ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тёмный ручей
Погоня
До встречи с тобой
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Пойми меня, если сможешь. Почему нас не слышат близкие и как это прекратить
Женщины созданы, чтобы их…
Восемнадцать капсул красного цвета
М. Ю. Лермонтов Лирика. Избранное. Анализ текста. Литературная критика. Сочинения
Мастер войны : Маэстро Карл. Мастер войны. Хозяйка Судьба
Содержание  
A
A

Но Морган об этом и словом не обмолвился.

— Палмер, — начал он не тратя времени на длинные вступления. — Что бы случилось, сбрось сейчас кто-нибудь на завод водородную бомбу?

— Было бы много трупов, — ответил Палмер.

Он внимательно всматривался в лицо на экране, пытаясь прочитать по нему мысли Моргана. Тот, похоже, был совершенно серьезен.

— Я не имею в виду рабочих. Положим, что у них было достаточно времени эвакуироваться, — поправился Морган.

— Так ведь и я не имею в виду рабочих. Я имею в виду половину Соединенных Штатов! Конечно, последствия имели бы именно такой масштаб. Как только на всю массу И-R при взрыве бомбы обрушится огромная энергия синтеза водорода, атомы во всем объеме вещества перескочат энергетический барьер, и весь расплав в мгновение ока превратиться в изотоп Малера. Если мощности взрыва на первых порах не хватит на всю массу, дальше свою лепту внесет энергия, выделяющаяся при распаде первых атомов изотопа, и в этом случае точно так же вместо огромного количества расплава они за миллиардные доли секунды получат неуправляемый поток энергии и всевозможных осколков атомов.

Морган что-то пробормотал.

— Так я и думал. Я не слишком хорошо разбираюсь во всем этом, но того, что я знаю, достаточно, чтобы напугать меня до смерти. У меня не было времени прямо сейчас посоветоваться со знающими людьми. Вы уверены, что все так и будет?

— Хок уже давно все рассчитал и предупредил меня… Мацуура Хокусаи — вы уже слышали о нем, — объяснил Палмер. — Энергетический порог для реакций, которые могут идти в образовавшемся расплаве, в десять раз ниже, чем для реакции синтеза водорода., а выход энергии при равной массе в шесть раз выше! Однако самая серьезная опасность заключается в скорости реакции: по сравнению с нашим веществом водород просто медленно тлеет. А почему это вас заинтересовало?

Морган ответил не сразу. Сначала влажным носовым платком он вытер пот, который струился по его лицу так, как будто он только что пробежал марафон.

— Потому что здесь только что поступило одно блестящее предложение, и президента уже почти уговорили пойти на это, — он остановился, будто пытаясь сам поверить в то, о чем ему приходилось говорить. — Они хотят дать вам время до завтрашнего утра для эвакуации всех рабочих, а потом небольшими водородными зарядами разнесут завод ко всем чертям. Они там что-то рассчитали и говорят, что Кимберли при этом не пострадает, А я не могу переубедить их. Во время обсуждений меня только терпят и все. Если они узнают, что я проболтался об этом вам, мне просто надерут уши и вышвырнут оттуда. Вариант, который сейчас обсуждали в конгрессе, был типичным предложением людей, привыкших иметь дело с обычными материалами, где можно что-то решить методом грубой силы. Просто смести завод с лица земли — и больше с ним проблем не будет. Засыпьте всю комнату ДДТ, и вы избавитесь от клопов, а уж как избавиться от яда в смертельно опасной концентрации, можно подумать и попозже — вот стандартный ход рассуждений этих людей. Они не учли одного: в данном случае они столкнулись с веществом, которое не терпит таких быстрых решений. Здесь приходилось балансировать на тонкой грани между материей и энергий в чистом виде, и схемы, применимые к материи, в данной ситуации не работали. С И-R они, таким образом, разберутся, но при этом поблизости не останется ни одного живого существа, — во всяком случае, настолько близко, чтобы его волновала проблема устранения последствий такого решения.

— Чем я могу вам помочь? — спросил Палмер.

— Назовите мне имя самого лучшего специалиста, которого можно было бы пригласить сюда, чтобы он поговорил с ними и объяснил, чем это грозит.

— Моргенштерн из Эм-Ай-Ти, — ответил Палмер. — Или, если вам нужно раздобыть такого человека еще быстрее, возьмите Хейзелтона из Эй-И-Си. Он должен убедить их.

