ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пауза.

— Ну помысли, — с тихой ненавистью процедила Лилен. — Я послушаю.

Макферсон вздохнул.

— Так не бывает, чтобы два здоровых нестарых человека вдруг одновременно внезапно умерли, — начал он.

— Какая умная мысль.

— Ты тоже думаешь, что их… убили? — шепнул Майк.

— Нитокрис сказала — отомсти.

— Нитокрис? — быстро соображающий Майк всё никак не мог сложить два и два. — Ты… Лилен, она сказала? Сказала ТЕБЕ? Ты… м-можешь…

— Я говорю с нуктами, — без выражения сообщила Лилен. — Я тут выросла. Что дальше?

— А она ещё что-нибудь сказала?

— Ничего.

— А ты можешь спросить?

— Я спросила. Она ответила — ничего. Тут ничего не было. И Малыш.

— Что — Малыш?

— Он ничего не почуял… — Лилен наклонилась, вытянула руку над гладким сводом малышова черепа, погладила, не притрагиваясь. Малыш застонал страдальчески, с почти человеческими интонациями; даже Майк сглотнул.

— Он долго не проживёт, — продолжала девушка. — Обычно бывает, умирают просто от тоски. Долго грустят, не едят ничего, ходят, лежат… а он мучается. Не защитил. Виноват…

Выпрямилась и вдруг остервенело дёрнула себя за волосы.

— Нукты. Нукты! Целая куча грёбаных драконов. Оружие! Их на войне используют! Мама с Малышом воевала! С ррит! И он ничего, ничего, ничего не слышал! — последнее она вопила уже в истерике, не слыша майковых уговоров.

— Лилен! — наконец, потеряв терпение, выкрикнул тот, — да заткнись ты! Я же… я же предложил подумать логически…

— Ну, — мгновенно утихнув, сказала она.

Полиция должна была прибыть с минуты на минуту. Майк посмотрел на убитых… возможно, убитых. На Малыша. На Лилен. И сказал:

— Пойдём отсюда.

Великая Мать всё ещё стояла над домом, замерев — словно в карауле над телом мастера.

— Наверное, нужно попросить её уйти, — сказал Майк шёпотом, точно это могло уберечь слух Нитокрис от непочтительных слов. — Полицейские летят.

— Сама уйдёт. Когда почует, что они близко.

Показалась Анжела. Шла, чуть запыхавшись.

— Я позвонила Игорю, — сказала она.

— По галактической? — глупо спросила Лилен.

Анжела приглушённо вздохнула.

— Да, по галактической… он вернётся так скоро, как сможет. Но в любом случае не раньше чем через две недели.

— Я хочу отсюда уехать, — Лилен покосилась на Майка, ища поддержки; тот смотрел тревожно и сочувственно, и Лилен впервые ощутила к нему что-то тёплое. — Меня допросить должны, да? Пусть допросят, а потом я уеду. Хоть в Город. Не могу я тут. Майк, ты со мной?

— К-конечно, — изумлённо подтвердил тот.

Анжела странновато, нехорошо улыбнулась.

— Ты не можешь отсюда уехать.

— Почему? — Лилен глянула на неё исподлобья.

— Здесь больше нет мастеров.

— И при чём тут я?

— Лилен… а сама не догадываешься? — ксенолог склонила голову к плечу, в прежней гримасе кривя полногубый широкий рот.

— Нет.

Анжела шагнула ближе к Лилен, сидевшей на скамейке у дверей коттеджа, опустилась на корточки, заглядывая в лицо.

— Послушай меня внимательно. Лилен. Ну-ка просыпайся! Я понимаю, что тебе тяжело, мне самой тяжело, но нельзя просто сидеть. Нам — нельзя!

— Почему? — равнодушно уронила та.

— Ты меня слушаешь?

— Слушаю.

Анжела помедлила.

— Считается, что только мастер способен говорить с самками нукт. Это не так.

— А как?

— Людей, с которыми согласны говорить матери прайдов, называют мастерами.

Нитокрис шевельнулась. Мягко, плавно, совершенно беззвучно заскользил в сторону огромный хвост, поднялась величественная голова. Ящеричьи лапы переступили, шагнули, шагнули снова, и вот Старшая уже скрывалась за деревьями, клонясь к высокой траве. Хвост, равный по длине телу нуктихи, вился за нею, словно живой. Мать уходила, потому что не желала видеть чужих.

— С тобой, — докончила Анжела, — согласны.

