ЛитМир - Электронная Библиотека

4. Если завербованные абвером иностранцы не могли использовать собственные загранпаспорта (например, документы были просрочены или же по каким—либо причинам появление новых визовых отметок в паспорте было нежелательно), специалисты А–1/Г изготавливали фальшивые бумаги, соответствующим образом подделывая подлинные документы, широкий ассортимент которых имелся у нас.

5. Агенты, пересекавшие границу через пограничные переходы или нелегально, в зависимости от задания могли пользоваться как подлинными, так и фальшивыми документами. В последнем случае требовалось подделывать въездные и выездные визы. Подделкой документов занимались и эксперты 6–го управления РСХА, причем персоналии вносились либо абсолютно произвольно, либо соответствовали анкетным данным реально существовавшего, но не имевшего ничего общего с разведкой лица.

Для выполнения задания и обеспечения соответствующего уровня жизни каждый агент получал определенную сумму в валюте. Если она превышала официально разрешенную к вывозу за рубеж, Рейхсбанк по нашему представлению давал специальное разрешение, которое предъявлялось на германской таможне. Крупная сумма денег могла вызвать подозрение у зарубежных таможенников, поэтому агент мог либо рискнуть и попытаться провезти деньги контрабандно, либо оставить на одном из перевалочных «У»—пунктов в нейтральной стране. Такого рода «почтовые ящики» были созданы еще в мирное время Экспертами А–1. Совместно с центральным отделом и группой ЦФ они занимались нелегальным вывозом за рубеж валютных резервов для обеспечения и проведения диверсионно—разведывательных операций. Подобным образом за границу переправлялись и радиостанции (в случае легального перехода границы агентом).

Если связь с «Центром» предполагалось осуществлять по почте, агент снабжался химикалиями для изготовления симпатических чернил. С химпрепаратами сложностей не возникало, поскольку их маскировали под какое—нибудь безобидное лекарственное средство, например, упаковку с аспирином. Фотоаппаратура переправлялась по каналам «У»—связи. Техотделы абвера постоянно усовершенствовали фотооборудование в целях его минимизации. Так, в Риге был сконструирован мини—фотоаппарат «Минске», размером с зажигалку. Обеспечение и оснащение агентуры, постоянно проживающей за рубежом, осуществляли курьеры абвера, резиденты (доверенные лица) и службы нелегальной «У»—связи.

Агенты, прошедшие подготовку в разведшколах и спецлагерях на территории рейха, переправлялись за рубеж следующим образом:

1. Легальное пересечение границы наземным или водным путем; а также пешком через пограничные переходы.

2. Воздушным путем, пользуясь услугами германских или иностранных авиакомпаний.

Первый и второй способы требовали наличия безупречных (желательно подлинных) документов.

3. Нелегальный переход так называемой «зеленой границы» (т. е. не через пограничные переходы и КПП). Такой способ заброски агентуры часто использовался в мирное время, а после начала войны на границах с нейтральными государствами. На Востоке: на германо—чехословацкой, германо—польской и германо—литовской границах и на германо—советской демаркационной линии после оккупации Польши вермахтом и РККА. На Западе: на французской, бельгийской и голландской границах.

4. Во время войны часто практиковалась заброска агентов наземным путем через германский передний край и линию обороны противника на наиболее подходящих для этого участках фронта. Обеспечение перехода разведчиков в тыл врага возлагалось на старших офицеров армейской разведки (1–«с») штабов групп армий, действовавших в тесном контакте с войсковыми командирами.

5. Десантирование на парашютах в глубоком тылу вражеского фронта. Для этих целей в распоряжении А–1 находилась эскадрилья особого назначения «Гартенфельд» (по существовавшей в люфтваффе традиции названная так по имени ее командира, майора Карла Эдмунда Гартенфельда).

6. При отступлении вермахта с оккупированных территорий диверсионные подразделения абвера отсиживались какое—то время в надежных убежищах, а после продвижения вперед соединений Красной Армии приступали к выполнению поставленного задания.

