ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 17 СУД К'МИТА

С высоты крыши, на которой все они теперь находились, закрытые от города сферой, можно было разглядеть бассейн, в котором раньше находился «Тритон», а также значительное число людей, сновавших туда-сюда в костюмах-пузырях и на плавательных досках. Атланты предпринимали экспедицию, которой придавали исключительное значение, и специальные участники эксперимента отвечали за то, чтобы доставлять воздух тем, кто где-то в высоте, ближе к поверхности океана, наблюдал за перемещением подводной лодки.

Казалось, неистощимый поток морских людей двигался вверхвниз сплошной цепочкой.

С'нейфа был помещен в заключение вместе с экипажем «Тритона». Он сидел, обхватив колени и с горечью наблюдая за тем, что происходило возле бассейна. Он винил себя за провал попытки спасения, хотя он в точности следовал намеченному плану и никак не мог отвечать за то, что случилось.

Одновременно в его душе всколыхнулись все те сомнения, которые он заглушил в себе ради исполнения идеи спасения людей с поверхности. Соплеменники называли его предателем, а провал еще больше усугублял тяжесть обвинений.

— Может, им удастся сделать это, — с сомнением в голосе произнес Халлер. — Им достаточно легко удалось запустить двигатели и покинуть пределы города. Однако нам придется ждать того, что последует за их экспериментом. Боюсь, что простое возвращение «Тритона» на поверхность уже не остановит войну. Все зашло слишком далеко. И все из-за этого секрета купола!

Во всех разговорах сквозила горечь и досада. Особенно угнетала сама мысль, что кто-то из экипажа мог согласиться на сотрудничество с тюремщиками и предать своих товарищей. Вдруг Халлер приподнялся и указал вниз.

— Смотрите, там что-то происходит.

Все узники сгрудились возле низкой кромки крыши, там, где край пузыря давал возможность увидеть, что происходит внизу. На улице царило необычайное воодушевление. Горожане толпились у края бассейна, уже целые группы атлантов прыгали сквозь защитный купол в океан и обратно, причем теперь они уже не переносили с собой дополнительные емкости для воздуха. Некоторые из собравшихся вокруг бассейна размахивали руками. Звуки не проникали в импровизированную тюрьму, но пленники могли разглядеть, что толпа явно веселится. Халлер сокрушенно покачал головой. Через пару секунд смутная тень появилась возле оболочки купола, а потом в бассейн медленно опустился «Тритон», по-прежнему окруженный защитным пузырем.

На этот раз на нем не было утяжеляющих камней. Судно затащили внутрь города сотни людей, которые крепко тянули за собой веревки, обмотанные вокруг корпуса субмарины.

Большинство пловцов использовали традиционные доски с пропеллерами, вероятно, для того, чтобы увеличить силу воздействия. Как могли видеть находившиеся на крыше, сначала нос корабля проник сквозь защитный экран, а потом и весь корпус медленно скользнул назад в бассейн.

Мгновенно множество людей бросилось прямо сквозь окружавший судно пузырь. Они стали быстро разматывать веревки. Затем из корабля вытащили Кейна и Кении.

— Когда я доберусь до этих… — не сдержался Уолрич.

Халлер с упреком покачал головой.

— Мы ничего не будем делать им. Это приказ. Нам не нужны раздоры между своими. Наше положение в городе и без того достаточно плохое.

Примерно через полчаса Кении и Кейна доставили к остальным членам экипажа. Кении просто захлебывался криком. Потом бросил быстрый взгляд на сидевших на крыше, схватился за сердце и тихо сполз на свое место на циновке.

— Я старый человек, я обязан вернуться назад. Я нужен своей стране. Я незаменим.

— Придержите свое мнение при себе, — сурово сказал Халлер. — Мистер Кейн, с этого момента можете считать, что находитесь под арестом. Вы дезертировали и перешли на сторону противника, совершили акт незаконного захвата корабля, рассматриваемый как пиратство, а мера наказания вам будет определена позднее. Но сначала я хочу выслушать отчет о вашем поведении, и никаких пустых оправданий!

Штурман заметно нервничал, хотя старался держаться спокойно.

