ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В начале 81 года он завершил операции на Сицилии и в Африке. Дальнейшее Плутарх излагает следующим образом. Сулла приказал молодому полководцу распустить армию и с одним легионом ожидать преемника. Солдаты Помпея возмутились. Тот просил их не бунтовать и будто бы даже угрожал самоубийством, если они не утихомирятся. Диктатор же сказал друзьям, что не дело в его возрасте воевать с мальчишками – хватит с него Мария Младшего, который доставил ему столько хлопот. Общественные симпатии, согласно Плутарху, были на стороне Помпея, и Сулла решил не упрямиться. Он позволил ему вернуться, встретил его далеко за пределами города (большая честь!) и приветствовал прозвищем «Великий». Прозвище это закрепилось за Помпеем навсегда. Сам он, опьянев от успеха, стал претендовать на триумф (разумеется, не над марианцами, а над их союзниками-нумидийцами). Диктатор отвечал, что Помпеи не занимал ни преторской, ни консульской должности, какие только и дают подобное право. [1348]Даже Сципион (будущий Африканский), разбив карфагенян в Испании, не просил триумфа. Однако Помпеи, узнав об этом, будто бы сказал, что люди больше поклоняются солнцу восходящему, чем заходящему. Пораженный Сулла, услышав о столь дерзких словах, вскричал: «Пусть празднует триумф!» (Помпеи. 13–14). [1349]

Итак, выходит, Сулла спасовал перед открытым бунтом и пошел на поводу у «мальчишки»? Историки вспоминают в данной связи попытку отстранения от командования отца Помпея, Страбона, которая кончилась весьма печально. [1350]Но это не объясняет, почему диктатор позволил «юнцу» праздновать триумф, на который тот не имел никакого права.

Что же случилось на самом деле? Попробуем взглянуть на события попристальнее. Прежде всего следует отметить: Плутарх – наш единственный источник, и в том, что зачастую он, мягко говоря, не совсем точно описывал события, мы уже могли убедиться не раз. Когда возникла изложенная им версия? И кто ее автор? Очевидно, она появилась много позже смерти Суллы, когда Помпеи стал одним из первых людей в государстве. В 81 году это было отнюдь не очевидно, да и вряд ли юный полководец осмелился бы называть себя восходящим солнцем, а Суллу – заходящим. А вот через 10–15 лет он вполне мог позволить себе такое. Точно так же Помпеи мог выдумать историю о бунте своих войск в Африке, который он-де усмирил, хотя с ним и поступили несправедливо. Кто-то из окружавших его писателей – Посейдоний Апамейский или Феофан Лесбосский – подхватил ее, обогатив красочными подробностями.

Стало быть, Плутарх или его источник все выдумали? Точного ответа нет. Мы не знаем, присылал ли в действительности Сулла приказ Помпею распустить войско, за исключением одного легиона. Вся история могла быть придумана для объяснения того, почему Помпеи явился в Италию со всей армией. В 60-х годах, когда политическая обстановка сильно изменилась, ему вряд ли было выгодно лишний раз вспоминать, что Сулла позволил ему это из особого расположения. Куда выигрышнее выглядела история о противостоянии диктатору, благо никто не стал бы проверять наличие в архивах копии его письма Помпею с приказом о роспуске войск. И кто стал бы выяснять достоверность колких реплик, которыми якобы обменивались через посланцев Сулла и Помпеи? А вот то, что диктатор встретил его с почетом и дал ему право на триумф, несмотря на ворчание своих сторонников, было фактом вполне достоверным и всем известным.

Итак, 12 марта 81 года Помпеи отпраздновал триумф. [1351]Плутарх рассказывает, что воины потребовали от полководца слишком больших подарков, угрожая расстроить торжество. Но тот заявил, что готов отказаться от триумфа, но заискивать перед воинами не станет. Сенатор Публий Сервилий Ватия, прежде возмущавшийся амбициями «мальчишки», теперь воскликнул: «Вот теперь я вижу что Помпеи и впрямь велик [1352]и достоин триумфа!» Плутарх только забыл уточнить, сколько именно воинов пытались шантажировать полководца – их число было, видимо, слишком незначительно, чтобы Помпеи стал беспокоиться. Он захотел пойти на неслыханное новшество – его колесницу должна была везти четверка не коней, а слонов. Но ворота Рима оказались слишком узкими, и от экзотической затеи пришлось отказаться. В остальном триумф прошел успешно и немало способствовал славе молодого полководца (Помпеи. 14; Изречения царей и полководцев. 88.5-5а; см. также: Цицерон. За закон Манилия. 61; Ливии. Периоха 89; Веллей Патеркул. П. 40. 4; Плиний Старший. VII. 96; VIII. 4; Аппиан. ТВ. I. 80. 368).

Но для чего Сулле понадобилось так привечать молодого полководца? Причины его симпатий нам неизвестны. Конечно, победы Помпея в 82 году в Этрурии во многом обеспечили Сулле успех у стен Рима – если бы не они, у марианцев вполне хватило бы сил разгромить его у Коллинских ворот. [1353]Но ведь Красе и Офелла тоже имели немалые заслуги, что не спасло одного от опалы, другого – от гибели. Помпеи же, напротив, удостоился неслыханной чести. Вряд ли кто-то теперь объяснит причины благосклонности Суллы. Между тем он не только позволил «мальчишке» отпраздновать триумф, но и решил породниться с ним, хотя и весьма экстравагантным способом. Диктатор велел ему развестись с Антистией, отца которой убили марианцы. Вместо нее Сулла с согласия Метеллы дал Помпею в жены свою падчерицу – дочь Метеллы от первого брака, которую для этого развели с Ацилием Глабрионом, хотя она и была от него беременна. Мать Антистии, не выдержав позора, покончила с собой, и несчастная женщина осталась доживать век одна. [1354]А новая жена Помпея вскоре умерла от родов (Плутарх. Помпеи. 9. 2–4; Сулла. 33.4). [1355]Остается лишь сожалеть, что Шекспир обошел вниманием такой драматический сюжет.

