ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Намедни пришло письмо из Центра, где среди прочего было, что мы молодцы, что кабель тянули, но там решили выделить деньги на оптоволоконный кабель, чтобы от помех для приборов избавиться. С одной стороны, обидно, что весь героический двухнедельный труд – насмарку, но с другой стороны, если бы мы этим не занялись, то и оптику закупать никто бы не стал. Будем считать, что это мы репетировали прокладку оптики:)

ЧАСТЬ 7

А у нас снег выпал. Не очень много, но остров наконец-то стал белым. Разумеется, у меня возникло непреодолимое желание покататься с горы на борде, в субботу подбил еще несколько человек, и стали мы пробиваться к горе. Именно пробиваться, потому как сильный ветер надул из этого снега барханы как раз поперек пути на гору. Достаточно смешное передвижение теперь получается – шагаешь спокойно по камням, засыпаным на несколько сантиметров снегом, после чего тропинка ныряет вниз, но снежный слой остается ровным, и ты с разгону погружаешься по пояс в сугроб и барахтаешься там, пытаясь найти опору. Снег свежий, мягкий, слежаться еще не успел, и выбраться удается только с большим трудом.

На скалы забираться еще веселее – долго обтаптываешь место на склоне, где долдна быть тропинка между камней, находишь ее, продавливаешься вперед и опять начинаешь топтаться. К тому времени, как мы добрались до горы, кататься уже не очень хотелось:) Но раз уж пришли – то надо оправдать этот тяжелый переход: до вершины горы от станции получается чуть больше километра, но шли мы его минут 50. Спускаться по такому снегу на доске было гораздо приятнее, чем товарищам на лыжах – мне удавалось проваливаться в рыхлый снег несколько меньше. А вот с подъемом было совсем тяжко. Впрочем, бугель уже готов, ждет только, когда насыпется достаточно снега для его установки. Уже вот-вот. Вобщем, после пары спусков у меня ломается пластмасска на креплении, которую я все собирался починить еще в Киеве, и все воспринимают это как знак, что пора возвращаться обратно и начинать готовиться к торжественному ужину.

На обратном пути попалось стадо пингвинов. Забавно было наблюдать за их перемещением. Выбираясь на берег, они с удивлением обнаруживали, что ходить по такому глубокому снегу у них не получается, плюхались на живот и, отталкиваясь крыльями и лапами, скользили вперед. Оставшиеся после них следы выглядели, как будто по снегу проползла куча гусениц.

Вообще, пингвины (и котики тоже) любят на животах кататься, мне иногда приходилось наблюдать их развлечения, когда они по очереди забираются повыше, плюхаются на пузо и спускаются как на горках.

Если стать на берегу и закрыть глаза, тосоздается полная иллюзия, будто где-то вдали едет огромный железнодорожный состав. Лед постоянно ломается, и этот грохот сливается в перестук колес. Иногда на материке от ледника откалывается особо большой кусок, тогда слышится очень низкочастотный грохот, как от далекого взрыва. Случается, что и проплывающие мимо айсберги иногда трескаются, звук получается как выстрел, громкий и резкий. Но вообще говоря, в наши проливы большие айсберги заплывают очень редко, зато вдали постоянно можно видеть несколько огромных ледяных пиков. В позапрошлой экспедиции ребятам случайно удалось заснять, как разрушается такой айсберг, получились достаточно редкие кадры.

А сегодня я наконец-то ступил на материк. Но об этой поездке я напишу в следующей части:)

22 апр 2007

ЧАСТЬ 8

В воскресенье, 22го апреля, произошло знаменательное событие: нога Южного Медведа впервые коснулась материка Антарктида. Все видеокамеры (аж одна) фиксировали этот великий момент, все радиостанции (карманный передатчик) вели прямую трансляцию с берега Антарктиды, к которому причалила наша лодка. Я пытался поизнести что-то торжественное и подобающее моменту, типа про маленький шаг одного человека и т.п., но мне сказали «Не задерживай выгрузку:)!» и спихнули на берег.

Там недалеко от берега стоит домик, носящий название Rasmusen Hut и служащий как бы «охотничьим домиком» на случай всяких непредвиденных событий. Была когда-то история, что полярники переправились по льду через пролив, потом налетел ураган, лед поломал и они жили в этом домике 2 месяца, ожидая, пока к домику можно будет на лодке пробиться.

