ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Незримые нити
Книга главных воспоминаний
Клуб «5 часов утра». Секрет личной эффективности от монаха, который продал свой «феррари»
Месяц в небе. Практические заметки о путях профессионального роста
Уборщица. История матери-одиночки, вырвавшейся из нищеты
Близость как способ полюбить себя и жизнь. The secret garden
Плюшевая засада
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Поцелуй под омелой
Содержание  
A
A

Теперь на экране появилось лицо Палмера. На этот раз он уже не пытался скрыть свое беспокойство.

— Что там, Феррел?

— Мне нужен Блейк. Без него здесь не обойтись. Оператор говорит — Да, — Палмер сдержанно кивнул в знак понимания. — Я и сам пытался связаться с ним, но у него никто не подходит. Есть какие-нибудь предположения, где его можно найти?

— Можно позвонить в «Синюю птицу» или в любой из ночных клубов поблизости.

Черт побери! Надо ж так случиться, что как раз сегодня Блейк отмечает свой юбилей. И не сказал, где его можно будет найти в это время. Палмер снова заговорил:

— Я обзвонил все рестораны и клубы. Сейчас мы пытаемся пробиться в кино и театры… Нет, и там его нет. Феррел, его никак не найти.

— Почему бы не дать открытый вызов по радио?

— Я… я бы давно это сделал, но это невозможно, — прежде чем ответить, управляющий колебался долю секунды, но его голос был тверд. — Кстати, мы предупредим твою жену, что сегодня ты домой не придешь. Оператор! Вы еще здесь? Хорошо. Соедините меня с губернатором!

Спорить с черным экраном было бессмысленно. Если Палмер решил не выпускать внешние телефонные звонки, он их и не выпустит. Один раз так уже было. «Все магистральные линии не работают… мы сообщим твоей жене… соедините меня с губернатором!» Они даже не позаботились о маскировке! Дженкинс невесело ухмыльнулся.

— Что ж. Мы отрезаны от внешнего мира. Я уже знаю об этом. Мейерс только что вернулась. У нее есть что рассказать.

Он кивком указал на медсестру. Она вышла из раздевалки и разглаживала форму. На ее почти красивом лице отражалось скорее недоумение, нежели тревога.

— Доктор Феррел, я как раз уходила, когда меня вызвали по громкой связи. Но мне пришлось долго прождать, прежде чем они впустили меня обратно. Нас здесь попросту заперли! У всех ворот дежурят охранники с револьверами. Без всяких объяснений они отправляют обратно всякого, кто пытается покинуть территорию. Они просто говорят, что никто не имеет права уйти или проникнуть внутрь, пока мистер Палмер не даст своего разрешения. Теперь здесь как в тюрьме. У вас есть какие-нибудь предположения? Из-за чего весь этот шум?

— Я знаю немногим больше вас, Мейерс, хотя Палмер и говорил что-то о неприятностях на Третьем или Четвертом, сказал Феррел. — Наверное, это просто меры предосторожности. Я бы подождал беспокоиться.

— Да, доктор Феррел.

Она кивнула и вышла в приемную, хотя по ее лицу было видно, что Феррел ее совсем не убедил. Док понимал, что ни он, ни Дженкинс не были сейчас образцом спокойствия и уверенности в себе.

— Дженкинс, — сказал он, когда сестра ушла. — Если вам известно что-нибудь, чего не знаю я, ради Майка, расскажите мне все. Я никогда не видел, чтобы здесь творилось что-либо подобное.

Казалось, Дженкинс не решается ответить. Потом он встряхнулся и впервые за все время работы обратился к Феррелу по прозвищу:

— Док, я не… я знаю только, у нас есть меньше оснований для самоуверенности, чем вы думаете. И я схожу с ума от страха.

— Давайте посмотрим, что у вас с руками.

Руки были своеобразным пунктиком Феррела. Он знал об этом и в то же время считал, что такое внимание к рукам никогда не будет лишним. Дженкинс с готовностью вытянул руки вперед. Они ничуть не дрожали. Он поднял руки вверх так, что свободные рукава халата скользнули ниже локтей, и Феррел с удовлетворением заметил, что из его подмышек не текло лишнего пота, свидетельствующего о том, что молодой человек испуган больше, чем можно судить по его лицу.

— Нормально. Мне все равно, насколько вы напуганы, мне и самому страшно не меньше вашего, но пока Блейка нет, а все медсестры и ассистенты разошлись, от вас мне понадобится все, на что вы способны.

— Док?

— Ну?

— Если вы доверяете мне в этом, я приведу еще одну медсестру, к тому же хорошую. Она сейчас не работает — наша работа не из спокойных, а я никогда не настаивал, но она семь шкур с меня спустит, если узнает, что мы попали в такую переделку и не вспомнили о ней. Позвать ее?

— Вы забыли, что звонков в город больше нет?

