда мы приблизимся к поверхности, я направлюсь прямиком в док. Я убираю антенну, так что вы не увидите заранее, где именно мы поднимемся. Следите за приборами.

Он отключился, но сонар показывал, что подводная лодка приближается, теперь команда явно контролировала ситуацию, судно направлялось в док возле острова. Халлер еще несколько минут наблюдал за экраном, затем удовлетворенно кивнул и вышел на палубу. Симпсон взял чашку кофе, которую принес ему один из матросов, и сел рядом с племянником.

— Мы все еще собираемся проводить официальные испытания? — спросил Дон.

Сегодня проходили лишь предварительные тесты, которые должны были показать возможные ошибки и недоработки, прежде чем начнется основное испытание «Тритона» в присутствии широкого круга заинтересованных лиц. В данный момент на катере находился экипаж из пяти человек. Дону очень хотелось проводить официальные испытания, но он согласен был ждать, пока не придет для этого подходящее время.

2
{"b":"117388","o":1}