— Мы достигли поверхности, — с трудом выговорил он. Они поднялись в своих пузырях следом за нами. Мы не смогли избавиться от пузыря вокруг судна прежде, чем они появились. Мы вдвоем не могли управиться с кораблем, — Кейн стиснул руки, потом убрал их за спину. Вероятно, пытаясь таким образом взять под контроль свое состояние. — А чего вы ожидали от меня? Вы хотели, чтобы мы упустили единственный шанс только потому, что вы где-то там задержались?

— Это из-за вас был упущен наш шанс, мистер Кейн, — резко ответил Халлер. — У вас было достаточно времени, чтобы дождаться нас. Отправляйтесь на свою циновку и оставайтесь там.

Кейн стиснул кулаки, но не двинулся с места. Халлер сделал шаг вперед и остановился. Штурман еще секунду колебался, но потом молча прошел к своей циновке и уселся, отвернувшись от остальных. Тюрьма была окружена группой атлантов, которые указывали на заключенных. Вероятно, они желали посмотреть, что случится на крыше, когда два сбежавших пленника будут доставлены к своим товарищам, и были удивлены спокойным разговором.

Маггинс принес узникам еду.

— Завтра состоится суд, — сообщил он. — Я не должен сейчас с вами разговаривать. Чертовы дураки провалили все дело. Были бы у вас толковые люди, попытка бы удалась, адмирал. Хотел бы я походить на вас, когда был помоложе.

— План принадлежал Дону, — признался ему Халлер. — Я только руководил его исполнением. Я несу ответственность за всех своих подчиненных. Я доверяю им и потому готов принять их позор на себя. Что говорят обо всем этом в городе?

— Совет в полном замешательстве. Все, кроме К'мита. Он уже облачился в зеленый костюм.

С'нейфа издал тихий возглас, его лицо побелело. Он хотел что-то сказать. А потом заплакал, даже не скрывая слез.

— Зеленый цвет означает, что он носит траур по своему сыну, — пояснил Маггинс. — Он публично заявил, что С'нейфа мертв. Довольно трудно решить, как поступать с мальчиком, которого называют предателем, особенно Президенту Совета.

Халлер нахмурился.

— К'мит — правитель города?

— Что-то вроде этого. Я думал, вы знаете это. Совет имеет право наложить вето на его решения, но в остальном он практически единоличный правитель города. Так что у Дона есть шанс стать настоящим принцем, его пока не объявили мертвым. Завтра именно К'мит будет рассматривать ваше дело.

Маггинс ушел, забрав почти не опустевшие тарелки. Никто не испытывал голода. Халлер и Симпсон подошли к С'нейфе, пытаясь утешить его. Дон последовал их примеру, но не знал, что сказать. Он просто положил руку на плечо молодому атланту. С'нейфа похлопал его по тыльной стороне ладони. Дону показалось, что все это было, конечно, глупым и сентиментальным, но на самом деле правильным.

Они просидели без сна почти всю ночь, ничего не говоря друг другу. Когда огни в городе стали ярче, что означало наступление нового дня, они все еще сидели, как вечером, словно не прошло несколько часов. Маггинс принес утром только горький травяной настой, который взбадривал, помогал проснуться и ощутить прилив сил. Он поставил его перед пленниками, а потом принес еще какой-то большой контейнер и пояснил:

— Кофе. Я взял его на корабле. Они тут решили, что это ядовитое вещество, так что вам пить его не полагается. Но я решил, что сегодня это как раз то, что вам нужно. Конечно, нет молока, но…

— Ты просто волшебник, Маггинс, — вздохнул Апджон. — А как ты сам?

Маггинс мгновение поколебался, а потом согласно кивнул.

— Думаю, мне хуже от этого не будет. Давненько не пробовал кофе, — он облизал губы после смачного глотка, закатил глаза, демонстрируя удовольствие. — Если бы вы только знали, сколько лет я мечтал о чашечке крепкого кофе!

С'нейфа покривился, попробовав горькую жидкость, но все же проглотил его. Но поскольку у него не было привычки, он вскоре почувствовал стимулирующее воздействие кофе. Лицо его стало более оживленным, вернулись краски, заблестели глаза.

35
{"b":"117388","o":1}