Будущий противник Помпея, Цезарь, повел себя в аналогичной ситуации иначе. Он был женат на дочери самого Цинны, и Сулла пожелал, чтобы молодой человек развелся с супругой столь «сомнительного» происхождения. Но тот неожиданно отказался. Может, он любил жену, а может, надеялся, что новый повелитель долго у власти не продержится и подобная неуступчивость пойдет ему, Цезарю, на пользу. [1356]Он даже будто бы вынужден был скрываться и дал два таланта командиру сулланского отряда Корнелию Фагитте, который настиг его в Сабинской области. За него просили влиятельные родственники – Мамерк Лепид и Аврелий Котта, а также жрицы-весталки. Античные авторы уверяют, будто Сулла долго отказывался помиловать Цезаря, говоря: «В этом мальчишке сидит сотня Мариев!» Затем, однако, он уступил (Плутарх. Цезарь 1. 1–7; Светоний. Юлий. 1; 74.1). Однако весьма вероятно, что наиболее драматические детали этой истории придуманы Цезарем или его доброхотами уже задним числом. [1357]Конечно, он мог навлечь на себя неудовольствие Суллы, но вряд ли речь шла о преследованиях. Что же до реплики диктатора о сотне Мариев, сидящих в юном Цезаре, то это типичный у древних авторов пример предсказания задним числом. [1358]

И еще немного о триумфе. В том же году его справил Гай Валерий Флакк, консул 93 года, затем проконсул Ближней Испании, а позднее – Трансальпийской Галлии. Он успешно сражался с кельтиберами и галлами, был провозглашен своими легионами императором и имел полное право на триумф, но его проконсульство затянулось – может быть, он и не стремился в Рим при марианцах, а наслаждался положением «полудержавного властелина» в своих провинциях. Во время гражданской войны он, как уже говорилось, поддержал Суллу и теперь пожал плоды своих давних подвигов, отпраздновав триумф над галлами и кельтиберами (Грант Лициниан. 31-32F).

вернуться

1348

Помпеи обладал пропреторскими полномочиями, полученными в чрезвычайном порядке (Грант Лициниан 32F; Gelzer М. Cn. Pompeius Strabo und der Aufstieg seines Sohnes Magnus. В., 1942. S. 31; Miltner F. Pompeius (31) // RE. Hbd. 42. 1952. Sp. 2074).

вернуться

1349

Авл Геллий со ссылкой на Саллюстия сообщает о каком-то соглашении плебейского трибуна Геренния с Помпеем, направленном против Суллы (X. 20. 10). Долгое время считалось, что речь шла о будущем противнике Цезаря Гнее Помпее Магне (Carcopino J. Op. cit. P. 141–142; Gelzer M. Op. cit. S. 31; Broughton T. R. S. Op. cit. V. II. P. 80 etc.). Однако Э. Бэдиан убедительно показал, что Саллюстий имел в виду его отца, Помпея Страбона (Badian Е. The Date of Pompey’s First Triumph // Hermes. Bd. 83. 1955. P. 109–112). Так что никакого выступления плебейского трибуна против Суллы на стороне молодого Помпея не было. Эта точка зрения в настоящий момент общепринята (Seager R. Pompey. A Political Biography. Oxford, 1979. P. 3; Keaveney A. Sulla. P. 74; Hinard F. Op. cit. P. 356, 357. Not. 8 etc.).

вернуться

1350

Gelzer M. Op. cit. S. 31; Miltner F. Op. cit. Sp. 2072.

вернуться

1351

Первый триумф Помпея относили к 81, 80 и 79 годам. Наиболее убедительным представляется мнение Э. Бэдиана, который датирует его 81 годом (Badian Е. Op. cit. Р. 107–118).

вернуться

1352

Намек на прозвище Помпея, данное ему Суллой

вернуться

1353

Carcopino J. Op. cit. P. 123.

вернуться

1354

Правда, Беллей Патеркул пишет, что мать Антистии покончила с собой после гибели мужа (П. 26. 3). Какая из версий достоверна, сказать трудно.

вернуться

1355

Инар Ф. Сулла. С. 334; Keaveney A. Sulla. Р. 195. Другие ученые относят этот сюжет к 82 году, ибо Плутарх описывает его раньше, чем историю с триумфом (Gelzer М. Op. cit. 29; Miltner F. Op. cit. Sp. 2069; Seager R. Pompey. P. 9 etc.). Однако это маловероятно – в 82 году для матримониальной операции у Суллы было слишком мало времени.

вернуться

1356

Грант М. Юлий Цезарь. Жрец Юпитера. М., 2003. С. 18–19.

вернуться

1357

Hinard F. Les proscriptions de la Rome republicaine. Roma, 1985. P. 116. Not. 55

вернуться

1358

Тем не менее даже в новейшей литературе эта реплика Суллы иногда принимается как достоверный факт (см.: Чеканова Н. В. Указ. соч. С. 277).

100
{"b":"117399","o":1}