ЛитМир - Электронная Библиотека

Перспективное внедрение

«…Разработка аутентичной биографии для наших агентов всегда была одним из самых сложных и кропотливых видов работы. Достоверная «легенда» — это залог успеха всякой разведоперации, своего рода обоснование нахождения агента именно в этом месте, а не в каком—либо другом. Тщательно разработанная «легенда» декларирует финансовые дела разведчика, определяет его жизненный уровень и возможность распоряжаться определенными денежными суммами. Второй немаловажный момент — это правильный выбор профессии агента. Экзотическая или общественно малозначимая работа не может служить достаточным прикрытием агенту, действующему на вражеской территории в военное время. Так, в предвоенные годы во Франции мы приобретали для наших резидентов небольшие продуктовые магазинчики, табачные лавки, газетные киоски. Таким образом, наши резиденты легализовали получение определенных доходов и могли проводить конспиративные встречи с агентурой, не вызывая ни малейшего подозрения. Другая группа — агенты—маршрутники, агенты—коммивояжеры и т. д. — казалось бы, также имела возможность беспрепятственно выезжать в любые интересующие нас районы страны. Ошибочность нашей методики в полной мере проявила себя после начала военных действий и принудительной эвакуации гражданского населения, например, из непосредственно прилегавших к «линии Мажино» населенных пунктов и вообще из районов дислокации гарнизонов пограничных и фортификационных укреплений на территории Франции.

Нам приходилось всячески маскировать разведдеятельность офицеров и сотрудников абвера и на территории нейтральных государств — в противном случае страна пребывания могла не продлить им визу и выдворить из страны. Наши офицеры—разведчики, как правило, работали под дипломатическим прикрытием. Гражданские агенты абвер–1 числились сотрудниками торговых представительств Германии. В некоторых случаях учреждались специальные экспортно—импортные фирмы. Ино Роланд, резидент абвер–1 и глава экспортной компании «Трансатлантика» в Буэнос—Айресе, настолько успешно вел торговые дела с несколькими европейскими государствами, что фактически содержал агентурную сеть в Аргентине и приобретал необходимое оснащение для диверсионно—разведывательных операций абвера в этом регионе. Следует добавить, что реализация подобного рода проектов выглядела не только экономически, но и коммерчески обоснованной при концентрации усилий германских внешнеторговых организаций в предвоенное и особенно в военное время.

Во Франции мы неоднократно пытались установить контакты с сотрудниками и техперсоналом инженерно—конструкторских бюро, занимающихся разработкой новейших систем вооружений. Речь шла и о перспективных исследованиях французских радиологов и физиков—ядерщиков, которые в тот момент, строго говоря, не могли считаться разработкой нового оружия: радиоактивное заражение, действие облучения, расщепление атомного ядра и т. п. Я получил конкретные указания на этот счет незадолго до отставки в 1943 г.: во—первых, получить результаты лабораторных исследований французов; во—вторых, выяснить, как далеко вперед в области управления цепной реакцией ушли наши главные противники — США и Великобритания; в—третьих, получить аналитическую информацию об общем уровне ядерных исследований в мире и возможностях боевого применения атомного оружия. Управление Аусланд/Абвер/ ОКБ предполагало использовать полученную развединформацию при заброске агентуры в Великобританию и Соединенные Штаты…»

Агентурная сеть в США

«…До объявления Германией и Италией войны Соединенным Штатам 11 декабря 1941 г. организация разведывательных операций на североамериканском континенте была для Управления Аусланд/Абвер/ОКВ относительно несложным делом. В разведывательном плане нас мало интересовали сухопутные силы и военно—морской флот, поскольку информация о структуре, вооружении, дислокации и тактико—стратегических доктринах американских вооруженных сил регулярно публиковалась в открытых источниках, специальных и военных печатных изданиях. Повышенный интерес абвера вызывала авиационная промышленность США (производительность, возможности перевода оборонной промышленности на военные рельсы, новейшие конструкторские разработки и принимаемые на вооружение типы самолетов). При этом американские власти, промышленники и прочие ответственные лица проявляли редкостное легкомыслие и доверчивость, всячески «содействуя» нам в получении секретной развединформации.