Конгрессмен фыркнул в трубку:

— Вы ничего не понимаете, Палмер. Вы думаете, что, приведя точные сведения о чем-то, можно убедить в своей правоте всех вокруг? Вы ошибаетесь. Они просто откажутся поверить, что их самая блестящая, самая оригинальная идея ни на что не годна. И нельзя же за полчаса втолковать им азы науки так, чтобы они поняли и все остальное. Они до сих пор строят умозаключения по механизму аналогии: огонь побеждают огнем, атомы — атомами. Да черт возьми! Хейзелтон уже годами спорит с ними по поводу всего, что связано с атомной промышленностью, и еще ни разу ему не удалось их в чем-то убедить. Я позвоню ему, но не слишком надейтесь, что он преуспеет на этот раз.

Палмер посчитал, что разговор окончен, и отвернулся к окну. Сейчас Морган и не думал играть. Это было совершенно ясно. Он рисковал всем, чего успел достичь, всем, что значило для него так же много, как завод для Палмера. А в своей области — политике — он был таким же специалистом, что и Хокусаи — в теоретической атомной физике. Палмер снова обернулся к экрану, уже приняв окончательное решение.

Он уже нарушил почти все правила, по которым жил до этого момента. Пришло время нарушить и последнее.

— Ладно, — начал он. — Скажите им, пусть успокоятся. Бомбы им не понадобятся, так как мы уже нашли способ погасить реакцию. Йоргенсон, человек, что разработал процесс… когда все произошло, он как раз был там. В ту самую секунду, когда конвертер взорвался, он производил очередную регулировку. Он выжил, и все это время находился внутри в скафандре Томлина, пока мы не добрались до него и не вытащили наружу. Теперь он вполне пришел в себя и набросал план, как прервать реакцию; в данный момент мои люди претворяют его в действие. Это сойдет?

— Может, и сойдет. Особенно эта чушь про то, как он там выжил внутри после взрыва и продержался посреди расплава до вашего прихода. До такой лжи сам я ни за что не додумался бы, но это вполне отвечает их представлениям о том, как должно вести себя это вещество. Они проглотят наживку. По крайней мере, вы получите отсрочку. Но если они когданибудь узнают, что мы их провели… да поможет нам бог!

Он повесил трубку, а Палмер поспешил к двери, чтобы очередной звонок не застал его у аппарата. После двух таких разговоров он почти с нетерпением ждал встречи с Хоком и был готов выслушать любую новость, которую тот сообщит ему, какой бы плохой она ни была, — а в последнем Палмер был совершенно уверен.

Глава 13

— Заживать и срастаться они будут долго и трудно, но это, по крайней мере, лучше серебряных ребер. Хотя, конечно, флюорография у него будет уже не такая симпатичная. Ну да ладно, это не имеет никакого значения, лишь бы он был в здравом уме.

Док стоял над Йоргенсоном с инструментами в руках и смотрел на зияющую в его груди рану. Все тонкие платиновые нити, соединявшие сердце и легкие Йоргенсона со стимулятором, уже были удалены, и органы подчинялись естественным нервным импульсам человеческого тела. Хотя теперь сердце работало не так уверенно и ровно, как при искусственной стимуляции, не было никаких тревожных сигналов. Дженкинс наблюдал, как Феррел начал сшивать края разреза, но потом перевел взгляд со стола за окно — к конвертеру.

— Док, он должен быть в здравом уме! Это единственное, на что нам остается надеяться, если Палмер и Хок посчитают, что все сказанное им, разумно. Какое-то решение должно быть, но без помощи Йоргенсона нам его не найти.

— Сдается мне, молодой человек, что вы и сами понимаете в этом достаточно, чтобы выдвигать собственные предложения. До сих пор вы ни разу не ошиблись, и если Йоргенсон выкарабкается…

Феррел выключил автоматическую иглу, наложил бинты и откинулся на скамейку. Теперь им оставалось только сидеть и ждать, пока лекарства не сделают свое дело и не приведут Йоргенсона в норму. Стоило ему только немного ослабить контроль над собой, как на него сразу же со всей силой навалилась усталость. Непослушными пальцами он стянул перчатки.

— Что бы там ни было, минут через пять мы все узнаем.

— Да поможет нам господь, док, вот что я скажу. У меня всегда было особое чутье во всем, что связано с атомной Нервы физикой. Я вырос вместе с ней. Но он человек с производства. Он работал здесь всю жизнь, неделя за неделей, да и нельзя забывать, что в первую очередь это его процесс… А, вот и они! Можно им войти, док?

80
{"b":"117388","o":1}