ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На этом песня заканчивается.

Начинаются факты.

На летней веранде роскошного клуба-ресторана «Пелагиаль» расположилась компания детей Седьмой Терры. Третий этаж, великолепный вид на залив: лучшие места. Слово «Урал» и болтовня по-русски — как платиновая кредитка.

Подразумевает.

Даже Дельту впустили, не моргнув глазом. Теперь дракон лежит у ограды, накушавшись костей с кухни, и чутко дремлет; тепло и светло в мыслях маленькой женщины, которую он опекает, не о чём тревожиться живому оружию…

— Есть такой закон природы, — объявляет Костя Полетаев, особист Райского Сада под кодовым именем «Солнце». — Если на планете одновременно окажется двое или больше наших, они обязательно соберутся вместе и выпьют.

— А другой закон такой: куда бы ты ни прилетел, там обязательно окажется какая-нибудь Чигракова.

— Гады! — хохочет Таисия. — Север, дай мне бутылку, я их оболью!

— Вот ещё…

Кайман ржёт, как жеребёнок. Его всё время разбирает смех — с тех пор, как Лилен нашла, что они с Солнцем похожи на непутёвых родителей, которых то и дело вразумляет деловой ребёнок Светка.

«Крокодилыч! — с детским восторгом сообщил Солнце. — Ты мама, понял?»

«Это ты мама. У тебя хаер длинный».

«Я выше!» — отрубил Полетаев, но Юра гнусно захихикал и таким образом оставил за собой последнее слово.

Их много, они говорят быстро и одновременно… Лилен беспомощно думает, что её русский совсем не так хорош, как казалось. Но семитерране, собравшись компанией, чувствуют себя дома, и их обычная замкнутость исчезает куда-то; даже аристократическое высокомерие Чиграковой, оказывается, лишь маска для чужих, а на самом деле она простая девчонка, смешливая и шалая. Почему Костю зовут Солнцем, с самого начала было понятно. Узнав, что кличка, в некотором роде, официальна, Лилен удивилась. Добродушнее человека, кажется, просто нет на свете, разве может таким быть особист?

С ними весело и легко.

Уральцы поначалу пытались обсуждать дела. Покушение. Тех людей, что занимались проектом «Скепсис», работали на судоремонтном. Солнце пересказывал новости, говорил про внеочередной анкайский саммит — Лилен половину не поняла, половину прослушала, потому что разговаривала с Шеверинским. Кайман потребовал у хозяйки зала листок электронной бумаги, запустил новостной сайт и отыскал в архиве программу, отснятую на Анкай. Краем глаза Лилен замечала, что там идут интервью, сначала с премьер-министром Урала, потом с другим, неизвестным ей политиком. Подумалось, что Макферсон сейчас точно бы ей всё объяснил: и кто это, и что у него за цель, и что на самом деле там на Анкай происходит, и чем предположительно кончится. У Майка какие-то невообразимые связи. Он вполне может переписываться по галактической связи с аккредитованными на Анкай журналистами и получать от них конфиденциальную информацию.

Да ну и шут с ним, с Майком. Север рассказывал про Степной, столицу Урала; с воздуха, с «крысы», город похож на букет цветов или замерший фейерверк…

Увидав неизвестного Лилен чернобородого человека, особисты Седьмой Терры только что не завизжали, как фанаты на концерте.

— Чего это они?

— Это же Ценкович! — ответил Север, смеясь. — Борода! Он их всех там купит, продаст и снова купит со скидкой, как б/у!

— Во-во! — подтвердили хором, — всё галактическое сообщество обует! — и принялись вспоминать, как однажды Эльнаумыч-Борода, пролетая над Эрэс, учудил что-то невообразимое. «По аварийной связи! — стонал Кайман, — «Вы, — говорит, — все психи, вам всем нужно оказывать квалифицированную помощь в стационаре!» Чигракова заметила, что некоторым безусловно, и рассказала байку: как удивился кто-то, узнав, что она по образованию психотерапевт. «Слыхал я о медсёстрах-телохранителях, гувернантках-телохранителях, моделях-телохранителях, но психотерапевта-телохранителя вижу впервые».

Элия Ценкович. Тот человек, которого пытались убить. Судя по всему, сделать это непросто. С Анкай делегация должна было лететь сюда, на Землю-2, с официальным визитом, и готовилась новая попытка…

Триумвиры Урала и родители Лилен.

Как вышло, что они оказались в перекрестье одного и того же прицела?

Питомник…

Или не питомник?