Мы использовали несколько способов внедрения агентуры на интересующие нас военно—промышленные объекты (заводы, фабрики, конструкторские бюро и т. д.). Главная специфика нашей деятельности заключалась в том, что в Америке практически ничего не значили прекрасно изготовленные или подлинные дипломы, свидетельства, аттестаты и т. п. Могло пройти немало времени, прежде чем внедренный агент привлекал внимание руководства своим прилежанием и неординарными деловыми качествами. В Германии мы вербовали прекрасных инженеров и техников и забрасывали их в США после соответствующей подготовки. Они появлялись в офисах американских авиакомпаний в безупречно сшитых костюмах и нанимались на работу простыми монтажниками или сборщиками. В некоторых случаях потребовались годы напряженного труда, несколько вовремя и в нужном месте оброненных профессиональных замечаний или безукоризненно выполненных чертежей, чтобы вызвать повышенный интерес работодателя. Талантливые агенты (многие из них впоследствии были допущены к разработке самых секретных проектов) действительно пробивались наверх, благодаря высокому профессионализму, а не проверкам на лояльность и благонадежность — в этом также заключалась одна из особенностей разведдеятельности абвера на американском континенте. Если по каким—либо причинам профессиональная карьера агентов не складывалась, их главной задачей становилось налаживание устойчивых долговременных контактов с инженерно—техническим персоналом предприятий, на которые они были внедрены.

После вступления США в войну по всей стране прокатилась волна арестов немцев, заподозренных в шпионаже. Наши впечатления о полном бездействии американской полиции оказались ложными: оказалось, что ФБР давно вело слежку за многими германскими агентами, а большинство радиопередатчиков было запеленговано. Легкомысленная недооценка американской полиции сказывалась и в поведении многих агентов, которые для получения информации и вербовки осведомителей намекали о своей деятельности в немецких клубах. В результате этих арестов была ликвидирована практически вся агентурная сеть довоенного времени, и мы были вынуждены приступить к созданию новой. Однако не могло быть и речи о привлечении к сотрудничеству этнических немцев, поскольку все они находились под пристальным наблюдением американских спецслужб.

Серьезные сложности доставляла нам дорогостоящая и длительная операция по заброске агентуры из Европы. Пассажирское авиасообщение с Америкой на период военных действий было временно прекращено, а билеты на трансатлантические лайнеры можно было приобрести только через систему предварительной продажи, что крайне осложняло проведение оперативных разведывательных мероприятий.

Время от времени возникала необходимость отправки агентуры через Аргентину или Бразилию. Проблематичность южноафриканского варианта заключалась, в первую очередь, в невозможности оснащения агентуры радиопередатчиками. В том случае, когда агент выдавал себя за беженца и ввозил в страну контейнеры с имуществом, мы маскировали аппаратуру под бытовую технику, например, вмонтировали рацию в холодильники или радиоприемники. По части пеленгации американские спецслужбы значительно оторвались от своих европейских коллег, поэтому мы предпринимали беспрецедентные меры предосторожности: частая смена мест и времени выхода в эфир, например, сеанс радиосвязи из перемещающегося по трассе автомобиля, регулярная смена частот и сокращение времени передачи.

Чтобы получить въездную визу в США, Бразилию, Аргентину или Мексику, требовалось доказать наличие устойчивых деловых связей с представителями торгово—промышленных кругов каждой из упомянутых стран. Достаточным основанием для выдачи визы в американском консульстве считалось предъявление делового письма, в котором было написано о необходимости присутствия европейского партнера в США, например, для заключения договора или уточнения условий контракта. Наши агенты в большинстве случаев могли предъявить подлинную деловую переписку с солидными и хорошо известными в американских промышленных кругах фирмами и обосновать таким образом необходимость получения визы, хотя получение такого рода документов и вызывало определенные сложности для Управления Аусланд/Абвер/ОКВ.

18
{"b":"117397","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Награда для генерала. Книга вторая: красные пески
50 смертных грехов в русском языке
О, мой босс!
Прощание с плейбоем
Заказано влюбиться
Ночь
Прощай, Гари Купер
Говори как английская королева / The Queen’s English and how to use it
The Game. Игра