ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты старше меня на семь лет, не забывай об этом, — отвечает Терадзава. — Хотя в твоём возрасте пристойно иметь проблемы с памятью. Бедняга Тярри.

— Ты прекрасно выговариваешь моё имя, поганка, — хмыкает Айлэнд, — не кочевряжься. Думаешь, я не знаю, что ты упаковался в пластик на десять лет позже меня? Вот она, коммерческая неэффективность. Так что я ещё помоложе буду, Ши-Ши.

— Зато я сжёг тебе куда больше нервных клеток.

— Мечты, мечты.

— Ты плохо выглядишь, Тярри. Тебе нельзя напрягаться.

— Ещё как можно. Я живу полноценной жизнью в ожидании дня твоих похорон. Клянусь, что оторву зад от шезлонга и самолично прилечу в твой милый садик почтить прах.

— Я был бы рад, Тярри. Но, боюсь, у меня остались кое-какие незавершённые дела в этом мире. Как только я разберусь с ними, немедленно отправлюсь к предкам.

— Помочь? — с энтузиазмом предлагает Айлэнд.

— Да, прошу тебя, Тярри.

— Ну?

— Видишь ли, я непременно должен посетить твои похороны.

Любезнейший местер Айлэнд хохочет, откинув голову.

Ему сто двадцать шесть лет.

Физически — семьдесят, а с виду — не более пятидесяти пяти. Реклама производителей медицинского биопластика правдива, как сердце воина. Местер Терадзава Сигэру, первый человек, занимавший кресло Начальника Дикого Порта, на семь лет моложе мультимиллиардера Айлэнда и выглядит ровесником его пластикового полувека.

Только глаза обоих выдают возраст: уже почти нечеловеческие глаза.

Терадзава дважды ставил Айлэнд Инкорпорэйтэд на грань банкротства. Айлэнд поднял армию и выбил три четверти конкурирующего флота. Терадзава сорвал секретные научные разработки Айлэнда, выставив его в глазах общественности попирателем прав человека. Айлэнд заручился поддержкой сенатора Джейкоба и провёл через него законопроект, почти лишивший Дикий Порт притока мигрантов-людей. Они обменялись сотнями подобных ударов, ведя непрекращающуюся политическую, финансовую и порой — обычную кровавую войну. Количество впустую проплаченных заказов на убийство друг друга эти двое подсчитывают, постоянно сбиваясь и споря, с искренним смехом.

Сколько бы лет ни давали им на первый взгляд, людям не очень свойственно жить второй век. Их дети — сами уже прадеды, их ровесников не осталось на свете. Старые короли пережили свою ненависть. Едва ли не через день они звонят друг другу — с Земли на Терру-без-номера, с Терры на Землю — и обмениваются колкостями.

Когда один действительно умрёт, второму станет незачем жить.

— Сегодня, — говорит Айлэнд, — особенный день. Ровно сто лет назад мы с тобой повстречались впервые.

— Я знал, что ты хранишь тот день в памяти.

— У меня нет склероза, в отличие от некоторых. Я всё помню, — американец жмурится. — Ты был чертовски хорошенький — в плащике и с крашеными волосами…

— Ты был самым нелепым гайдзином из всех гайдзинов, которых я когда-либо встречал, Тярри. И до сих пор носишь это почётное звание.

Чарли смеётся.

— …я принял тебя за девочку!

— И сто лет после этого сублимировался в финансовые войны, — скорбно качает головой Сигэру. — Мне жаль тебя, Тярри.

— Сдохни уже, скотина косоглазая, — ласково говорит Айлэнд и вдруг подмигивает. — А у меня для тебя подарок.

Терадзава смотрит на американца вопросительно и насмешливо.

— Я к тебе киллеров подослал, — сообщает тот. — Как в старые добрые времена.

— Очень мило с твоей стороны, Тярри. Я знаю. Их четверо, их рейс прибыл два часа назад.

Айлэнд расплывается в ослепительной молодой улыбке. Комплект зубов у него даже не третий — четвёртый.

— Удачной охоты, ублюдок, — тепло желает он.

— Спасибо, — лукаво опускает глаза Сигэру. — Тебе тоже…

Теперь можно сказать с уверенностью: сегодня превосходный день.

