ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Маггинс подождал, пока все допьют кофе, а потом сказал:

— Ну что же, полагаю, нам пора покончить с удовольствиями и приступить к делам дня сегодняшнего. Вы готовы предстать перед К'митом, который будет судить вас?

— Здесь? — удивился Дон. Он ожидал, что их поведут по улицам под охраной, что правосудие будет вершиться в пeреполненном людьми зале.

— Так гораздо проще, чем вести вас куда бы то ни было, — ответил Маггинс. — Они здесь всегда стремятся действовать самым простым образом. Готовы?

Халлер пожал плечами: — Какая разница — сейчас или в другое время?

Маггинс вышел из сферы действия защитного поля. Через несколько минут в тюрьму вошла группа охранников с оружием наготове. Они выстроились вдоль стены, окружив узников. Наконец появился и сам К'мит. Перед ним шел писец, который должен был запротоколировать все происходящее, и еще пять атлантов — вероятно, свидетели, которые должны сообщить остальным горожанам, что суд прошел правильно. Никаких защитников не имелось. К'мит был одет в ярко-зеленую одежду, но на лице его не замечалось и следа печали или разочарования. Он пожал руку Халлеру.

— Хорошая попытка, адмирал. Естественно, мы не могли допустить, чтобы она закончилась удачей для вас. Но вы неплохо управляете своими людьми.

Потом К'мит с улыбкой повернулся к Дону:

— Я должен признать и твои немалые заслуги в этом деле, Дон К'миллер. Но, судя по всему, ты выбрал сторону, которая влияет на тебя гораздо сильнее, чем я. Поскольку в том, что ты сделал, нет ничего позорного, я с удовольствием должен признать, что в мои преклонные годы обрел в тебе достойного сына. У человека должен быть хотя бы один сын. Но как К'мит, представитель интересов Млайану, я должен заявить, что ты совершил нечто запретное. Как К'мит, повелитель своего дома и семьи, я не нахожу ничего оскорбительного для себя в твоем поведении.

Он даже не взглянул в ту сторону, где стоял С'нейфа.

Когда Кении разразился очередным потоком слов, угрожая будущими карами со стороны его правительства, К'мит сделал знак одному из стражников, тут же шагнувшему вперед и нацившему оружие на сенатора, которому пришлось замолчать. Кении просто затрясся от ужаса.

— Теперь начнем суд, — произнес К'мит громко и отчетливо. — Прошу вас, садитесь, чтобы выслушать решение.

Он немного подождал, пока стражники заставляли всех подсудимых расположиться полукругом, а потом сам уселся в центре.

— Наша практика отличается от принятых у вас на поверхности правил ведения суда, насколько я представляю их по вашим книгам. Я сам излагаю все факты. Никакого спора и обсуждения не проводится. Поскольку я знаю все необходимые факты, то могу утверждать следующее. Вы покинули без разрешения тюрьму и предприняли попытку бежать из города, нарушив тем самым мое прежнее распоряжение относительно вас. Это относится ко всем, кроме моего сына Дона, который был свободен перемещаться внутри города, но который решил присоединиться к вам, а также, кроме того, кто был сыном моего брата К'майо, и который предал город Млайану. Вот факты. Но из уважения к вам я готов выслушать ваше мнение, если вы в чем-то не согласны со мной.

— Факты изложены правильно, — признал Халлер. Кении вскочил и закричал, сжал кулаки, размахивая ими в истерике.

— Я не желаю признавать эту пародию на суд. Я не желаю становиться участником такого возмутительного акта произвола и несправедливости. Прежде всего, я объявляю о своем дипломатическом иммунитете. Во-вторых, я…

— Заставьте его замолчать, — распорядился К'мит. Один из охранником мягко подтолкнул старого сенатора к его прежнему месту и нажал на плечи, вынуждая сесть. Сенатор откинулся назад, бросил умоляющий взгляд на Халлера, который невозмутимо смотрел на него.

— Благодарю вас, адмирал Халлер, — продолжил К'мит. — Как вы знаете, наши с вами правила и законы во многом различаются. Но вы находитесь в нашем городе, так что суд будет проходить по нашим правилам и установлениям. В течение ночи я размышлял, какие меры должен предпринять.

Он сделал паузу, а потом развернул свиток и прочитал написанные на нем имена — там были все, кроме С'нейфа и Дона.

— Мы находим, что безопасность Млайану требует более тщательной охраны перечисленных лиц. Их содержание под стражей официально объявляется пожизненным, в случае крайней необходимости, когда городу будет угрожать непосредственная и серьезная опасность, они будут в первоочередном порядке предоставлены милости океана. Субмарина «Тритон» должна быть приведена в состояние, не позволяющее совершать какие бы то ни было плавания, за счет устранения с нее всех устройств и приборов, которые обеспечивают ее действия, а также снятия всех танкеров, содержащих воду, чтобы, при малейшей попытке вывести ее за пределы города, она немедленно пошла ко дну. Содержание под стражей будет укреплено усилением защитного поля вокруг тюрьмы, которая будет устроена на отдельной неприступной скале.

Открываться будет лишь небольшой участок, размером не превышающий человеческую голову, через которую будет производиться обмен пищи и отходов жизнедеятельности. Ни один житель Млайану не имеет отныне права поддерживать какиелибо контакты с заключенными. Что касается Дона Миллера, нашего сына, мы запрещаем его пребывание в нашем доме впредь до особого разрешения. Мы приказываем поместить его в отдельную комнату под особую охрану. С ним будут обращаться, как с тем, кто может в дальнейшем поступить на службу Млайану. Его пес, Шеп, который представляет собой ценность для города, останется в нашем распоряжении.

Что касается бывшего сына К'майо, моего брата, решение будет следующим: он будет жить в доме брата его отца, но ему запрещено разговаривать с кем бы то ни было с этого дня и вплоть до смерти, если он не сумеет заслужить прощение города выдающимся поступком, доказывающим его раскаяние и преданность городу Млайану, который заставит всех горожан забыть о темных днях. Его будут называть Араин Нейфа, он будет слугой в доме, в котором обитает сейчас, или в который будет продан. Рассматриваться он будет ниже, чем представители самого низшего класса работников. В середине каждого дня он должен будет пересекать весь город, опустив голову и глядя под ноги, чтобы все могли учиться на его примере.

К'мит сделал большую паузу и потом торжественно произнес: — Это все.

Дон вскочил с места.

— Я признателен вам за снисхождение к моей персоне, сэр, — начал он, но слова не соответствовали его истинным мыслям, он просто чувствовал себя полным дураком перед всеми остальными. — Но я не заслуживал этого. Я хочу быть запертым вместе со всеми.

— Ты неправильно понял, — холодно сказал К'мит. — Тебе не сделано никакого снисхождения. Как мой сын, ты заслуживаешь особого наказания. Я убежден, что отделяя тебя от твоих товарищей и запирая в пустой комнате, я наказываю тебя гораздо серьезнее, чем остальных. Ты это скоро поймешь. Таким образом, приговор остается в силе.

Он снова пожал руку Халлеру, затем демонстративно положил ладонь на голову Дона. Потом активизировал свой пузырь и вышел из тюрьмы, за ним последовали стражники.

Один из охранников взял за руку С'нейфа, но тот, хотя и смотрел вниз, выпрямился и твердым шагом пошел вперед.

Дон повернулся к дяде, пытаясь улыбаться. В глазах Симпеона стояли слезы. Их руки на короткое мгновение встретились, но ни один не мог найти нужных слов.

Затем Дон вышел вместе со своим стражником, стараясь не расплакаться.

36
{"b":"117388","o":1}