Дельта просыпается и встаёт на лапы. Шевелит хвостом, приподнимается, оглядывает окрестности; тихо шипит в задумчивости. Лилен настораживается: нукта что-то почуял? Но беспокойство должно было передаться ей, как экстрим-оператору, а ничего…

Дракон медлит, шевеля верхней губой — и идёт к ним.

Мимо Лилен.

К Юре Этцеру по кличке Кайман.

Тот довольно ухмыляется, бестрепетно скармливает Дельте половину жаркого и треплет дракона по темени, как большого пса.

Лилен сидит с открытым ртом.

Этого не может быть!

Есть, конечно, домашние породы, но Дельта — боевой… даже больше, чем боевой, у него нет оператора, он муж нуктихи, он почти дикий! Одно дело — дети, но с чего ему так доверяться, почти унижаться перед…

— Чего, Крокодилыч, опции демонстрируешь? — радуется Солнце.

— Тренируюсь… — бурчит довольный Кайман.

— Да какие там опции, — едва слышно замечает Димочка. — Они же родственники. Оба — рептилии…

Он удивительно тих и незаметен. Успел много выпить, но пьяным не кажется. Тонированной до снежной белизны коже бледнеть некуда; под ярким солнцем Васильев кажется серым и известково-пыльным. Когда он не пьёт, то крутит на пальцах серебряные кольца, и под ними уже — болезненная краснота.

Шеверинский думает, что Птиц опять в депрессивной фазе. И опять из-за Кнопки. Сам взял и растравил себе рану. По-хорошему, не стоило тащить его сюда, но Север понадеялся на Лилен. Да и вообще казалось, что Димочка думает уже не о том. Он ещё по пути рассуждал и злился: «Если Флейту Тихорецкую сняли с миссии на Терре-3 и перебросили сюда, обеспечивать безопасность…»

«Должен же кто-то обеспечивать безопасность, — вполголоса ответил Север. — Алентипална не может ещё и об этом думать, у неё другие проблемы».

«Но здесь же я!» — изумился Птиц.

«Мы не полная команда, — из чувства долга напомнил Север, уже понимая, о чём речь. — Лена молодец, конечно, но на ответственное задание её не потащишь. А Ручей или Мультяшка такое не вытянут».

«Это очень в духе Бороды… — вслух думал Димочка, задрав брови в беспомощной гримасе. — Слова дурного не сказав, услать в Зажопинск пузо на солнышке греть… И грей, пока тошно не станет…»

Шеверинский думал, что Бабушка поступает правильно, а Борода поступает эффективно. Алентипална попросила мать Птица позвонить сыну и утешить. Элия Наумович больно пнул Птица в самомнение.

«Север! — жутковато хихикнул Птиц. — Меня отстранили от работы».

Шеверинский только пожал плечами: твоя корректорская воля говорить «меня» вместо «нас», но утешать тебя я при таком раскладе не стану. Он подумал, что Таис кругом права, нужно было плюнуть на всё и написать рапорт о расформировании. Когда-то им троим было хорошо вместе, но команда не заменит семью. Лена Полетаева выбрала правильно, и будет счастлива: Солнце мужик из мужиков. А ему поначалу казалось, что нельзя сейчас бросать Димыча, не по-дружески это, да и не хотелось отчаянно, пусть Ия намекала, что Птиц без мощного амортизатора рядом будет летать ого-го каким штопором. Но чем дальше в лес, тем больше дров. Птичьи свистопляски надоели до чёртиков, и перспективы самые мрачные. Ну, прилетит Борода великий и ужасный. Скажет: «цыть!» — и Синий Птиц какое-то время будет шёлковым. А потом? Даже если Лена бросит карьеру актрисы и пойдёт учиться в Эрэс, это займёт много лет…

«Где моя Кнопка?» — прошелестел Димочка, только завидев Полетаева.

«Ну почём я знаю, где у тебя кнопка», — спокойно ответил Солнце, глядя на него сверху вниз.

«А! — громогласно вспомнил Север, — Полетаев! Как жена молодая?»

Солнце расплылся в улыбке настолько блаженной и гордой, что Таис неприлично фыркнула в фужер.

«Уже», — сказал Костя.

62
{"b":"117394","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Практическая магия для начинающих
На службе Его Величества
Ромео должен повзрослеть
Ледяной дождь
4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца
Любовь к несовершенству
Мир измененных. Книга 1. Без права на ошибку
Монах, который продал свой «феррари»
Пофиг на все! Как сберечь нервы и покорить любую вершину