Скоро меж сияющих облаков мелькнёт серебристое тело «Ирмгард», опустится неподалёку. Удобство обладания яхтой ясно лишь тому, кого зовут в гости хозяева личных архипелагов. Яхта принадлежит Рихарду Люнеманну, преемнику Терадзавы в кресле Начальника, ещё одному гайдзину — впрочем, приятного хладнокровия и изысканного вкуса.

Сигэру в своё время был не прочь создать на Порту корпорацию, возглавляемую династией, как приличествует настоящему человеку. Но планета принадлежала не только людям, и он не решился до такой степени утверждать власть. Кроме того, подходящего наследника всё равно не было.

Минако-химэ… умная, сильная девушка, но это слишком для неё тяжело.

Море шумит. Местер Терадзава развлечения ради просматривает досье жертв, подаренных ему Айлэндом. Как славно, как мило, очень приятно, что здесь Чарли не стал дешевить и не попытался осмеять противника. Сказать по чести, Сигэру, зная айлэндовское чувство юмора, опасался, что тот заказал его каким-нибудь оборванцам, наркоманам или сумасшедшим сектантам. Испортить охоту так легко. Вдобавок он потерял бы лицо перед Люнеманном и Этрима. Ужасно.

Но нет, кажется, Чарли и впрямь позволил себе побыть сентиментальным. Конечно, ведь сотая годовщина — не шутка.

Сигэру улыбается, читая отчёты о предыдущих операциях киллеров. Это действительно сильные профессионалы, с большим опытом. Очень дорогие. Очень успешные люди. Наверняка работают с изрядной предоплатой. Ах, Чарли, в глубине души ты такой тонкий, предупредительный человек… жаль, что раньше мы были заняты другим.

Иноуэ сообщает, что всё подготовлено для охоты. Хозяин кивает, не удостаивая его взглядом: он захвачен чтением. Одна из историй поистине фантастична. Пройти охраняемое здание насквозь, миновать сотни сканеров и десятки охранников, чтобы выполнить особое условие заказа: прикончить жертву должен не «москит», маленький робот-убийца, а человек. Глядя в глаза.

Но и этот красивый, отчаянный, достойный высокобюджетного боевика квест меркнет перед следующим.

Убийство коменданта Маргариты. Неужто — их слава? Терадзава слышал о нём, такое не могли замолчать, хотя и выдали за несчастный случай. Каким-то образом четвёрка сумела перехватить контроль над одной из «спящих ракет», космических мин времён Великой войны, спрятанных в поясе астероидов возле Марса. Когда яхта коменданта на пути к материнскому миру вышла из мерцания, дряхлая защитница Земли проснулась и ринулась следом…

Невозможно придумать лучше.

Сигэру скептически поджимает губы. Или хакер четвёрки — гений, или что-то здесь неладно. Быть может, высокие связи, секретные сведения, нарушающие чистоту игры… Показать файл Иноуэ? Нет, пусть подтверждает свою компетентность. Ах, Чарли, гайдзин неотёсанный, какую загадку ты задал, как сумел встряхнуть одряхлевшие мысли, погнать старую кровь по телу! Спарринг с тобою — лучшее, что есть в жизни.

Японец улыбается, прикрывая глаза. Право, ему пристало чувствовать неловкость. Его подарок не настолько роскошен.

Местера Терадзаву отнюдь не тревожит совесть. Ведь их с Чарли невинные игры очищают мир от преступников. К тому же, киллер должен быть готов не только к чужой смерти. И наконец, чего, спрашивается, ещё достойны те, кто берёт деньги за убийство беззащитных стариков, никому на свете не причинивших зла?

От края к краю рассветного неба, не таясь, проносится двояковыпуклый диск. Яростно сверкают бортовые огни; даже звук, который издаёт рассекающее атмосферу судно, заглушён не до конца. Братья этого пилота по разуму, неосторожности и любопытству ещё в начале тысячелетия напропалую нарушали конвенцию о невмешательстве в развитие докосмических рас… По окончании Великой войны к аннексированному Ареалу ррит прибавилась почти треть Ареала лаэкно, отданная не по битве, но по договору — в возмещение морального ущерба. Не один гордый Атк-Этлаэк с позором лишился тогда своего звания.

Необъятные просторы Ареала человечества до сих пор не успели изучить толком.

Диск описывает гигантскую параболу, на миг почти исчезнув из поля зрения. Возвращается, и… о нет.

— Врежешься в Такахаси — убью, — негромко обещает Терадзава, следя за яхтой насмешливым взглядом.

35
{"b":"117394","o":1}