В первый раз за все время он видел на лице юноши неподдельный энтузиазм. Да и не важно было, хорошая она или плохая, если ее присутствие воодушевит Дженкинса.

— Давайте, если, конечно, вы сможете связаться с ней. Сейчас нам подойдет любая. Это ваша девушка?

— Жена.

Дженкинс пошел из офиса.

— И чтобы позвать ее, мне не нужна городская линия. Когда я позвонил ей, чтобы сказать, что мы остаемся на ночную смену, она сказала, что будет ждать. Так что сейчас она сидит на наружной автостоянке.

— Долго же ей пришлось ждать, — сухо заметил ему Феррел.

Дженкинс коротко улыбнулся, и на минуту его лицо стало почти мальчишеским.

— Ей положено ждать. А если вас беспокоит ее квалификация, должен вам сказать, что она ассистировала при операциях Бэйарда и Мэйо. Только благодаря ей я и закончил медицинский колледж!

Дженкинс вернулся одновременно с очередным сигналом сирены. У его губ по-прежнему лежали напряженные морщинки, но он выпрямился и ободряюще кивнул:

— Я обо всем договорился с Палмером, и он без лишних вопросов разрешил ей пройти на территорию. Похоже, оператор на коммутаторе получила от него указание наши звонки пропускать в первую очередь.

Док кивнул. Напрягая слух, он следил за гудением сирены; приближаясь, звук становился все громче, пока не оборвался на мрачной сипящей ноте. Феррел увидел, что Дженкинс направился к заднему крыльцу, и с облегчением вздохнул. Работать, даже под давлением экстремальных обстоятельств, всегда лучше, чем сидеть сложа руки и ждать, пока неприятности сами не обрушатся на голову. В приемный покой вкатили двое носилок. На каждых было по двое пострадавших. Феррел заметил, что Бил возбужденно говорит о чем-то с одним из подсобных рабочих. От обычной флегматичности водителя не осталось и следа.

— Все, с меня хватит! С завтрашнего дня я увольняюсь. Я больше не могу смотреть, как они выносят оттуда один труп за другим. Нет, ни за что! Мне там больше нечего делать. Там обойдутся и без нас. Если даже они и пройдут еще дальше, что толку? С этого дня я вожу только грузовик!

Феррел видел, что водитель находится на грани истерики, и оставил его в покое. Нельзя было терять времени: под лицевым щитком одного из скафандров он увидел кровавокрасное обнаженное мясо.

— Дженкинс, режьте и снимайте с него все, что сможете, — приказал он. — По крайней мере, снимите с них эти тяжелые скафандры. Дубильная кислота готова?

— Готова, — откликнулась Мейерс.

Дженкинс в это время помогал Джонсу снимать с людей тяжелые бронированные комбинезоны и шлемы.

Док снова включил ультразвук — пусть скафандры пока обеззараживаются. Сейчас было не время слишком привередничать в отношении дезинфекции, так что пускай за это принимаются ультрафиолетовые и ультразвуковые излучатели. В конце концов именно для того они здесь и стоят, и Феррелу пришлось положиться на них, несмотря на всю его нелюбовь к технике. Дженкинс покончил с первым этапом работы, полностью подготовив людей к операции, едва макнул руки в антисептик, сполоснул их и быстро вышел в душевую за свежими перчатками. Додд последовала за ним, а в это время Джонс подкатил троих раненых к столам посреди операционной. Четвертый умер еще по пути в лазарет.

Было понятно, что им предстояла грязная работа. Там, где металл скафандров касался кожи или приблизился слишком сильно, плоть обгорела, почти поджарилась — с корочкой.

Но это было только начало: на теле пострадавших имелись совершенно отчетливые признаки радиоактивного поражения. Причем, скорее всего, дело не ограничивалось поверхностными ожогами. Также были поражены кости и жизненно важные внутренние органы. Док вопросительно взглянул на Джонса, и тот вытащил из личного нагрудного значка пострадавшего отрезок фотопленки. Она совершенно почернела: безопасный порог облучения был существенно превышен.

И, что было еще хуже, спазматические сокращения мышц говорили о том, что радиоактивное вещество проникло прямо в плоть и непосредственно действовало на нервные окончания, контролирующие мышечную деятельность. Дженкинс бегло осмотрел дергающееся в конвульсиях тело своего пациента, и его и без того бледное лицо приобрело какой-то желтоватый оттенок. Он или впервые столкнулся с такими серьезными проявлениями радиоактивного поражения, или смог прочитать за этим нечто большее.

58
{"b":"117388","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
НЛП для счастливой любви. 11 техник, которые помогут влюбить, соблазнить, женить кого угодно
Поп на мерсе. Забавные и поучительные истории священника-реаниматолога
Трезориум (адаптирована под iPad)
Прекрасный подонок
О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий
Пепел книжных страниц
Франция. 300 жалоб на Париж
55
В тени сгоревшего кипариса