«Я мастер», — думала Лилен, пока Анжела с заведующим отчётностью, Крисом, встречали парней из посёлкового участка и выясняли, что теперь будет. Пассажиры полицейской «крысы» были давние знакомцы, младший из них вовсе сидел через парту от Лилен в начальной школе. Большой, двухмиллионный Город Терры-без-номера шумел за океаном, на берегу северного материка. Питомник биологического оружия и Академия располагались рядом с рыбачьим посёлком. Здесь все знали друг друга.

«Я мастер. Питомник не может оставаться без мастера. Я должна быть здесь по крайней мере до того, как прилетит дядя Игорь».

Она хотела попросить Анжелу или Криса, чтобы приютили её. Спать в своей комнате, в доме, где умерли родители, Лилен было страшно.

Майк стоял в стороне и усиленно размышлял.

Представители власти стояли на ушах. Главный мастер — самый уважаемый человек на планете, и не только на этой; случай небывалый, непредставимый, да ещё местра Мариненко, супруга второго мастера, подозревала умышленное убийство… Браконьеры да мелкое ворьё — вот всё, с чем местные полицейские имели дело; саботаж, учинённый одним рыболовецким предприятием другому, выходил преступлением века. Бедняги растерялись и не знали, за что приниматься. Лес, обступавший коттеджи персонала, кишел живым оружием: это тоже мало способствовало деловому настрою.

Лилен собиралась зажмуриться, чтобы не видеть, но не успела.

Увидела.

Мир заволокла мокрая пелена, невыносимая судорога искривила лицо, дыхание перехватило; девушка скорчилась, впиваясь ногтями в предплечья.

Из дома вынесли и положили в «крысу» два длинных чёрных мешка.

«Я мастер».

От мысли стало не легче — тяжелее, но навалившаяся тяжесть выдавила, убила слёзы. В голове поселились пустота и холод, и Лилен, наконец, смогла нормально думать.

…в сердце — осталось. Лилен понимала, что на всю жизнь, и приготовилась жить — с этим.

— Причину смерти установили, — сказал Майк. — Одинаковая. Кровоизлияние в мозг. Его причины — неясны. Следов яда не обнаружено. На телах нет видимых повреждений. Следов чужого присутствия, тем более, борьбы, не обнаружено.

Лилен сидела съёжившись, как будто мёрзла. Макферсон расхаживал перед нею взад-вперёд, встряхивая длинными волосами. Вид у него был вдохновенный.

— Я позвонил кое-кому, — продолжал он. — Есть версия. Можно спровоцировать внутренние повреждения при полном отсутствии внешних, если перехватить контроль над биопластиковым костюмом.

— У папы не было костюма. Круче папы не было телепата. Кто в его присутствии умудрился бы что-то сделать так, чтобы он не заметил?

Макферсон сник.

— Майк, — сказала Лилен. — Тут нуктовый питомник. В лесу. Сюда нельзя незаметно приехать. Тут нельзя незаметно ходить. Драконы, они чуют лучше даже сенсорных камер. Кто? Как?

Режиссёр поморгал, уцепившись большими пальцами за брючный ремень. Некрасивое выразительное лицо стало строгим.

— Лилен, — проговорил он, — если нельзя понять, как, может, подумать, кому это было нужно?

Лилен смерила его пасмурным взглядом.

— Перед второй войной, — она пожала плечами, — погиб земной питомник и вся тогдашняя Академия Джеймсона. Мама рассказывала. Академия раньше на Земле была, в Аризоне… Ррит на наших кораблях расстреляли караван. Его нарочно им подставили. Устроили, чтобы лишить Объединённый Совет оружия и обвинить в недееспособности. Идиоты.

— Да, — согласился Майк, — идиоты убивают нукт. Умные убивают мастеров… — он вдруг бросился к Лилен и сжал в объятиях, точно пытаясь от чего-то закрыть собой. — Лили! — выговорил ошеломлённо, — ты тоже мастер!

Лилен вздрогнула и от неожиданности даже не попыталась его отпихнуть.

— Местра Анжела рассказала об этом полицейским? — шёпотом спросил Майк.

— Не знаю, — тоже шёпотом ответила Лилен. — Могла. Чтоб успокоить. Они очень перепугались, что мастера больше нет.

— Надо спросить. Вдруг… вдруг узнают?! Ведь и тебя убьют!

— Спокойней, — прошипела она. — Пусти…

27
{"b":"117394","o":1}