ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он направился к тележке. Сохраняя молчание, Бузони пошел рядом с ним. Дорогу им преградила группа примерно из полудюжины мужчин. Один из них сделал шаг вперед:

— Значит, вот как вы обычно лечите ваших пациентов, доктор, — резко сказал он. — Успокаиваете их пустыми обещаниями, спихиваете на кого-нибудь другого и думаете, что ваша работа сделана?

Остальные открыли рты от удивления и собрались одернуть говорившего, но Бузони опередил их:

— Заткнитесь же, черт побери! — грубо сказал он.

По сравнению с этим высоким человеком с тяжелой челюстью Бузони казался совсем маленьким, но он просто толкнул его и отодвинул с дороги, давая Феррелу пройти. Вместе с доктором он забрался на тележку, в то время как остальные члены комиссии конгресса оторопело смотрели ему вслед.

Потом они повернулись к мужчине, кричавшему на доктора, но Феррелу было уже все равно, что они скажут или сделают.

— Еще некоторое время он будет жаждать моей крови, но Морган успокоит его, Роджер, — сказал Бузони и криво усмехнулся. — Завтра мы оба извинимся друг перед другом и пожмем руки. И, что забавно, на этом все, скорее всего, и закончится. В этом кругу так обычно и происходит. У меня никаких неприятностей не будет, так что забудь об этом. Скажи еще спасибо, что большинство в комиссии не такие, как он. Они согласятся со мной, когда я скажу, что ты все сделал совершенно правильно. И, возможно, они проследят за тем, чтобы молодому Мервину дали медаль.

Доктор устало кивнул головой: это не имело значения. Он совершенно не беспокоился о том, какие отзывы о его работе появятся в отчете по этому происшествию. С технической точки зрения этот случай не представлял собой ничего из ряда вон выходящего, и с ним справились быстро и правильно. Он знал это. Также он знал, что его сотрудники просто не в состоянии были совершить чудо, чтобы на месте гарантировать, что молодой человек будет жив, а главное- здоров, хотя он, безусловно, заслужил право на то и на другое. При современном состоянии медицинской науки это невозможно сделать. И до тех пор, пока такие чудеса невозможны, он не сможет получать полное удовлетворение от своей работы.

Потом он отвлекся от раздумий над этим случаем, похоронил его вместе с воспоминаниями о других трагедиях, лежавшими глубоко в его памяти. Однажды их накопится столько, что он будет больше не в состоянии терпеть их боль, и это будет значить, что он состарился. Но пока он еще мог нести их груз. Когда тележка остановилась, он пожал Бузони руку, обменялся парой ничего не значащих фраз о том, что надо бы встретиться на следующей медицинской конференции. Но, скорее всего, они там не встретятся, слишком уж большой была разница между практикующим врачом — Феррелом и оставившим практику Бузони. Он особо проследил за тем, чтобы инструменты, которые касались Мервина, были помещены в дезактивационную камеру, и только потом направился к зданию администрации для доклада Палмеру. Наверно, управляющему уже в общих чертах доложили о происшествии, но он непременно захочет подробнее узнать, какие шансы есть у молодого рабочего, и что для него можно сделать.

И возможно, ему нужно будет, чтобы рядом находился человек, которого он хорошо знает. Человек, который сможет поддержать его, когда он поймет: произошла та самая случайность, которая одна могла положить конец всем надеждам на то, что завод оставят в покое. Для самого завода это было обычное происшествие, но для того, кто никогда не был свидетелем несчастного случая на атомном производстве, оно могло служить окончательным и неопровержимым доказательством того, что все относящееся к атомным станциям опасно, и что их близость к населенным пунктам таит в себе угрозу. Доктор подумал, как Эмма отнесется к переезду — если только весь завод может переехать.

Глава 3

Аллан Палмер давно твердо усвоил, что управляющий должен находиться на своем рабочем месте — в кабинете.

Он шел к этому знанию долго, и это был дорогой урок, но в результате ему пришлось смириться с этой участью. За своим рабочим столом он делал ту работу, которую, кроме него, никто не мог выполнить: он управлял. Если бы он покинул свое место и отправился совершать подвиги, требующие отчаянного мужества, рабочие, возможно, полюбили бы его за это, но сами же и пострадали бы, потому что кто бы тогда занимался его делом?