7. Высадка диверсионно—разведывательных групп на вражескую территорию с бортов подводных лодок или моторных яхт. Применялась в войне против Великобритании и США. Несколько абвергрупп были высажены подобным образом на западном побережье Африки.

Существовало несколько способов связи (передачи собранной развединформации) агентов с Управлением Аусланд/Абвер/ОКВ:

1. Письма.

Из—за границы агент отправлял письмо в рейх или нейтральное государство по подлинному адресу и на имя реально существующего лица (как правило, внештатного сотрудника абвера). По другому варианту письмо могло быть на имя вымышленного лица, но с указанием реального адреса: в этом случае выбирался какой—нибудь доходный дом с множеством часто меняющихся квартиросъемщиков. Почтовые отделения предупреждались заблаговременно, и как только на имя указанного лица приходила корреспонденция, ее передавали сотрудникам абвера. В некоторых случаях агент отправлял письма в нейтральные государства «до востребования», на имя доверенного лица или члена ВО. Часто использовались и абонементные почтовые ящики для последующей передачи корреспонденции с курьерами «У»—связи.

2. Телеграммы.

Для срочной передачи информации. Текст телеграмм составлялся и согласовывался перед заброской, и в зависимости от развития ситуации агент отправлял то или иное внешне безобидное послание, имеющее, тем не менее, строго определенный смысл. Этот способ связи применялся редко.

3. Видовые открытки.

В этом случае текст роли не играл, а смысл послания передавало заранее оговоренное изображение. Например, открытка с фотографией городской ратуши означала: встреча состоялась. Во время войны этот способ связи не применялся, поскольку видовые открытки для международного почтового сообщения не принимались в обоих направлениях.

4. Радиостанции.

Переносные коротковолновые радиостанции были лучшим и быстрейшим видом связи агентов с «Центром». Рации, которыми оснащались практически все агенты Управления Аусланд/Абвер, изготавливались и проходили стендовые испытания в техническом отделе А–1/и. После начала военных действий на европейском театре инженеры—конструкторы А–1/и после некоторых усовершенствований использовали и трофейные коротковолновые радиостанции. Радиограммы принимались на фиксированных частотах в заранее установленное время. В каждом военном округе была так называемая «радиостудия» — замаскированный приемо—передающий радиоузел. Лаборатория и центральный узел связи А–1/и находились в Штансдорфе под Берлином.

5. Снабжение (оружием, боеприпасами, батареями питания, продовольствием и т. д.) действовавших во вражеском тылу агентов—парашютистов осуществлялось по воздуху. Например, в определенном квадрате местности в установленное время выбрасывались грузовые парашюты.

6. Микрофотография.

А–1 и некоторые ВО располагали соответствующей аппаратурой. Транзитные агенты и доверенные лица абвера, возвращавшиеся в рейх, привозили собранную зарубежными резидентурами развединформацию в микроконтейнерах, помещавшихся, например, под ногтем на пальце руки или ноги».

Операция «Северный полюс»

Помимо обеспечения и проведения контрразведывательных мероприятий в рейхе и за рубежом на абвер–3 было возложено и осуществление специфических операций: совместно с гестапо и СД подразделения А–3 принимали активное участие в подавлении движения «Сопротивления» в Западной Европе, полицейских и антипартизанских операциях в Бельгии, Голландии и Франции. Исследователь гражданского сопротивления на оккупированных территориях, немецкий историк Хайнц Кюнрих в своем труде «Партизанская война в Европе с 1939 по 1945» называет число павших бойцов «Сопротивления», партизан и их пособников:

Албания 28000 Бельгия 9800 Болгария 29240 Голландия 2000 Греция 40000 Дания 1 214 Италия 76500 Норвегия 6000 Польша 8000 °CССР 5 909225 Франция 400000 Чехословакия 300000 Югославия 305000 7 186 979

35
{"b":"117397","o":1}