Места там не очень много, где-то как 2 вагонных купе, 2 двухъярусных кровати, печка и коробки со всяким НЗ. Сначала походили вокруг домика, осмотрелись, потом решили подняться по скале вверх, к леднику. Оттуда открылся изумительный вид на окресности, на ледяные поля, скалы. Налюбовавшись природой, мы просто легли на снег и, как пингвины, поехали вниз наперегонки.

Материк очень гористый, с почти вертикальными скалами, и по расщелинам между пиками ползут многокилометровые ледники, обрывающиеся в конце пути в океан. Над водой получается огромная ледяная стена высотой с шестнадцатиэтажку и очень красивого голубого цвета на изломах. От нее и откалываются айсберги. Домик построен позади скалы, рассекающей ледник и там находится чуть ли не единственное место на многие километры вокруг, где можно пристать к материку, эдакая бухточка с щебеночной осыпью к самой воде. Горловина у бухточки довольно узкая, и при выходе из нее нас ждал сюрприз – пока мы гуляли, сюда подплыл небольшой айсберг и наглухо перегородил выход. Разумеется, оттолкнуть айсберг – никаких сил не хватит, мы уже начали прикидывать, как будем лодку через него перетаскивать, но потом заметили, что приливом льдину тащит дальше в бухту. Подождав немного, мы увидели открывшийся проход к чистой воде, узкий, но лодка должна была пройти. Тут же с воплями «Давай! Толкай! Быстрее!» начали протискиваться, отталкиваясь веслами и баграми и надеясь, что айсбергу не вздумается двинуться обратно и раздавить лодку между льдами, как «Челюскина».

Выскочив на чистую воду, вдруг вдали мы заметили огни какого-то корабля. Вскоре смогли разглядеть ледокол, идущий по проливу на одну из американских баз. Они тоже нас заметили, сбросили ход, все высыпали на борт, фотографируя неожиданных попутчиков. Я, как радист, сначала попытался вызвать их со своей карманной радиостанци, потому как на базе не осталось никго, говорящего по-английски. Но почти сразу выяснилось, что на борту есть какая-то американская студентка, у которой родители были из Львова, и тогда уже ребята с базы смогли с ними на украинском общаться, т.к. мощности моего передатчика было явно маловато.

Мы подплыли, поздоровались, перекинулись парой фраз, и пошли на базу, потому как близилось время ужина. Их пригласили зайти в гости, но капитан сослался, что времени мало, они должны туда успеть, пока погода не испортилась, пожелали нам успешной зимовки и пошли своей дорогой. Но обещали зайти на обратном пути.

А вечер воскресенья, а потом еще и понедельник и часть вторника я занимался «выпиливанием лобзиком». Бугель уже готов и ждет снега, но система там такая, что идет веревка, к которой надо прицепляться специальным зажимом, и это зажим удобен для лыжников, но никуда не годится для бордера, да и вообще там конструкция не очень удачная, двумя руками надо крепко сжимать, в конце подъема отцепить и т.д. Я начертил схемку замка по принципу жумара, но с возможностью отстегивать, просто дернув за веревку. В воскресенье из пивных банок, пружинок, проволки и ниток сделал маленькую действующую модель для проверки идеи. В это время сам себе напоминал Дока из «Назад в будущее», который тоже любил делать подробные модели:)

В понедельник покомался в хламе, нашел нужные детали, материалы и исчез в мастерской на полтора дня. Мастерская у нас отличная, сделать здесь можно все что угодно, только инструмент специфический, английский, с дюймовым шагом размеров вместо метрического.

Первая версия замка не удалась и была забракована, вторая получилась гораздо удачнее и после некоторой доводки я устроил испытания – натянул веревку и начал отрабатывать пристегивание-отстегивангие, натяжку, только до реального подъема дело не дошло. Народ ходит вокруг и хихикает: «Ты что, собираешься здесь на борде кататься? А снега не будет – нашу станцию готовят к перепрофилированию в фермерскую, еще чуть-чуть потеплеет и будем тут бананы-апельсины выращивать:)»

8
{"b":"117396","o":1}