Это был его секрет, его тайное знание, и оно позволило ему вознестись по служебной лестнице от простого инженера на стройплощадке, работавшего под началом седьмого младшего помощника, до поста главы собственной компании по строительству атомных реакторов, а потом и принять дело из рук никудышного прежнего руководства Компании, которое почти развалило все производство. Сидя именно за этим столом, он убедил Линка и Хокусаи развернуть их исследования по производству сверхтяжелых элементов на его предприятии и добыл огромные суммы, необходимые им для постройки первого конвертера. Сидя именно за этим столом, он рассчитывал однажды увидеть изобретенное Хокусаи топливо, которое позволит человеку долететь до Луны и вернуться на Землю.

Теперь он не перебивая слушал рассказ Феррела о происшедшем, борясь со знакомым желанием срочно бежать туда, отдавать указания в последней отчаянной попытке доказатьтаки еще не успевшей уехать комиссии, что завод безопасен.

Он заметил признаки напряжения на лице Феррела и, зная этого человека уже очень долго, достаточно долго, чтобы угадать, что он чувствует, понял, что тот переживает за него.

Доктор еще не до конца осознал, какие неприятные перемены это происшествие сулило и ему, и всем остальным.

Палмер откинулся в кресле, посмотрел в окно на Кимберли. Если сторонники закрытия заводов победят, за пять лет этот городок превратится в город-призрак. Без дешевой энергии, без атомного завода, от которого зависело все производство, он просто никому здесь не нужен. Что тогда доктор сможет выручить за свой дом? На те гроши, которые он как врач общей практики будет получать в умирающем городе, он не сможет оплатить весь курс обучения своего сына в колледже. А каково будет хромой жене доктора жить в том захолустье, которое останется здесь, если все ограничения, предполагаемые законом о заводах, войдут в силу? Доктор и сам не избежит дегтя и перьев. Если позволить им победить, каждый, чье имя ассоциируется с атомной промышленностью, станет неприкасаемым. Док еще не стар и мог бы вернуться в больницу, но с таким клеймом работать ему будет слишком тяжело. А на всем заводе было больше тысячи людей, которых ожидала подобная судьба. Они думали, что это его забота, но онто единственный из всех был в безопасности. Он мог бы сдаться, оставить борьбу, распродать все оборудование, хоть даже и за гроши, а потом уехать в Европу или уйти на покой. Его личным сбережениям ничто не угрожало.

И позволить этим проклятым глупцам, которые все говорят о перемещении атомных станций, попробовать перенести хотя бы один реактор, который проработал на этом месте уже двадцать пять лет, увеличивая свою радиоактивность каждую секунду?! Или оставить реакторы ржаветь и гнить без присмотра, пока заключенный в них ад не вырвется наружу, и люди не получат возможность потрогать радиацию своими собственными руками?!

— Док, — наконец проговорил он. — Ты со мной, по меньшей мере, двадцать лет. За все это время я хоть раз солгал тебе?

Губы доктора тронула улыбка, но Палмер и без этого знал ответ. Всегда говорить правду, говорить всю правду, как бы горька она ни была — вот еще один урок, который Палмер усвоил очень давно. Теперь, откинувшись назад в кресле, он старался придать своему лицу выражение спокойствия, которого на самом деле не было и в помине:

— Ну что ж, хорошо. Только, ради бога, не думай, что я приготовился сдаваться. Когда мы проиграем, я так об этом и скажу тебе. Возможно, из-за этого происшествия нас смогут на некоторое время загнать в угол, и скорее всего, с этим ничего не поделаешь. Но я знал, что что-то должно произойти — в таких обстоятельствах не могло не случиться какойнибудь неприятности. Все, на что мы могли надеяться, что никто не пострадает, или что жертв будет не слишком много. Может, это обойдется несколько дороже, чем мы можем себе позволить, но не настолько, чтобы я с этим не справился. Они ведь еще не сдвинули нас с места, и пока я жив, им это не удастся! Это я обещаю. А теперь отправляйся домой и отдохни, или оставайся здесь, но все равно отдохни, и прекрати забивать свою голову моими заботами.

49
{"b":"117388","o":1}